Принявшая тьму - роман о вселенной WoW

Один из наших пользователей, оказывается, писатель. И пишет не о чем-нибудь, а он нашей с вами любимой вселенной Варкрафт. Мы решили начать публиковать главы его первого романа "Принявшая тьму".  Сюжет разворачивается во вселенной World of Wacraft, во времена между дополнениями TBC и WOTLK.  Приятного прочтения! Не забудьте проголосовать.

Принявшая тьму

Введение

Меня зовут Диэнна. Я родилась и выросла в Азероте – огромном мире, разрываемом войной. Земли огромных континентов, омываемых со всех сторон бушующими океанами, уже многие годы не знают покоя. Две могучие фракции – Орда и Альянс - схватились друг с другом в ужасающем конфликте.

Гордый Альянс построен вокруг последнего свободного королевства расы людей – Штормграда. Именно этот город стал оплотом цивилизации и приютом для всех тех, кто бежал от войны. Люди, никогда не отличающиеся от остальных рас какими-то особыми качествами,  поставили своей единственной целью выжить и отстоять отечество. Именно упорство и помогло им сохранить привычный уклад и свободу. Люди быстро учатся и развиваются, их воинов отличает храбрость, а правителей – мудрость. Замечательные ремесленники и волшебники, люди, тем не менее, всегда оставались сосредоточием темных и светлых сил. Бандиты и убийцы, темные маги и последователи различных культов – большинство из них принадлежали к числу людей. Но в то же время именно жители Штормграда благодаря своим талантам стали могущественными волшебниками, справедливыми воинами и жрецами.

Помимо людей, в составе Альянса находились и свободолюбивые дворфы. Невысокие, но крепкие, добродушные и свирепые в бою, они проживали в своем городе-цитадели Стальгорне, находящемся глубоко в недрах гор Дун Морога. В своей столице дворфы, прослывшие замечательными оружейниками, ковали оружие и инструменты, качество которых стало легендой. Несмотря на свой рост, эти крепыши поистине неукротимые воины. Их панцирную пехоту можно было сравнить с непреступной скалой, о которую словно волны разбивались враги. Любители выпить и бедокурить, дворфы, тем не менее, становились иными, когда дело принимало серьезный оборот. Эта раса превыше всего ценит дружбу и родовые связи. Оказавшиеся на грани полного уничтожения и спасенные людьми, они навсегда связали свою судьбу с судьбой их освободителей.

Еще одним народом, состоявшим в Альянсе, были гномы - одна из самых малочисленных разумных рас Азерота. Но они компенсировали это высоким интеллектом, хитростью и смекалкой. Гениальные изобретатели, они подарили всему миру чудеса техники. Паровые танки, ружья и другие устройства не раз давали войскам Альянса значительное преимущество в бою. Однако бедных гномов постиг страшный рок: после предательства одного из них и последующего вторжения врагов они были вынуждены покинуть свой родной город - Гномреган. Технократы оказались на грани вымирания, но, к счастью, нашли приют в Стальгорне у братского народа дворфов.

Эти три народа объединила общая судьба и то, что они и по сей день живут на континенте, получившим название Восточные королевства. Однако в Калимдоре – самом древнем материке Азерота - также были преданные сторонники Альянса.

Одними из них были ночные эльфы – одна из старейших рас Азерота. Прекрасные и загадочные представители звездного народа долгое время находились в изоляции от внешнего мира. После последней войны с демонами эльфы потеряли дар вечной жизни и были вынуждены объединиться с другими расами ради победы. Древние хранители мира очень привязаны друг к другу и настороженно относятся к представителям Альянса, но, несмотря на это, они надежные и мудрые союзники. Могучая магия друидов – основа эльфийского общества. Повелевая силами природы, друиды способны превращать бесплодные пустыни в цветущие оазисы, но пусть трепещут враги хранителей, ибо они могут призвать под свои знамена не только диких зверей, но и духов леса.

Последними в Альянс вступили могучие дренеи. Этот народ долгое время скитался между мирами, спасаясь от демонов и ища союзников в борьбе с ними. Следующие за светом – физически выносливые и обладающие тысячелетним опытом представители этого немногочисленного народа - стали частью Альянса. В нем они нашли то, что ценят превыше всего: верность своим идеалам и готовность идти до конца.

Судьба Азерота сложилась таким образом, что расы Альянса были вынуждены объединиться, чтобы противостоять возрастающей мощи Орды – фракции, сильной не своим сходством, а стремлением к свободе.

Основой Орды являются объединенные кланы Орков. Этот некогда мирный народ, что проповедовал шаманизм – поклонение духам, был силой и коварством подчинен демонами, которые использовали его как захватчиков, послав в Азерот из родного мира, Дренора. Обезумев от мощи, которую они получили, и испив демонической крови, орки огнем и мечом прошлись по Восточным королевствам, истребляя людей и их союзников. Скверна, что полыхала в венах воинов, изменила их внешний вид, сделав их кожу зеленой, а жажду крови нестерпимой. По стечению обстоятельств Орда была разбита Альянсом, и оставшиеся кланы оказались в резервациях. Со временем влияние демонов на используемый ими народ ослабло, и  орки снова обрели способность мыслить трезво. Устроив восстание, молодой вождь – Тралл, сын Дуротана - смог освободить не только своих воинов, но и увести их по морю в Калимдор, подальше от людей. На своем пути они спасли от гибели два народа: троллей из племени Черного копья и кочевых тауренов. Однако демоны Пылающего легиона, которые пожирали один мир за другим, оставляя лишь разрушения и смерть, решили предпринять еще одну попытку захватить Азерот. В отчаянной битве, в которой Альянс и Орда объединились ради отражения общего врага, пали десятки тысяч воинов. После этого Тралл провозгласил создание Новой Орды, в которую вступили не только орки, но и другие народы. Столицей стал город Оргриммар, названный в честь наставника Тралла, великого полководца Оргрима Молота Рока. В этом городе орки наконец смогли найти свой дом и, отдохнув от тягот бесконечной войны, начать вести мирный образ жизни.

Рядом с Оргриммаром, благодарные за спасение, нашли новый дом и представители племени Черного копья. Древний народ троллей, поклоняющийся духам природы, некогда владел всем Азеротом, однако вследствие раздоров распался на части, одной из которых оказалось живущее на островах Эха племя Черного Копья. Но из-за нападения могущественной Морской ведьмы острова начали погружаться в океан, и если бы не помощь орков, то все тролли бы погибли. После благородства, проявленного Ордой, Черное Копье навсегда стало её частью.   Тролли прекрасные охотники и разведчики, а их знахари могут исцелять при помощи магии даже самые страшные раны.

В схожую с троллями историю попали и миролюбивые таурены. Добрые и спокойные существа, что почитали землю и старались жить в гармонии с окружающей их природой, таурены были бессильны против целой армии кентавров – полуразумных жителей Калимдора. Оказавшись на грани истребления, таурены получили поддержку со стороны орков и троллей. В благодарность за спасение вождь тауренов Кэрн Кровавое Копыто  помог оркам своими знаниями о выживании в Калимдоре и мощью своего копья. Как часть Орды, таурены показали себя надежным и неустрашимым союзником. Огромная сила этих существ вкупе с магией друидов  делают их опасным противником.

Особое место в Орде занимает народ Отрекшихся. Некогда бывшие людьми из королевства Лордерон, что когда-то являлось одним из  Восточных королевств, они были зверски убиты Плетью – армией живых мертвецов. Ведомые рыцарем смерти по имени Артас, бывшим принцем этого королевства, мертвецы практически полностью истребили население Лордерона, подняв павших в качестве своих солдат. После кратковременной утраты Артасом своей силы некоторая часть нежити восстала против него и, изгнав со своих земель, провозгласила себя Отрекшимися, свободным народом. Они построили под руинами столицы Лордерона огромное подземное сооружение – Подгород. Их правителем стала Темная Госпожа, при жизни - леди Сильвана Ветрокрылая из народа Высших эльфов. Встретившись с ненавистью со стороны оставшихся в живых людей, отрекшиеся были вынуждены искать союзника в лице Орды.

Высшие эльфы – группа, что некогда откололась от ночных эльфов и совершила путешествие через море от берегов Калимдора к землям северного Лордерона. Там они обрели свой новый дом, основав свое королевство Кель`Талас со столицей в городе Луносвет. С течением времени эльфы утратили сходство со своими звездными родственниками: их кожа посветлела, а тяга к использованию магии возросла. Самые сильные волшебники, которых только видел Азерот, были именно высшими эльфами. В связи с угрозой со стороны троллей из племени Амани эльфы обратились за помощью к людям, что положило начало вековой дружбе. Однако, когда Артас и его армия мертвых вторглись в Лордерон и превратили всех его обитателей в своих рабов, никто уже не мог помочь эльфийскому королевству. Словно клинок, предводитель нежити пронзил их леса и, разрушив Луносвет, осквернил самое святое для всех высших эльфов место – Солнечный колодец. Ослабленный нечестивым колдовством Артаса, источник их магии утратил свою силу. Выжившие после геноцида столкнулись не только с угрозой нежити, что наводнила их земли, но и с чем-то более страшным – магическим голодом. Пристрастившиеся к силе, что давал им Солнечный колодец, эльфы словно лишились воздуха для дыхания. В отчаянии многие из них начали высасывать магию из живых существ или иных источников магии. Последний наследник королевства, принц Кель`Тас Солнечный Скиталец, объявил, что высшие эльфы возьмут новое имя, и в память о погибших они стали называть себя эльфами крови или син`дорай на их языке. Благодаря помощи отрекшихся и Сильваны, что когда-то была одной из них, эльфы крови смогли освободить часть своих земель от армии Плети которую контролировал Артас. Но чтобы гарантировать свое выживание, они пошли еще дальше и вступили в Орду.

Не берусь судить, почему война между Альянсом и Ордой никак не может прекратиться. То ли это из-за того, что мы такие разные, то ли из-за ресурсов, которые нужны для выживания, а может из-за гордости и непреклонности некоторых народов или их лидеров. Однако я могу сказать точно: годы войны принесли столько горя, что прощение кажется лишь несбыточной мечтой…

Некоторое время назад Черный Портал – проход между Азеротом и Дренором, родным миром орков - снова открылся. Чтобы выяснить, в чем дело, Орда и Альянс отправили туда свои войска. Взору солдат предстало ужасающее зрелище. Прекрасный Дренор оказался разрушен и изорван, духи стихий пребывали в состоянии сумасшествия,  магические потоки вели себя непредсказуемо, то поднимая в воздух, то опуская целые пласты земли. Выжившие в катастрофе орки и люди, которые ценой своих жизней остановили первую Орду, рассказали о том, что вызвало разрушения. Разразился новый конфликт, но теперь помимо междоусобной войны, Альянсу и Орде пришлось иметь дело с демонами и эльфами крови, что ушли из родных земель, доверившись принцу Кель`Тасу, а также с нагами – древним народом, некогда отколовшимся подобно высшим эльфам от их звездных предков. Наги настолько изменились за тысячелетия, проведенные в глубинах азеротских морей, что их сходство с прародителями было уже почти незаметно. Хвосты и плавники, что выросли на их телах, позволяли им жить на большой глубине, а древняя магия давала им немыслимую власть над водной стихией. И эльфы крови, что пошли за Кель`Тасом, и наги служили одному господину – полуэльфу-полудемону Иллидану.

В конце войны Иллидан, Кель`Тас и их приближенные оказались повержены, и некоторое подобие мира воцарилось в Запределье – именно так стали называть то, что осталось от Дренора. Однако демоны, не удовлетворившись этим, решили предпринять еще одну попытку захватить Азерот, и для этого они попытались использовать оскверненный и лишившийся силы Солнечный колодец в качестве межпространственных врат. Однако героизм его защитников помешал демонам привести в исполнение их замыслы. И над народом эльфов крови забрезжила новая надежда: Солнечный колодец, очистившись, снова начал испускать свою силу, понемногу утоляя магический голод син`дорай.

            Освободив Запределье от демонов и сорвав их коварные планы в Азероте, усталые и измученные воины обеих фракций отправились в свой родной мир.  Именно в это момент и начинается мое приключение. Я - юная жрица народа кровавых эльфов, ведомая желанием выжить, прибыла в Запределье, чтобы найти свое предназначение и путь.

 

Глава 1

Два одиночества

Быть одному можно,

оставаться одному нельзя.

Это было прекрасное утро. Я наконец-то смогла выбраться из Зангартопи. Мне было до ужаса противно находится в месте, в котором кишмя кишели кровососущие насекомые и стояла вечная сырость из-за бесчисленных озер. И при этом приходилось бросаться из одной передряги в другую, чтобы хоть как-то заработать на жизнь.

Моим нынешним нанимателем был друид по имени Летин. Он подошел ко мне во время отдыха в одном из поселков и предложил на первый взгляд не сложную работу: всего лишь нужно было съездить в Перелесок Кенария - небольшую заставу друидов в лесу Террокар. Дело было в том, что от них уже некоторое время не было никаких вестей. Платил он хорошо, да и возможность выползти из этой трясины была заманчивой, так что я согласилась.

Добравшись до небольшой возвышенности, я оставила Зангартопь позади, и передо мной раскинулся прекрасный вид на город Шаттрат. Он производил поразительное впечатление, даже несмотря на то, что я уже была в нем несколько раз. Последняя Обитель Света – именно так называли столицу Запределья[1]. Она приютила множество беженцев и жертв войны, которые как мотыльки тянулись к благословленному огню, обещающему спасение и защиту.

Мой путь лежал восточнее Шаттрата, вдоль озера Силмир глубже в лес. Поднялся небольшой ветерок, который приятно освежал и поднимал настроение. Я решила ненадолго остановиться у берега, чтобы дать время на отдых своему крылобегу[2], и, слегка тронув Кирие за шею, приказала ей остановиться. Освободившись от своей ноши, моя спутница повернула ко мне голову и благодарно пророкотала.

Небольшие волны бились о берег, в кронах деревьев носились мотыльки, и где-то в отдалении едва слышно плескалась рыба. Кристаллы, свисающие с деревьев, излучали мягкий молочный свет, создающий красивые блики на воде. «Давно я не была в таком спокойном месте», - подумалось мне. Однако времени на то, чтобы расслабляться не было.

Снова сев в седло, я вернулась на тракт и направилась на восток, к заставе друидов. Прошло несколько часов, и вдалеке показались очертания Перелеска Кенария. Это был обыкновенный аванпост: наблюдательная вышка и пара зданий, построенных в стиле ночных эльфов.

Подъезжая к перекрестку, я почувствовала холодок, но не от порыва ветра, а от чего-то, что скрывалось впереди. Мое внимание привлек таурен, стоящий на обочине и что-то высматривающий среди строений. Рядом с ним стоял размахивая хвостом бурый кодой[3]. Как только таурен заметил меня, он бросился в мою сторону и замахал руками.

- Стой! - прокричал он, подбегая ко мне.

- Что случилось? - я придержала Кирие, чтобы она не беспокоилась.

- Помогите мне, - он был явно в панике, - В Перелеске случилось что-то страшное! Мои братья-друиды гибнут…

- Сделаю все, что смогу. Меня сюда послал Летин узнать, что у вас случилось.

- Хвала Кенарию[4]! Я знал, что нам пришлют помощь, - мужчина, обессилев, сел на землю.

- Меня зовут Тавгрен. Мне повезло заниматься исследованиями на юге, когда все это началось. Пожалуйста, будь осторожна, когда пойдешь туда. Я бы последовал за тобой, но я не воин и сражаться не умею. И вот еще: Летин уже присылал одного наемника до тебя. Она отправилась в Перелесок совсем недавно, разыщи её, возможно, тогда вам будет безопаснее.

-Хорошо, присмотри за моим крылобегом, - сказала я.

Случилось что-то ужасное. От заставы так и веяло смертью. Я спешилась, погладила Кирие, чтобы та не волновалась, и вытащила свой посох из чехла около седла. Перехватив древко покрепче, я прошептала защитное заклинание. Небольшая вспышка - и вокруг меня установился едва видимый щит. И я не спеша двинулась по дороге в центр аванпоста.

Не успела я пройти несколько десятков метров, как увидела безжизненное тело ночной эльфийки, скорчившейся около дорожки. Она была одета в обычную тунику. Лицо женщины было искажено гримасой ужасной боли. Ей было уже не помочь, стоило попытаться найти выживших. Пройдя пару шагов, я внезапно осознала, что вокруг стояла абсолютная тишина: ни шума листвы, ни пения птиц.  Ничего. И это пугало больше всего. Цвета повсюду как-то поблекли, став однообразно серыми и невзрачными.

Краем глаза я заметила небольшое движение где-то между деревьев. Оттуда, покачиваясь, вышел ночной эльф в одежде друида-хранителя. Он шел прямо на меня… Когда до него осталось несколько шагов, я с ужасом увидела в его глазах пустоту – он был словно одурманен.

- С вами все в порядке? - окликнула я его.

- Куда. Все. Исчезли? - безжизненным голосом спросил друид, не останавливаясь.

- Это вы мне скажите, - промолвила я, уступая ему дорогу.

- Прячьтесь скорее, он следит за вами… - кажется, эльф обезумел.

- Кто следит? - внезапно друид кинулся ничком на землю, обхватив себя руками, и  начал причитать.

- За вами за всеми следит Наблюдатель. Он видит все...

- Хорошо, я пойду посмотрю, что можно сделать, -пообещала я, понимая, что дальше разговаривать с безумцем бессмысленно.

Оставив его лежать, я решительно двигаюсь вперед и, подойдя к единственному зданию в Перелеске, слышу стоны. Они раздавались где-то внутри. Выбив дверь, врываюсь внутрь и вижу страшную картину: весь зал усеян мертвыми телами, однако вся мебель и вещи были не тронуты, словно друиды просто взяли и заснули. В дальнем от меня углу за небольшой стойкой раздается едва слышный всхлип. Я как можно аккуратнее стараюсь пробраться между мертвецами в его сторону. И когда я перегнулась через стойку, то увидела прислонившуюся к стенке эльфийку крови. Девушка была одной крови со мной, пепельного цвета волосы были собраны в хвост а тонкие черты лица словно накрыла тень. Она была одета в необычный доспех: черный с синими вкраплениями нагрудник не закрывал талию, а узкий пояс переходил в длинную юбку черно-серого цвета. В распахнутой ладони лежал широкий клинок, от которого веяло холодом.

- Что с вами? Что здесь случилось? - я, обойдя стойку, присела около девушки. Но она даже не обратила на меня внимания. Наклонившись, я поняла, что на нее наложено заклинание, пожирающее жизненные силы, и, судя по страшной ране на боку, ей осталось недолго. Однако выжившей повезло, что рядом оказалась жрица. Вскинув руки над сочащейся черной кровью раной, я произнесла заклинание исцеления. Ладони засияли светом, но тот, едва попав на рану,  оказался мгновенно поглощен тьмой…

На моей памяти это было впервые, когда мое лечение не сработало. Тогда я постаралась исцелить другие её раны, те, что были поменьше. К моему облегчению они начали затягиваться, хотя это было очень трудно и потребовало большей части моих сил. Несмотря на рану в боку, дыхание девушки стало более глубоким, и она начала приходить в себя. Эльфийка повернула голову в мою сторону, и наши глаза встретились. Я была поражена - они были глубокого синего цвета.

- Как вы себя чувствуете?

- Лучше, чем было пять минут назад, - она попыталась улыбнуться. Её голос был очень необычен, он словно был далеко и близко, казалось, будто каждое слово повторялось едва заметным эхом.

- Что здесь случилось? Кто нанес вам эту рану?

- На меня напали духи мертвых друидов. А пока я отбивалась, какая-то тень проникла в это здание и атаковала ме... -  эльфийка крови оборвалась на полуслове, а её лицо скривилось от боли.

- Расскажете позже, нужно уходить отсюда. Вы сможете идти?

- Постараюсь. Мой конь стоит недалеко отсюда, на заднем дворе.

- Я помогу встать, только подлечу вашу рану на боку.

- Ничего не выйдет, я ведь рыцарь смерти[5]. Так что тебе меня не вылечить, жрица… - горько усмехнулась она.

Вот оно что! Я слышала про рыцарей смерти: по сути, они что-то вроде живых мертвецов, восставших при помощи темной магии Короля-Лича, - отсюда и голубые глаза, в которых можно было увидеть сияние северных ледников. На нежить лечебная магия света почти не действовала. Но это не значило, что я не могла помочь ей. Нужно было скорее выбираться из этого места, пока призраки не вернулись.

Я взяла её за руку и помогла подняться. Облокотившись на меня и едва перебирая ногами, из последних сил сжимая свой меч, она двигалась вперед. «Её стойкости можно позавидовать», - подумала я, как вдруг услышала замогильный вопль. Со всех сторон из окон и щелей в нашу сторону поползли сгустки темной энергии. Я ускорила шаг, выбираясь из проклятого дома и таща за собой  раненую. На заднем дворе стоял привязанный скакун. Трудно было назвать это страшилище конем. Он походил на скакунов отрекшихся, но был гораздо больше, а на голове росли закрученные книзу рога. На нем была сложная броня, украшенная черепами, а глаза пылали тем же светом, что и у его хозяйки. Однако времени на разглядывание не было,  и я буквально запихнула девушку в седло, отвязала коня и, держа его под уздцы, помчалась в сторону перекрестка. Как я и ожидала, Тавгрен все еще был там. Он сидел у обочины, но, когда увидел меня, вскочил на ноги.

            -Что случилось? – прокричал он.

- Нет времени - нас преследуют! Бежим отсюда! Садись на своего кодоя и скачи в Шаттрат за помощью. Быстро! - к счастью, он не стал задавать лишних вопросов и, прыгнув в седло, умчался.

            Я бросила взгляд назад: призраки уже не ползли, а летели по воздуху за нами. Подзываю Кирие, и она, радостно захлопав своими крылышками, подбегает ко мне. Поправив полуживую девушку, запрыгиваю на крылобега и пускаю его галопом по дороге на запад, в сторону города. Однако через несколько минут бешеной скачки я понимаю, что нам не уйти от наших преследователей, и решаюсь принять бой. Резко осадив обоих скакунов около огромного дерева, выхватываю посох и выпрыгнув из седла,  поворачиваюсь лицом к преследующим нас врагам, тем самым прикрывая раненую. Я надеюсь продержаться до подхода стражи, благо пост был совсем недалеко. Эльфийка закашлялась, выплевывая кровь. Ей срочно нужна помощь! Я, размахнувшись, вонзаю свой посох в землю и, опустившись на колени, хватаюсь за него обеими руками.

«О Небесный Свет, что изгоняет тьму,

Озари этот мир своим очищающим сиянием.

Прошу тебя, даруй своей дочери спасение,

Сейнару хикари!»

И с последним словом алый камень на вершине моего посоха испустил луч ослепительной энергии, что рассек небо и упал на землю в виде столпа света. Рыцарь смерти оказалась ненадолго спасена от смерти, съедающей её изнутри, а исчадья тьмы, влетевшие на свет, сгорели словно мотыльки, попавшие в огонь. Но так произошло не со всеми: небольшая их часть  растеклась на границе освященного участка, ожидая, когда он померкнет. «Ну уж нет, так не пойдет» - подумала я. И, поднявшись на ноги, обрушила раскаленные лучи света на всех призраков, которых увидела. Мои руки сияли столь сильно, что многие пустились в бегство.

 Когда с последним из врагов было покончено, я без сил опустилась на колени. Свет от моего заклятия померк, ярким остался лишь кровавый рубин на вершине посоха. Я повернулась к раненой и заметила, что та смотрит куда-то позади меня. Её губы открылись и едва слышно промолвили: «Сзади». Но не я успела среагировать, как  оказалась окутана вихрем призрачного пламени, который с силой сдавил мое тело и отшвырнул куда-то в сторону.

В глазах потемнело. Во рту почувствовался солоноватый привкус крови. Покачиваясь, я попыталась приподняться и увидела огромную фигуру эредара[6], который стоял недалеко от меня и злобно ухмылялся. Он был одет в темную робу с выгравированными на ней рунами и украшенной на плечах огромными черепами. В его руках клубилась та самая сила, которую я  почувствовала в убитых мною призраках.

- Ты кто такой? – сплюнув кровь, проговорила я.

- Охотник не обязан представляться добыче, - он хохотнул, - Но так и быть, сделаю исключение, все равно вам недолго жить осталось. Я Джурим, Вестник рока.

- Слушай, Вестник, а может, просто притворимся, что мы друг друга не видели, и пойдем каждый своей дорогой? - я попыталась потянуть время, чтобы использовать заклинание.

- А ты веселая, мошка. Но довольно слов – сейчас вы умрете: сначала ничтожный рыцарь смерти, а следом за ней и ты, жрица, - и с этими словами он швырнул в сторону умирающей эльфийки огромный шар темной энергии.

- Не так быстро! - я использовала свою силу, чтобы воздвигнуть щит перед беззащитной девушкой. Свет и Тьма встретились и уничтожили друг друга с оглушительным взрывом.

 

 

- Вот как? Мошка еще трепыхается? - эредар был отвратителен, - Тогда сначала умрёшь ты.

И снова я успела создать барьер. Но мощь атаки была такой, что взрывной волной меня отбросило назад и протащило по земле.

- Как ты красиво летаешь! – снова загоготал враг.

- Это еще не все, - прошептала я опухшими от ударов об землю губами, и из последних сил запустила в него всем оставшимся во мне Светом.

Не ожидавший этого демонопоклонник едва успел отразить атаку, но видно было, что я его разозлила. Он взревел и, бросившись ко мне, нанес удар копытом, от которого  затрещали кости,  и я покатилась по земле. «Нельзя сдаваться!», - промелькнула мысль, в то время как этот негодяй замахивался мечом, сотканным из тьмы, чтобы пронзить мое сердце.

«Держись!» - услышала я чей-то крик, потом раздалась вспышка, и дренея-предателя словно разорвало пополам. От мощи, которая была вложена в этот удар, меня ненадолго оглушило.

Когда я пришла в себя и открыла глаза, то увидела склонившуюся надо мной фигуру. Это был незнакомый мужчина, лицо которого было скрыто за маской, так что было невозможно разглядеть его черты.

- Эй, ты жива? - у него оказался твердый голос с металлическими нотками.

- Кажется…

- Погоди немножко, я тебя подлатаю, - его руки вспыхнули ласковым оранжевым светом, похожим на пламя. Только он коснулся ими меня, как боль сразу начала отступать.

- Спасибо за помощь. Мне уже лучше.

- Не благодари. Я давно охочусь за этим эредарским выродком. И мне повезло, когда я наткнулся на таурена, который звал на помощь.

- Меня зовут Диэнна Рассветная Странница. И я благодарю тебя за спасение.

- Зови меня просто Рэйвиэль, - отозвался мужчина, опиравшийся на огромный двуручный меч, похожий на эспадон[7], но с гораздо более широким кроваво-красным лезвием. Он был одет в удивительную броню, казалось, состоящую из сплошного золота. На его плечах и перчатках были выгравированы изречения на талассийском[8] языке, всем своим видом этот воин отображал неотвратимое возмездие. Похоже, что он был одним из паладинов[9].

- Моей спутнице очень нужен опытный лекарь. Ты можешь ей помочь?

- Давай посмотрим, - ответил Рэйвиэль и помог мне встать. Вместе мы подошли до места, где стоял конь .

- Твоя подруга - рыцарь смерти! -  в его голосе читалось изумление.

- Пожалуйста, не убивайте её! - я знала, что паладины, мягко говоря, не сильно жалуют вестников смерти.

- И не собираюсь. Просто удивительно, что ты путешествуешь с такой личностью.

- Да мы познакомились только сегодня: я спасла её от призраков, которые и нанесли эту рану.

- Хм. Моих сил не хватит для исцеления, но мне известно, кто может помочь. Вам уже дважды повезло. Поехали, тут не далеко, - сказал паладин и, отойдя, сорвал с трупа поверженного врага какой-то медальон, после чего запрыгнул в седло своего скакуна.

- Стоит поторопиться, - я поправила эльфийку, чтобы она не выпала, и пустилась вслед за ним.

По пути мы наткнулись на спешащий на выручку отряд  шаттратских миротворцев. Рэйвиэль быстро объяснил, что случилось, и я попросила их позаботиться о погибших друидах. Через несколько минут мы уже въезжали в Шаттрат и, вопреки моим ожиданиям, сразу же свернули в вечно бурлящий жизнью Нижний город. Прохожие, ремесленники и беженцы с удивлением взирали на нашу странную процессию. Паладин в сверкающих доспехах верхом на великолепном коне, изодранная и избитая жрица на черном крылобеге, а следом огромный скакун рыцаря смерти, увешанный черепами, поперек седла которого лежала без движения эльфийка. Но, если честно, я так устала, что мне было не до их любопытства. Вскоре мы приблизились к небольшому строению. Это вроде как была таверна, в которой я однажды останавливалась. Мой спутник спешился около нее и жестом предложил сделать мне то же самое, и я молча подчинилась. Паладин помог мне снять девушку и понес ее внутрь. Там Рэйвиэль перекинулся с хозяйкой несколькими словами, наверное, о том, чтобы кто-нибудь позаботился о наших скакунах, после чего повел меня дальше. Спустя некоторое время мы оказались перед небольшой дверью, в которую паладин пару раз постучал.

- Кто там? - послышался глухой голос по ту сторону.

- Кто это может быть? Это я, Рэйвиэль. Давай, Медище, открывай, - дверь открылась, и в проеме показалась слегка сгорбленная фигура.

- Кто это такие? - спросил незнакомец.

- Они помогли мне убить эредара. Обе ранены, одна очень серьезно – им нужна твоя помощь.

- Проходите, - комната оказалась довольно просторной, только очень скудно обставленной: две кровати, пара стульев и несколько столов. Один из которых был занят  алхимическими принадлежностями, - Кладите раненую на кровать.

Только сейчас я смогла разглядеть хозяина этой комнаты: это был отрекшийся. Мужчина оказался необычайно бледен, что было вполне нормально для того, кто был поднят из мертвых. Глаза товарища Рэйвиэля поблескивали золотым огнем, а черно-белая мантия еще больше подчеркивала двойственную форму жизни его народа.

- Я отойду ненадолго, попрошу хозяйку выделить этим двум соседнюю комнату и заодно схожу, получу награду за заказ, - сказал паладин и, выходя, добавил, - Можешь его не бояться, он хоть и выглядит страшно – редкостный добряк.

- Иди уже, - фыркнул лекарь.

- Спасибо за то, что взялись помочь нам. Меня зовут Диэнна Рассветная Странница, - представилась я.

- Мед, - сухо бросил отрекшийся, - Так-так, что тут у нас? Неужели самый настоящий рыцарь смерти!

- Вы сможете исцелить её, Мастер?

- Да, - а он немногословен.

Придя к выводу, что расспросы только отвлекают его, я решила молча понаблюдать за процессом. Мед, пододвинув к кровати стул, сел на него, и начал снимать с девушки броню, пока на той не осталась лишь рубаха, которую одевают под доспех. После чего вскинул руки подобно мне, когда я решила  исцелить раненую, и произнес то же заклинание. Однако результат сильно отличался от прошлой попытки. Тело рыцаря смерти выгнуло дугой, а из ее рта вырвался дикий, преисполненный ужасающей боли крик. Это было так неожиданно и страшно, что я неосознанно забралась вместе с ногами на кровать и прижалась спиной к стене. Тем временем лекарь не прекращал свое дело, а крик перешел в хрипы. Однако вскоре я увидела, как рана на боку полностью затянулась, а девушка стала дышать ровно. Мед привстал и сделал странное движение, будто вытирал пот со лба, которого после воскрешения у него никогда не было. Видимо, прижизненные привычки даже смерть не может исправить. Отрекшийся исцелил оставшиеся раны и накрыл девушку пледом.

- Дело сделано. Она будет жить, - выдохнул лекарь.

- Мастер Мед, пожалуйста, позвольте мне задать вам пару вопросов.

- Валяй.

- Во время сражения я пыталась исцелить ее, так же, как и вы, но ничего не удалось. Вы ведь тоже жрец, в чем же тогда секрет?

- Сразу видно, что ты никогда не сталкивалась с лечением нежити, - усмехнулся отрекшийся и принялся обрабатывать мои раны каким-то антисептиком, - Расскажу тебе, пожалуй. Когда-то при жизни я был жрецом в одном из храмов западного Лордерона. Служил свету, как велело учение. Помогал страждущим, исцелял больных. А потом пришел Артас со своим войском мертвых. Он убил короля Теренаса, погрузил королевство в хаос, лишив жизни большинство людей и превратил их в безвольных рабов Плети. Так случилось и со мной. Позже, когда мы вырвались из-под власти Короля-Лича, Сильвана объединила нас, и нам, бывшим жрецам, было уготовано стать основой нашего народа. Когда мы попытались использовать свет, это было похоже на то, что ты только что видела. Свет причинял нам только боль. Поэтому многие из нас отказались от использования его силы. Мы изменили свое мнение касательно главной цели нашего служения, заменив общность личной силой. Мы приняли тьму в себе, потому что нет света без тени и наоборот, а также основали Культ Забытой Тени, где жрецы занимаются воспитанием молодых отрекшихся, оказанием помощи всем, кому она нужна, а также уничтожением тех из нас, кто потерял контроль. И лишь единицы, те, кто отличался самой сильной и непреклонной волей и верой, продолжили использовать Свет. Но цена этому высока: каждый раз, когда мы призываем Его сияние, то чувствуем страшную боль, но это и есть главное Испытание нашей веры.  Когда ты собираешься лечить живого, ты в глубине души хочешь только избавить его от страданий. Но если тот, кому ты хочешь помочь, это отрекшиеся или, что еще сложнее, рыцари смерти – нужно понять, что тебе придется сначала причинить боль, чтобы исцелить раны. И пока твоя душа не примет это, использовать Свет для их лечения ты не сможешь.

- Понятно. Это нужно осмыслить, - в действительности та сила, которую применял Мед, была холодной, даже жестокой. Его Свет не грел.

- Я вернулся, - произнес вошедший без стука Рэйвиэль, - Смотрю, вы тут закончили. А у меня хорошие новости.

- Рассказывай.

- Мне выдали гонорар за убитого сегодня эредара. С этими словами он бросил один мешочек Меду, а другой мне.

- А мне за что?  - я была в недоумении.

- Именно из-за вас он и выполз из берлоги, и я смог его убить. Да и держалась ты молодцом: перебила всех его призраков и выжила, - с улыбкой сказал паладин.

- Тогда скажу, что была рада помочь, - судя по тяжести мешочка, там было столько золота, сколько я за полгода не зарабатывала.

- Кстати, хозяйка приготовила ужин, скоро принесет. А пока, может, тебе стоит пойти освежиться? Я уже договорился об этом. И комнату вам обеим выделили, напротив нашей.

- Даже и не знаю, как благодарить, - я просто потерялась.

- Да все в порядке.  Как выйдешь, по коридору до конца и последняя дверь справа.

Общая ванная для женщин не была особенно большой, но вполне удобной. Я заметила, что на небольшом столике лежит сменное белье и одежда. Как же все-таки было приятно смыть с себя все то, через что пришлось пройти, а если быть точнее, то в чем пришлось изваляться. Улыбнувшись только мне понятной шутке, я продолжила свое дело. Сквозь шум воды до меня донесся звук чьих-то шагов. Обернувшись, я увидела совсем недавно лежащую без сознания рыцаря смерти.

- Привет. Как ты себя чувствуешь? - поинтересовалась я.

- Здравствуй. Все еще слабость во всем теле – но в принципе, уже лучше. Все благодаря тебе и тем двоим, - мне снова пришлось удивляться её необычному голосу.

- Я просто не могла бросить тебя там.

- Значит, мне повезло, что это оказалась именно ты, а то я знаю многих, кто в такой ситуации спасал бы свою жизнь, а не тревожился за других. Мы через столько прошли, но имен друг друга так и не знаем. Меня зовут Арктея Кровавая Роза, и я рыцарь смерти.

- Диэнна Рассветная Странница, жрица света.

- Со знакомством закончили, и если ты не против, то мне бы хотелось привести себя в порядок, - девушка села рядом со мной. Я взглянула на нее и, улыбнувшись, передала мыло.

Одевшись в одинаковые легкие платья широкого покроя, с пуговицами на груди и небольшим вырезом на левом бедре, мы с Арктеей решили вернуться и поужинать. За все время моя спутница не произнесла ни единого слова. Я пока не хотела думать об этом, пусть все идет своим чередом.

После купания мы поспешили в свою комнату, где нас ждал горячий ужин. Ничего особенного, но после такого дня это было похоже на настоящий пир. Мы налетели на пищу как стая голодных волков. Признаваясь самой себе, могу сказать, что поглощаю еду в просто огромных количествах – ведь колдовство забирает невероятный объем энергии. Но к моему удивлению эльфийка ничуть не уступала мне в этом.

- Никогда бы не подумала, что у рыцарей смерти такой зверский аппетит, - все еще немного голодная заявила я.

- Кто бы говорил, - усмехнулась девушка.

- Ну, надо же мне как-то восстанавливаться после трудного дня.

- А я вот по немного другой причине.

- Какой же?

- Ты совсем ничего не знаешь о рыцарях смерти, так ведь? - я покачала головой, - Мы черпаем свою силу в страданиях живых существ, это для нас так же необходимо как воздух. Чтобы утолить эту жажду нужно убивать, можно правда ограничится и животными, но эффект слабее.

- Тебе, как защитнице всего прекрасного и чистого, наверное, после такого неприятно находиться со мной в одной комнате, - горько усмехнулась она, - И чтобы хоть как-то отвлечься, я просто стараюсь есть. Сейчас, вдалеке от полей сражений, это единственный способ для меня сохранить свою душу и не стать зверем.

- Если честно, то не знаю, что чувствовать, - призналась я.

- Первый раз слышу подобный ответ... Знаешь что? Я еще голодна – пойдем, найдем еще еды, заодно и заберем снаряжение в стойлах. Нестерпимо знать, что мой клинок далеко от меня, - эльфийка встала из-за стола, и неожиданно подул едва ощутимый ветерок, который отбросил на её лицо непослушный локон снежно-белых волос. Даже в том простом коричневом платье, что нам предоставила хозяйка, она выглядела очень женственно и одновременно с этим твердо и решительно.

- Давай, пожалуй, тоже не откажусь от двойной порции, - и я задорно подмигнула ей.

Мы благополучно добрались до наших скакунов. Бедная Кирие забилась в дальний угол и испуганно таращилась на жеребца Арктеи. Нежно поглаживая, я успокоила ее и вытащила свой посох из специальных креплений на седле. Нужно было очистить его, как в прочем и броню. Взяв одну из своих сумок, я заметила, как моя спутница скармливает непонятно откуда взявшееся яблоко своему неживому коню. Столь необычное отношение к такому могучему и страшному существу было поразительно. Арктея взяла свой клинок и достала какой-то сверток, видимо, тоже решила привести обмундирование в порядок. После произошедших событий это было необходимо. На обратном пути мы поблагодарили хозяйку за то, что она позаботилась о нашем удобстве и, взяв поднос со снедью,  вернулись в свою комнату.

- Род Рассветных Странников весьма древний и уважаемый, так ведь? - начала разговор Арктея.

- Да, это так, - согласилась я, - Однако, во время Третьей войны он практически полностью исчез. Если точнее, в живых из всей семьи после штурма Луносвета осталась только я. Правда слышала, что еще несколько кузенов смогли спастись, но их бои застали в других местах.

- Ясно, - кивнула она, - Но почему ты не осталась в столице, а странствуешь по Запределью?

- Дело в том, что я незаконнорождённая дочь, и меня чурались в нашем обществе. Когда война пришла в наши земли, я находилась в лучшем случае в положении прислуги в имении нашего рода. Видимо именно это и спасло меня. Когда Плеть[10] ворвалась в Луносвет, я смогла спрятаться в погребе, выкопанном в небольшой рощице позади дома. О нем никто, кроме меня, не знал, он был давно заброшен, и я часто сбегала туда, когда становилось совсем тяжко от бесконечных издевательств. Так я и выжила, - не знаю почему, но мне вдруг захотелось поведать Арктее обо всем, что со мной случилось за эти годы…

- Потом я, маленькая девочка, брела по утопающему в грязи и копоти, некогда прекраснейшему городу. Как сейчас помню: разверзлись небеса, словно не выдержав того, что творилось на земле, и пошел ливень. От крови павших защитников Кель`Таласа реки дождевой воды, стекающей по широким проспектам, стали кроваво-красными. Выжившим было не до меня, они пытались спастись сами. Но в тот день мне первый раз в жизни улыбнулась удача: среди грозовых облаков вспыхнул рассветный луч, а за ним в город вошли жрицы храма Небесного Света. Они несли исцеление тем немногим, кому довелось выжить в том кошмаре. Одна из них взяла меня на руки, и её сострадание  во мгновение вышвырнуло из моей души всю ту боль, что в ней скопилась, все страхи и всеобъемлющее отчаяние. Во мне родилась надежда. Настоятельница спасла меня и научила тому, что знала. Так я и стала жрицей. И когда принц Кель`Тас огласил, что отныне мы будем называться эльфами крови и что пришло время отмщения, большинство из нас отправились сюда, в Запределье. Я же была вместе с теми, кто остались: нужно было попытаться восстановить то, что было разрушено.

Я сделала перерыв. Налила из кувшина слегка кисловатого вина и залпом опустошила, потом смахнула слезу и продолжила.

- Но судьба решила еще раз посмеяться надо мной. На наш небольшой монастырь в горах напали тролли. Сестры дали им отпор. Именно тогда я впервые убила живое существо и поняла, что значит быть жрицей. Наше предназначение не исцелять раны или поддерживать страждущих. Быть жрицей - значит хранить в своей душе надежду и дарить её тем, кому не хватает. До того нападения я была послушницей, которая лишь вступила на свой путь, но после превратилась в ту, кто знает цену жизни и смерти. Нас остались единицы. Перед смертью Настоятельница передала мне свой посох и попросила поклясться, что я никогда не сдамся, никогда и ни за что!

Повисло недолгое молчание, после чего я решила закончить свою историю.

- Оставшись одна, я отправилась странствовать. После вступления син`дорай в Орду я сумела побывать в Оргриммаре и Громовом Утесе[11], в Пустошах и Ясеневом лесу. Но никогда не хотела вернуться в Луносвет. Не потому, что там многое напоминало мне о пережитых горестях, а потому, что знала, что мое место было в другом месте. Именно поиск этого самого места и привел меня в Запределье. К тому времени принц Кель, предавший наш народ, был повержен, а Солнечный колодец восстановлен. Но для истерзанной войнами земли Дренора время покоя еще не настало, эхо войны еще звучало  над ней. Я стала наемницей: выполняла заказы, помогала раненым, сопровождала обозы, а однажды по просьбе одного друида попала в тот злополучный Перелесок Кенария, в котором мы и встретились.

- Не легкий путь тебе пришлось преодолеть, Диэнна, - заключила моя собеседница, - И тем более тяжело было поведать это незнакомому человеку.

- Мне это было нужно. Ты первая, кому я это рассказала.

- Это важно, - она печально кивнула и через несколько секунд добавила, - Я как никто знаю цену надежды. Ты рассказала мне о себе – значит, и я сделаю то же самое.

- Судя по твоему рассказу, на момент начала Третьей войны ты была еще подростком и поэтому могла и не слышать обо мне. Я была немногим старше тебя и едва вступила в ряды Странников[12]: несла службу на границах  Кель` Таласа вместе со своим взводом. Уже тогда я немного отличалась от остальных. Дело в том, что мне никак не удавалось освоить стрельбу из лука. Из-за этого была постоянной мишенью для насмешек сослуживцев. Однако, нескольких особенно прытких я пару раз проткнула своим клинком, который достался мне от отца по наследству. В искусстве владения мечом мне не было равных, но это умение не было особенно популярно в нашем народе, ценящим магов и стрелков.

- Однажды я заступила на службу в небольшом укрытии Странников в горах, неподалеку от земель троллей из племени Амани. Они уже давно не показывались оттуда и не досаждали нам, однако на службу в карауле регулярно отправляли Странников. На второй день моего дежурства пошел небольшой снег, из-за которого видимость сильно ухудшилась. Чем и воспользовались тролли: они напали неожиданно, началась бойня, командира проткнули копьем в первые минуты. В пылу схватки я увидела, как нашему единственному магу грозит опасность, схватила щит у одного из убитых и прикрыла его. После чего приказала ему открыть портал и вызвать подкрепление. Я защищала его, пока он колдовал, после чего, спрыгнув с помоста во фланг наступающим троллям, убила пару из них, что позволило оставшимся защитникам сплотиться вокруг меня. Мы отступали, пятясь спиной и отбивая натиск врагов. Но мои товарищи падали один за другим: кто-то был сражен метким выстрелом, другому перерубили руку и он, упав, уже не поднялся. И вот я одна осталась против целого племени, и как только собралась броситься на  них, чтобы  подороже продать свою жизнь, из портала с кличем «За Кель`Талас» бросились эльфийские войны. В тот день я пролила столько крови, что она не успевала замерзнуть. В  битве я  плечом к плечу сражалась с нашей предводительницей Сильваной Ветрокрылой. Когда все кончилось, о моем подвиге узнали очень многие, а Сильвана в свою очередь поспособствовала моему карьерному росту.  И вот вскоре я стала капитаном королевской стражи. Для многих высокородных эльфов такая должность была пределом мечтаний, не говоря уже обо мне, молодой эльфийке, принадлежащей к низшим слоям нашего общества. Но мне не нравилось нести службу во дворце, смотреть за этим прогнившим обществом изнеженных эльфов. Мне хотелось снова побывать в наших землях.

- Но не успела я устроиться на новом месте, как к нашему порогу пришла война. Армия нежити вторглась в Кель`Талас. Плеть как нож сквозь масло прошла через наши леса, оставляя за собой лишь выжженную, проклятую землю. Первыми пали Странники. Сама Сильвана была повержена принцем Артасом и была поднята им из мертвых в виде баньши. В последнем сражении Артас сразил и нашего короля. Я вместе с ним сражалась в первых рядах, но была ранена. И вот я лежала на земле, истекая кровью, и слушала ту самую речь Артаса, оскверняющего Солнечный колодец, которую он произнес, когда покорил наш прекрасный город. Он говорил о том, что эльфы исчезнут с лица Азерота. Я слышала крик, вырвавшийся из собственного горла, когда та нить, что связывала меня и любого другого эльфа с источником нашей магии, была разрублена предводителем армии нежити. И вот, почти в шаге от смерти я увидела изуродованную Сильвану, которая, показывая на меня, говорила Артасу, ставшему в последствии Королем-Личом, что я именно та, кого он искал. После наступило забвение.

Было видно, как трудно ей давались эти слова и воспоминания. Не могу её в этом винить: каждому из выживших пришлось испытать чувство пустоты где-то глубоко внутри, около сердца.

- Мне снился тот перевал, где я сражалась с троллями. И снег, тихо падающий мне на плечи. Вначале было тихо и спокойно. Видать именно таков был мир по ту сторону. Но все изменилось: налетел ветер, а снегопад превратился в бурю. Я не могла сдвинуться с места, меня сковывала боль, а холод острыми когтями впивался в мое тело. В одно мгновение я почувствовала, что сама стала его  частью. Мои волосы приняли тот цвет, что ты видишь сейчас, а в глазах поселился голубой свет, что вечно живет в ледниках высоко в горах. Когда буря признала одинокую душу своей частичкой, меня словно снежинку подняло в воздух и закружило, унося далеко прочь.

- Я проснулась уже совсем другой. Холодной и жестокой, бессердечной и не помнящей ничего о себе, ставшей слугой Короля-Лича, его рыцарем смерти, одной из первых. Сильвана постаралась хорошо, ибо лучшей марионетки ему было бы не найти: я убивала по его приказу и следовала туда, куда он покажет. Вскоре господин дал мне задание отправится в Запределье и следить за войной, что разразилась там, и докладывать ему. Я сделала, как он велит, зная, что он готовит вторжение в Азерот и создает новых рыцарей смерти. И вот однажды я почувствовала, как власть Короля-Лича надо мной исчезла. Те чувства, которые он забрал, обрушились на меня как лавина. Вскоре я услышала призыв вернуться в Акерус – гигантскую крепость, что служит домом всем рыцарям смерти. Там наш лидер, Дарион Могрейн, рассказал мне, что Артас больше не властен над нами и что рыцари смерти хотят помочь народам Азерота победить его. Для этого они основали Орден Черного Клинка. Но он сказал, что не сможет принять меня в него, так как они мне не доверяют, я ведь всегда держалась особняком, была лучшим агентом. Они думали, что Король-Лич еще владеет моим телом и разумом. Кое-кто из молодых рыцарей даже попытался убить меня, но так и остался лежать, пронзенным моим мечом. Я сказала собравшимся, что если это их решение, то я пойду своей дорогой.

- Но куда бы она не приводила меня, повсюду я натыкалась лишь на ненависть и презрение. Не мне винить людей - у них было полное право на это. И вот однажды мои скитания привели меня к Темному Порталу, и в тот момент мне стало понятно, что по ту сторону находятся земли, в которых я смогу найти свое место в жизни. Именно эта надежда и привела меня туда, где ты меня и нашла.

Тишина повисла в комнате. Каждый думал о своем. Но меня не оставляло ощущение, что это свое у нас с ней было общим. Я молча налила вино в оба стакана, и пододвинула один из них к ней. За окном уже давно царствовала ночь. Но спать не хотелось: те эмоции, что мы вновь пережили вместе, словно сроднили нас.

- Арктея?

- Да.

- У каждой из нас был свой путь, но именно он и сделал нас теми, кто мы есть. Я, к  примеру, одинокая жрица, что бродит по миру, берясь за любую работу, которая подвернется, лишь бы выжить. У меня нет друзей и родных, некуда идти, кроме как вперед. Тебе сложно найти себя в этом мире, ты тоже одинока и идешь только вперед. Может, нам стоит объединиться и идти вместе, это все же веселей. Что скажешь, будем друзьями?

-Я… я бы с радостью, - из глаз девушки потекли слезы. Как же сильно её тронули мои слова!

- Тогда давай завтра утром и выберем, куда же нам идти, - с улыбкой сказала я.


Глава 2

Тени Аукиндона

Человеческую жизнь всегда стоит спасти,

 каков бы ни был человек

Я проснулась от небольшого скрипа в комнате и, повернув голову, увидела, как Арктея небольшим кусочком замши натирает свой меч маслом. В воздухе повис аромат камелии. В обществе эльфов крови очень ценились её цветы, однако они не имели запаха, что, впрочем, не остановило наших алхимиков: они соединили цветочные ноты пиона и чайного листа. В конце концов получился весьма оригинальный аромат: свежий, зеленый, с легкой терпкостью.

- Доброе утро. Прости, что разбудила тебя.

- Все равно уже пора было вставать. Давно я не слышала этот запах. Он напоминает мне о годах, проведенных на родине.

- Как и мне, - ответила девушка, - Отец учил меня, что меч - это вместилище духа его владельца. И этот клинок - единственное, что мне осталось на память о нем.

- Я вижу, как ты бережешь эту память.

В этот момент в дверь постучали. Это был Рэйвиэль. Получив приглашение войти, он предстал перед нами в своем золотистом доспехе с неизменной маской. «Неужели он никогда её не снимает», - подумала я.

- Рад видеть вас обеих в добром здравии.

- Доброе утро Рэйвиэль, - сделав небольшой реверанс, я, согласно традициям, поприветствовала нашего спасителя.

- Ану белорэ дела'на[13], - Арктея обладала безукоризненными манерами.

- Мы с Медом приглашаем вас позавтракать вместе с нами, если вы не против. У нас уже все готово.

- Это было бы прекрасно, - подруга подтвердила это коротким кивком, - Мы скоро к вам присоединимся, спасибо.

Не прошло и десяти минут, как все уже сидели за столом. Нас ждал свежеиспеченный пирог с вишней, от запаха и вкуса которого на душе сразу стало так тепло... Я всегда обожала свежую выпечку. Было очень интересно посмотреть на паладина без его маски, но он надвинул капюшон на лицо, так что было видно лишь тонкие губы. Кроме приветствия, вся трапеза прошла в молчании. Но было понятно, что нас пригласили не просто так.

- У нас к вам есть дело, - Мед не стал долго ходить вокруг да около.

- Слушаем, - ответила Арктея.

- Нам с Рэйвиэлем поручили работу по защите этого города от нападений арракоа[14]. В последнее время они постоянно нападают на обозы и грабят путников.  Так как бандиты действуют весьма скрытно, отряды стражи их выследить не смогли. Поэтому власти и решили воспользоваться помощью наемников. Наша задача состоит в том, чтобы найти всю шайку и сделать так, чтобы она перестали быть угрозой.

- И зачем вам мы? - спросила я.

- Дело в том, чтобы мы придумали план, как выманить арракоа из логова. Можно снарядить повозку и, изображая простых торговцев, заставить их напасть. Вот только мы столкнулись с некоторыми трудностями, - и Мед уставился на своего товарища.

- Да ладно тебе, Мед, хватит уже скрипеть по этому поводу, - взмолился паладин.

- И трудность в том, что наш Рэйвиэль никогда не расстается со своей броней, что, как вы понимаете, не даст нам возможности притвориться кем-либо.

- И вы хотите, чтобы приманкой были мы, - заключила рыцарь смерти.

- Именно. Мы будем ехать в некотором удалении от вас и придём на помощь, как только арракоа покажутся. Учитывая, что одна из вас жрица, то проблем с тем, чтобы продержаться некоторое время не будет никаких. Оплата весьма щедрая, - и он назвал сумму.

- Что скажешь? – спросила я у Арктеи.

- За такие деньги я готова и в одиночку вырезать всю шайку, - с ухмылкой ответила она.

- Тогда мы в деле. Когда отправляемся?

- В полдень. Нам нужно снарядить повозку. А вы должны выглядеть как торговки, так что постарайтесь. Если что-то понадобится, обращайтесь к хозяйке таверны -  она достанет все что нужно.

- Хорошо. Но нам с Диэнной нужно уладить один вопрос. Рэйвиэль? - эльфийка позвала паладина, который в это время стоял спиной к нам и смотрел в окно.

- Да?

- Ты не знаешь, есть ли тут поблизости тренировочные площадки?

- Да, есть одна, могу показать, - промолвил мужчина.

- Веди,- и, повернувшись ко мне, добавила, - Захвати свой посох.

Паладин подождал  нас, пока мы собирались. Я не могла не отметить, что Арктея тоже вложила в заплечные ножны свой клинок. «К чему все это», - меня занимал этот вопрос. Рэйвиэль  повел нас между торговых лавочек Нижнего города. Без своей черной брони рыцарь не привлекала к себе внимания, и его полностью получал наш проводник. Действительно, не прошло и нескольких минут, как мы оказались на обширной площадке, на окраине города. Несколько стражников у дальней её границы отрабатывали боевые приемы, звеня своими клинками.

- Вот мы и пришли.  Что же вам тут нужно? - спросил паладин.

- Спасибо за то, что провел, а сейчас отойди, пожалуйста, и не вмешивайся, - Арктея чуть обогнала нас, - А теперь Диэнна, защищайся!

Она рванула свой клинок и, развернувшись ко мне, с силой рассекла им воздух. В лицо ударил ледяной ветер, и он был настолько силен, что я от неожиданности даже отступила на несколько шагов. Меч сделал еще один взмах - и снова порыв ветра, но на этот раз он встретил на своем пути преграду. Я воздвигла щит, выставив перед собой левую ладонь в преграждающем жесте навстречу неистовому потоку. Арктея резко сокращает дистанцию и наносит рубящий удар сверху, но я успеваю перехватить его своим посохом. Два сосредоточия силы сталкиваются, так что во все стороны летят золотые искры. Она давит, а я держусь. Рыцарь смерти, сменив точку давления, уводит лезвие дальше вдоль древка посоха. Защищая руку, пытаюсь отпрыгнуть, но лишь получаю весьма чувствительный удар ногой в живот. Не давая мне опомниться, Арктея снова бросается в атаку, но я, крутанув посох, вызываю из камня на его вершине вспышку  ослепительного света. Девушка предсказуемо прикрывает глаза рукой, и я контратакую, ударив по колену, но чувствую, словно она состоит не из плоти, а изо льда.

 Я понимала, что моя сила не в рукопашной схватке и, постаравшись разорвать дистанцию, начала посылать в её сторону лучи обжигающего света. Меч Арктеи словно растворился в воздухе - с такой скоростью его хозяйка отбивала им все мои заклятья. Улучив момент, рыцарь поднырнула под последний луч и рванулась ко мне. Я приготовилась снова отражать её удары, выставив посох вперед и используя его как пику, превратив его набалдашник в кроваво-красное лезвие.  Но моя соперница не собиралась накидываться на мою защиту, вместо этого она вскинула свой клинок в стойку окна[15] и начала читать заклинание:

«Могучий ветер,  что веет высоко в небесах,

Пусть твое ледяное дыхание уничтожит моих врагов

Мизорэ!»

С каждым словом, произнесенным Арктеей, руны на её клинке все ярче разгорались голубым огнем, а вокруг девушки закружились сотворенные волшебством снежинки. Рыцарь смерти сделала выпад клинком, словно указывая направление,  и ветер послушно исполнил приказ.

Я поняла, что избежать заклятья не получится, а значит, оставалось только встретить его лицом к лицу. Ставить щит против такой мощи было бессмысленно: меня бы просто сдуло. Решение пришло само собой.  Призвав всю свою силу, я выпустила навстречу несущейся на меня вьюге сверкающее копье света. Когда два начала встретились, на мгновение все звуки смолкли: не было ни голодного завывания ветра, ни треска золотых искр, - потом вспышка и глухой удар. На плечи внезапно навалился необъятный груз: Арктея давила меня, а я её, сила против силы,  воля против воли. Никто не хотел уступать. На один короткий миг сквозь вихрь бушующей магии я смогла различить лицо своей соперницы. Она улыбалась. Её охватил азарт битвы, как, впрочем, и меня. Я чувствовала, что с каждой секундой моя хватка слабеет, оставалась только одна возможность. Наша магия так сильно переплелась, что мне не составило труда изменить вектор её движения. Взмахом посоха я указала ей путь вверх, и буквально через несколько мгновений в небе расцвел золотой цветок, который, прожив лишь несколько секунд, был развеян ветром.

- Довольно! - воскликнула ледяная дева. Было видно, что это противоборство далось ей нелегко.

- Ага.

- Сила у тебя есть - годишься, тылы прикрывать, - с усмешкой заявила она.

- Это мы еще поглядим, кто кого прикрывать будет, - со смехом отозвалась я.

Только сейчас до меня дошло, что на пустынной площадке стало как-то людно. Вокруг собралась толпа зевак. Видно, их привел грохот, который мы с Арктеей устроили.

- Давно я не видел таких поединков, - к нам подошел Рэйвиэль, - Выяснили, что хотели?

- Да. Вполне, - коротко сказала рыцарь смерти, - Теперь мы готовы выполнять задание.

- Отлично, пойдемте обратно, а то еще заблудитесь. Вам ведь еще нужно переодеться, - паладин был как всегда предусмотрителен.

И мы устремились за ним. Но не успели пройти и нескольких шагов, как путь нам преградила стража. Это были закованные в сверкающую броню плечистые дренеи. Они потребовали объяснить, что тут происходит, и когда я уже собралась им ответить, подал голос Рэйвиэль, который рассказал, что тут была всего лишь тренировка, и не о чем беспокоится. Было видно, что наш спутник достаточно известная в городе личность, так что нас быстро отпустили, и мы смогли попасть обратно в таверну.

После короткого омовения и обеда мы облачились в приготовленную одежду. Я оказалась то ли пастушкой, то ли официанткой. Немного прохудившееся серое платьице, косынка на голове, холщовая сумка. Увидели бы меня сестры по храму в таком наряде, ни за что бы не узнали. Арктея же выглядела так, что я прыснула от смеха. Чего только стоил зеленый передник с вышитыми на нем цветочками, надетый поверх белой рубашки и коричневых штанов. Но как только она пригрозила, что сейчас кто-то другой будет его носить, я сочла молчание разумной альтернативой.

Рэйвиэль и Мед ждали нас на улице, а рядом с ними стояла груженая овощами и зеленью маленькая повозка. В нее была впряжена гнедая кобыла с длинной белой гривой.

- Двигайтесь по дороге на восток, пока не достигните руин Туурема, потом сворачивайте на юг в сторону форта Камнерогов, - обратился к нам жрец, - Скорее всего, бандиты будут ждать вас именно в Тууреме - это очень удобное место для засады.

- Когда на нас нападут, я просигналю вам вспышкой света.

- Хорошо. Мы будем неподалеку.

Я расположилась рядом с Арктеей, которая взяла управление в свои руки. Мы медленно тронулись. Хорошо еще, что солнце в это время года не сильно припекало, а то путешествие превратилось бы в пытку. Вскоре мы выехали из Шаттрата и углубились в лес. Путь до руин должен был занять несколько часов. Я пошарила в повозке и, выудив оттуда несколько больших и спелых яблок, протянула одно подруге.

- У меня такое впечатление, что раньше тебе уже приходилось управлять такой повозкой.

- Ты права. Когда я была меленькой, мне часто приходилось вместе с отцом ездить на рынок, - ответила Арктея.

- Вот оно что…

- Да, - она ненадолго замолчала, - Я родилась в бедной семье. Отец был отставным стражником. Матери я не знала, а он никогда не вдавался в подробности, сказал только, что она ушла от нас. И чтобы хоть как-то прокормить семью, он выращивал цветы в саду позади нашего домика. Это было для него не только работой, но и удовольствием.  Когда я стала чуть старше, то начала помогать отцу, продавая их на рынке в Луносвете. Так вот мы и жили…

- У нас в монастыре тоже был свой сад. Я часто проводила там время, наслаждаясь чистым горным воздухом и ароматами цветущих деревьев. Это были самые спокойные дни в моей жизни.

- А для меня это было время, проведенное с отцом. Он всегда любил меня и очень гордился тем, что меня приняли в ряды Странников. И даже когда болезнь подкосила его, он все еще пытался оберегать свою дочь. И делает это до сих пор, - Арктея с любовью погладила рукоять своего меча, который лежал рядом.

- Ты говорила, что он достался тебе от него, - вспомнила я.

- Уничтожитель Демонов. Так его зовут. Величайшая реликвия нашего рода. Многие сотни лет он передавался из поколения в поколение, пока не оказался в моих руках.

По своему устройству это был меч бастард[16] с длиной клинка чуть меньше метра.  Само лезвие постепенно сужалось ближе к концу. Начинаясь у эфеса и оканчиваясь примерно на двух третях клинка, с обеих сторон шел кровосток. Эфес был весьма сложно устроен: двойная гарда и рикассо[17] длиной в два пальца. На первый взгляд можно было подумать, что это было не оружие, а произведение искусства. Исключительной красоты испускающий холодное голубоватое сияние кристалл хрусталя служил противовесом клинку с крепкой рукоятью, крест-накрест перевязанной полосами кожи, переходящей в гарду в виде хищного оскалившегося  черепа с черными крыльями, которые защищали руку владельца. Вторая гарда имела V-образную форму и позволяла осуществлять укороченный хват.  Рядом с клинком лежали его ножны, которые Арктея обычно носила за спиной для удобства. Они были простыми, безо всяких украшений, и лишь у самого устья была прикреплена маленькая серебряная роза.

- Это прекрасный меч. Никогда не видела подобных ему, - честно призналась я, - А ты не боишься парировать им удары, ведь так можно повредить лезвие.

- На него наложена могучая магия: его невозможно затупить или оставить зарубку. Сейчас подобные умения потеряны, но в древности это было обычным делом.

Еще некоторое время мы ехали молча. Вокруг все было по-прежнему: дымка, поселившаяся в кронах высоких деревьев, скрывала солнце, а дорога уходила вдаль. Несмотря на спокойное течение времени, мне было немного не по себе.

- Не нервничай, - Арктея заметила мое состояние.

- Постараюсь… Просто я еще никогда не выполняла подобных заданий: обычные мои заказы ограничивались сопровождением кого-либо или оказанием помощи с лечением. Но чтобы разобраться с бандитами… Такого раньше мне не приходилось делать.

- Все будет хорошо, я смогу тебя защитить, - улыбнулась эльфийка, - Просто сделай все, что в твоих силах.

- Хорошо, Тея.

А тем временем мы почти добрались до Туурема. Когда-то  это был процветающий поселок дренеев, а после раскола Дренора в нем поселились сломленные[18]. В ходе недавней войны с демонами поселок был очищен и до сих пор находился в запустении. Наша повозка проехала мимо первого полуразрушенного дома. Все было спокойно, но Арктея, сжав кулак, дала мне знак приготовиться.

Неожиданно напасть у них не получилось. Какая-то тень промелькнула между зданиями. Я глубоко вздохнула и потянулась к своей силе. Чувство теплоты в груди означало, что свет откликнулся на мой призыв. Раздалось пронзительное карканье, и на нас из ближайшего проема бросились арракоа.

Арктея осадила лошадь и, выхватив меч, спрыгнула навстречу врагам. Крикнув: «Глаза!» - я вознесла руки к небу, и ослепительная вспышка света озарила мир, сбивая всех врагов с ног. Оглушенные бандиты попытались подняться, но встретили лишь возмездие в виде клинка, упавшего на них сверху. Рыцарь смерти, взметнув меч над головой, с противным звуком вонзила клинок в грудь врагу и, вытащив клинок, не останавливая движения, мощнейшим ударом разрубила второго пополам. Не ожидая встретить отпор, противники замешкались и, издавая кудахчущие вопли, бросились вглубь поселка. Мы отправились за ними. Один из врагов, развернувшись, выпустил в нашу сторону шар темного пламени, но мне удалось отразить его, а Тея, поднырнув, избежала когтей колдуна, после чего подрубила ему ноги, и я прикончила бандита, обрушив на него столп обжигающего света. Пока мы с ним разбирались, оставшиеся арракоа добежали до своего логова и вернулись с подкреплением.

- Сейчас повеселимся. Хищно оскалилась подруга и, схватив меч обеими руками, рванулась в их сторону.

 Поднялся ветер, который незримой рукой изменил все вокруг. Его ледяное дыхание как будто замедлило время. Расстояние между рыцарем смерти и врагами сокращалось, и заклинатели врагов попытались остановить приближение эльфийки. Они выпустили навстречу Арктее магические цепи, но я успела поставить заслон из чистого света, который отринул чужую магию, разбрызгивая во все стороны яростное пламя. Это дало возможность подруге добраться до противников. Словно сама смерть снизошла в этот мир! Яростные удары и выпады разили всех, кто имел несчастье оказаться рядом с ней. Каждый убитый арракоа будто ускорял движения Теи, превращая битву в бойню.

Пока напарница сражалась в гуще боя, я выжигала тех врагов, что пытались колдовать. Заметив одного из них на крыше дома, протянув руку, я призвала золотой луч, который, подпалив бандита, сбил его с ног. Очередной арракоа, владеющий магией, широко размахнувшись, метнул сеть, сотканную из самой тьмы. Но она лишь бессильно стекла с поверхности щита, что я воздвигла в пылу сражения. Разозленная, я обернулась к противнику и сожгла его дотла.

Несмотря на все наши усилия, люди-птицы, словно тараканы, лезли из всех щелей и пытались расправиться с нами. Я как могла отбивалась, стараясь удерживать хотя бы часть бандитов подальше от Арктеи. Мой щит едва держался. Еще немного и мне пришлось бы прибегнуть к своим сильнейшим заклинаниям, но откуда-то справа я услышала стук копыт.

Будто вихрь, Рэйвиэль налетел на врагов, разрубая их своим длинным клинком. Мощь, которую он вкладывал в каждый удар не оставляла ни единого шанса бандитам. Паладин ворвался на всем скаку в толпу, наседавшую на рыцаря смерти, и внес неразбериху в ряды арракоа.

Рядом оказались два врага: с одним удалось покончить зарядом святой энергии, но другой сумел, прыгнув, сбить меня с ног. Я едва успела восстановить свой щит, прежде чем арракоа вонзил в него свои когти, с которых капала какая-то черная слизь. Но тут прямо на моих глазах дымка, скрывающая небо, разошлась, и на нас упал поток всесокрушающего света. Это очистительное пламя буквально испарило бандита и сползло по моему щиту на землю, оставив вокруг лишь черный обугленный след. По улице, как ни в чем не бывало, шел Мед и скупыми движениями рук истреблял всех, кто противостоял нам. Его хладнокровие завораживало, а сила вызывала трепет.

Какой-то самый умный из оставшихся арракоа что-то прокудахтал на своем языке и бросился наутек, а за ним и все те, кто остался стоять на ногах. Многие не смогли уйти далеко: их настигла кара в виде сжигающих лучей отрекшегося.

Все кончилось, и я устало опустилась на землю, прислонившись к чему-то, что некогда было фонтаном. Ко мне подошла Арктея и присела рядом со мной. Её одежда была заляпана кровью, так что она действительно оправдывала звание рыцаря смерти. Заметив небольшой порез на её правом плече, я поднесла к нему два пальца и начала исцеление, вспоминая то, что говорил мне Мед. Тея зашипела, но края раны начали затягиваться. Когда все кончилось, девушка с благодарностью посмотрела в мои глаза и улыбнулась.

- Вы вовремя подоспели, - обратилась я к Рэйвиэлю.

- Могли бы и быстрее, но нас задержали эти милые птички: они решили выставить небольшой пикет на дороге. Пришлось с ними разобраться, - ответил паладин, счищая кровь со своего меча.

- Надеюсь, что это все, кто был, и сюрпризов больше не будет, - подал голос отрекшийся.

- Я проверю, что в ближайших домах, - вызвался Рэй.

- Обыщи те здания, что на севере, а я примусь за юг, - и мужчины, разойдясь в разные стороны, начали осторожно проверять дом за домом. Там могли притаиться недобитые враги.

- Ты в порядке? - спросила меня Арктея, смотря куда-то вдаль.

- В целом, да. Сил, правда, не осталось, - ответила я.

Послышался короткий вскрик, потом возник Рэйвиэль и жестом показал, что уладил вопрос. Чуть позже к нам вышел Мед, таща за собой несколько мешков.

- Награбили они прилично, - удовлетворенно объявил он и извлек пригоршню монет разного достоинства. После чего, не считая, повесил  половину мешков на седло коня паладина, - Остальная добыча ваша.

- А мы не должны вернуть эти вещи хозяевам? - спросила я.

- Конечно, должны, только сначала спроси у мертвых арракоа, у кого они отобрали их, - с мрачной улыбкой ответил Мед.

- Мы могли бы вернуть их жителям города.

- Ты слишком правильная, милочка, - на мгновение в его голосе промелькнула угроза, - В любом случае эта добыча ваша, и можете распоряжаться ей как пожелаете.

Мне не понравилось его отношение, но в глубине души понимала, что он прав, а я слишком наивна. Нельзя работать за гроши и жить впроголодь, но с другой стороны, нельзя забывать, что будет, если думать лишь о самой себе. История падения моего народа - достаточно ясный урок о том, к чему приводит эгоизм. Моим размышлениям не суждено было пойти дальше, потому что нас позвал Рэйвиэль.

Его голос шел из самого большого из уцелевших зданий в поселке. Зайдя внутрь, мы оказались в полумраке. Когда же мои глаза привыкли к такому освещению, то с первого же взгляда стало понятно назначение этого места. Тюрьма, где арракоа держали своих пленников. Повсюду лежали кандалы и оковы, стояли клетки. Паладин возвышался над одной из них. Когда я подошла ближе, то увидела в ней человеческого ребенка, мальчика лет пятнадцати. Тот испуганно озирался, переводя взгляд между нами. Арктея медленно, подбирая слова, заговорила с ним на языке людей. Мне так и не удалось научиться владеть им, да и к тому времени, как я оказалась одна, мой народ уже присоединился к Орде.

- Он говорит, что его вместе с семьей захватили  несколько дней назад, - перевела моя спутница.

- Спроси, где его родители.

- Их вместе с другими людьми увели в портал, - потом Арктея что-то спросила, и мальчик указал на небольшой проем в дальнем углу.

 - Значит, они не просто бандиты, но еще и работорговцы, - заключил Мед, - Пойдем, Рэйвиэль, мы здесь закончили.

- Как закончили?! – возмутилась я, -  Неужели мы не поможем пленным?

- Мы с Рэйвиэлем уходим. Спасение людей Альянса не входит наши интересы.

- Но ведь там могут находиться и наши союзники.

- Мы сделали свою работу. Иное не входит в контракт.  Мы уходим, - высказал свою точку зрения Рэйвиэль.

- Но так же не правильно!

- Молчи, девчонка! – все время спокойный Мед неожиданно рассвирепел, - Скажи спасибо, что я не прибил мальца на месте. Ты не знаешь, сколько бед принес нам Альянс, и мы не будем рисковать жизнью ради него. Все!

И они просто ушли. Я обернулась и увидела, что подруга смогла разрубить петли и, выпустив мальчика, молча наблюдала за нами.  Парнишка едва выбрался из клетки и сразу засеменил в сторону, где, по его словам, находился портал. Но не успел пройти и нескольких шагов, как упал ничком на пол. Видимо, тяготы заключения подкосили его. Мы с Арктеей вынесли его на свежий воздух и дотащили до небольшой речки, которая протекала сквозь поселок.

- Приведи его в чувство, а я пока схожу за нашим снаряжением, - сказала эльфийка.

- Сделаю.

При свете дня мальчик выглядел очень бледным и худым. Разбитые губы и рваная рана на груди, сломанная ключица. Хотя я никогда не относилась к людям с симпатией, но вот так избить ребенка мог только последний негодяй.  Промыв его раны, я приступила к исцелению. Самые большие сложности могли возникнуть со сломанной костью. Кожа вокруг перелома посинела, а плечо оказалось смещено немного вперед. Даже при помощи исцеляющего волшебства это было бы нелегко. Нужны были инструменты. Спустя несколько минут на нашей повозке подъехала Арктея. Я попросила ее принести мою сумку.

- Мне нужна будет помощь.

- Хорошо, говори, что делать, - подруга села рядом и положила руки на колени.

- Ты должна держать его корпус и левую руку. Вот тут и тут. Как только начнется исцеление, он очнется от болевого шока, так что держи крепче, - я покопалась в сумке и нашла перевязочный материал.

- Поняла.

- Тогда приступим, -  одной рукой я взялась за плечо снизу, другую положила на место перелома и, потянувшись к своей магии, аккуратно начала применять чары. Постепенно отводя плечо назад и вверх, я наращивала силу воздействия. Парень попытался дернуться, но хватка эльфийки была надежной, и он не смог навредить себе. Он начал что-то лепетать на своем языке, издавая стоны, полные такой сильной боли, что у меня даже похолодело на душе. Арктея, наклонившись, что-то тихо прошептала, и он стиснул зубы.

- Осталось еще чуть-чуть, - сказала я, чувствуя, как кость срастается под влиянием моей силы. И вот, с последней порцией магической энергии, которая устранила повреждения мышц, процесс закончился. Мальчик обмяк и закрыл глаза, но его дыхание стало ровным.

- Все прошло хорошо, - с гордостью в голосе отметила я, вытирая со лба выступившие капельки пота, - Осталось только наложить повязку, и его жизни ничего не будет угрожать.

- Мне еще держать?

- Да. Аккуратно согни его руку в локте и положи ладонью на живот.

- Готово. Что дальше?

- Теперь немного отведи локоть от корпуса. Да, вот так, - и я положила в подмышечную впадину небольшой валик из ваты, обернутой бинтом, - Теперь прижми обратно. Держи его так, чтобы рука ни в коем случае не сместилась, пока я буду его поднимать.

- Принято, - ответила подруга, внимательно смотря на то, как я, поддерживая голову ребенка, аккуратно приподнимаю его, приводя в сидячее положение. Подперев его спину своим телом, а голову плечом, я приготовилась накладывать повязку. Положив конец бинта на его грудь, начала слева направо накладывать повязку по больной конечности чуть ниже плеча, по спине и под здоровой рукой. Сделав таким образом два тура, я закрепила его предплечье к корпусу. Затем зафиксировала плечо и кисть и завершила перевязку, закрепив конец бинта булавкой, и, используя нить, крепко прошила бинты.

- Теперь все. Можно передохнуть.

- Ты молодец, - похвалила меня Арктея.

- Без тебя я бы не справилась с этим, - улыбнувшись, я легла на землю, подложив руку под голову.

  Солнце уже склонялось к горизонту, а я все лежала и смотрела в небо.  Арктея, понимая, что мне нужен отдых, взяла на себя все обязанности, подготавливая для нас место под ночлег. Мимо прошла наша кобыла, которую разнуздала эльфийка. «Бедняжка совсем измоталась», - подумала я, глядя на то, как она жадно пьет. Вскоре начал потрескивать костер, и приятный запах готовящейся пищи разнесся повсюду.

- Таким ароматом ты и мертвого поднимешь, - сказала я, подходя к подруге, которая нарезала овощи, кидая кусочки прямо в котелок.

- Для этого у меня есть другие средства, - усмехнулась она.

- Охотно верю, но давай сегодня обойдемся лишь едой.

- Договорились, - и мы обе рассмеялись, что немного развеяло скопившееся за день напряжение.

- Скажи мне, почему ты решила помочь человеческому ребенку? - задала мне вопрос спутница.

- Потому, что должна была. Можно долго рассуждать на тему, верно ли помогать врагу, но мальчику нужна была незамедлительная помощь. А его родителей некому спасти от этих пернатых извергов. Наверное, я слишком наивная, но мой путь говорит поступать так, как велит сердце. Кем бы я стала, если бы бросила его там умирать?

- Медом и Рэйвиэлем, - коротко ответила девушка.

- Да. И мне не жаль, что наши пути разошлись. Главная проблема в отношениях между народами Орды и Альянса в том, что они не могут предать забвению все то, что произошло между ними за годы непрекращающихся войн. Ты и сама знаешь, что наш народ был практически уничтожен, а Альянс не то что не помог нам, но еще и использовал как пушечное мясо. Или то, что орки сожгли Штормград[19] и практически поставили людскую расу на грань вымирания. Как это можно забыть? У меня самой нет ответа на этот вопрос, но если этого не сделать, то война никогда не кончится. В монастыре, где я воспитывалась, у меня была наставница, которая как-то раз сказала мне, что именно наше поколение должно отринуть былую вражду и научиться жить в мире. И сейчас у меня появилась такая возможность. Этот мальчик запомнит то, что мы с тобой для него сделали, и когда перед ним встанет подобный выбор, он примет правильное решение.

- Я согласна с тобой, - после долгого молчания сказала рыцарь смерти, - Слишком многого в жизни меня лишила эта бесконечная война. И я не хочу, чтобы обо мне вспоминали только как о рыцаре смерти. Возможно, это покажется эгоистично, но будучи слугой Короля-Лича я совершила столько такого, о чем теперь жалею, так что теперь  сделаю все, чтобы искупить свои грехи. Рэйвиэль и Мед в душе тоже так думают. Но их путь идет не так, как наш. Они верят, что, защищая свой народ, они приближают наступление мира. И не нам решать за них. Все, что нам остается – это делать то, что должно.

- Знаешь, Тея, я очень рада, что мы с тобой путешествуем вместе, - горячо сказала я, взяв её за руку.

- Взаимно, - с улыбкой ответила эльфийка.

Когда ужин уже был готов, мы помогли мальчику дойти до костра. Ему было неудобно есть одной рукой, так что мне пришлось покормить его самой. И только сейчас я смогла как следует рассмотреть его. Тонкие губы, высокие скулы и слишком длинные для парня волосы цвета спелой ржи. Но самой интересной частью его внешности были голубые глаза: они были живыми. Мальчик все время наблюдал за нами, словно выжидая, что же мы сделаем дальше.

- Открой рот, - промолвила я, поднося ложку к его лицу. Ребенок все понял и послушно выполнил. Старательно пережевал и только после этого что-то ответил.

- Он говорит, что благодарен нам за лечение.

- Тея, скажи ему, что мы были рады помочь. И спроси еще о том, что здесь произошло.

Несколько минут мальчик рассказывал Арктее о своих злоключениях.  С его слов  мы выяснили, что он и его семья - переселенцы, направлявшиеся в Шаттрат из центральной крепости Альянса - Оплота Чести. Когда они проезжали через  Туурем, на них напали арракоа и взяли в плен.  Еще он поведал о том, что в том доме, где их держали, помимо людей были и орки, и эльфы крови. Периодически арракоа скидывали пленников в портал, и оттуда они уже не возвращались.

- Что думаешь по этому поводу? - спросила я у подруги.

- Ясно одно: тут не обошлось без посторонней помощи. Арракоа не умеют открывать порталы. Да и пленников они никогда не берут. Предлагаю завтра с утра проверить портал.

- Поддерживаю, нужно разобраться во всем этом.

Мальчик что-то спросил у Арктеи. Та кивнула головой и ответила ему, показав на небо. Потом повернулась ко мне и объяснила.

- Он спросил, поможем ли мы ему вернуть родных. На что я ответила: «да, но только утром, когда мы наберемся сил». Так что ложись, я первая на часах.

- Спокойной ночи.

Вскоре пришло мое время бодрствовать. Вокруг было спокойно, и я лишь подбрасывала дрова в костер и наблюдала за бликами на воде. После все того что мы пережили за день, тишина была как бальзам на душу. Где-то вдалеке завыл волк. В его голосе чувствовалось одиночество.  Ведь я тоже еще совсем недавно была такой же волчицей: одинокой и свободной. А сейчас мне есть ради чего жить и ради кого сражаться. Арктея мирно спала рядом на боку. Чтобы бы не произошло в будущем, я знала, что постараюсь защитить её.

Утром мы со свежими силами заканчивали последние приготовления, когда к Арктее обратился мальчик. Она ответила ему, тот возразил и начал что-то быстро объяснять.

- Что случилось?

- Он хочет пойти с нами. А я пытаюсь объяснить ему, что это невозможно.

- Будь добра переведи мои слова.

- Я понимаю, что тебе хочется поскорее увидеть своих родных, но если ты пойдешь с нами, то лишь помешаешь и будешь отвлекать. К тому же ты ранен, и чтобы зажить полностью, твоей руке нужен покой. Поэтому мы поручаем тебе очень важную задачу: садись в повозку и езжай по этой дороге в Шаттрат. Когда прибудешь, найди стражу и расскажи им о том, что здесь произошло. Так ты очень поможешь нам.

- Сделаю! Спасите их, умоляю…

И, отправив мальчика, сами отправились исследовать портал. Арктея облачилась в свой латный доспех, а я в походное одеяние жрицы, и мы вместе  вошли в дом, где содержали пленников. В дальнем его углу находилась загадочная конструкция. Это были врата: две створки вырастали из каменного постамента и, изгибаясь в дугу, пересекались крест-накрест. На сером камне отчетливо проступали выбитые на нем тусклые письмена на неизвестном мне языке. Если это и был портал, то он был неактивен.  Мы попытались применить к нему магию, искали переключатель, но все было безрезультатно. Но тут Арктея обратила мое внимание на небольшую чашу, стоящую рядом с левой створкой: она была покрыта засохшей кровью. Поняв намек, я достала из сумки за спиной небольшой кинжал и, сжав зубы, сделала небольшой надрез на ладони. Тут же заструилась кровь, наполняя сосуд. Как только первая капля упала на его поверхность, письмена на створках начали загораться алым светом, словно впитывая магию из моей крови. Как только последний символ активировался,  пространство внутри врат замерцало, и перед нами открылся проход, по ту сторону которого виднелась какая-то комната, слабо освещенная светом. Я исцелила порез и посмотрела на Арктею: та хищно улыбнулась и, выхватив свой клинок, сделала шаг, пройдя сквозь портал. Она озиралась по сторонам, выискивая опасность, после чего призывно махнула мне, и вот, через мгновение я оказалась рядом.

Место, куда нас забросило, было где-то глубоко под землей. Каменные стены, корни деревьев, которые, пробив в нескольких местах потолок, словно гротескные руки тянулись к нам. Высоко на стенах висели фонари, испускавшие мягкий сиреневый свет.  Из этой комнаты тянулся широкий коридор, уходящий куда-то наверх. И нам ничего не оставалось, кроме как идти по нему.

Мы старались не шуметь и общаться при помощи жестов.  Коридор никуда не сворачивал. И вот недалеко впереди показался зеленоватый свет. Арктея, прижавшись к стене, медленно приблизилась к источнику света. Я же старалась не отставать от подруги. Это были два канделябра высотой в половину моего роста.  Их постаменты состояли из трех ребер, оканчивающиеся оскаленными черепами. Они поддерживали чашу, от которой исходила фосфоресцирующая дымка.

Комната, погруженная в зеленоватый полумрак, оказалась одним из самых ужасных мест в моей жизни. Прямо на каменном полу лежали мертвые тела. Не просто мертвые, а изувеченные, исковерканные. Людей резали и сшивали, повсюду лежали их внутренности, а запекшаяся кровь создавала на полу и стенах ужасающие рисунки. В помещении было тепло, так что несчастные останки разлагались и испускали такую ужасную вонь, что мой желудок мгновенно вывернуло наизнанку. Я упала наземь, не в силах дальше смотреть на этот ужас.

- Это… Это кошмар.

- Нужно покинуть это место, скорее! - Тея схватила меня за рукав и потащила к другому концу комнаты. Я смотрела вниз и видела изуродованные лица людей, орков, дренеев,  их оторванные конечности…

Буквально несколько шагов - и мы вырвались в следующий коридор и завернули за угол. Там даже повидавшая множество ужасов рыцарь смерти осела на землю. Я же просто не могла выбросить из головы все то, что мы с ней увидели.

- Диэнна! - я не отвечала, качаясь из стороны в сторону, не способная сказать и слова. Тогда подруга ударила меня по щекам, потом еще раз.

- Не надо… Мне уже лучше.

- Идем, - прошептала эльфийка и снова потащила меня дальше.

По мере того, как мы поднимались все выше и выше, ужас понемногу начал разжимать свои пальцы.  Прошло уже несколько часов, как мы находились в этом подземелье, и Арктея решила сделать небольшой привал.

-  Как думаешь, кто мог сотворить такое? - спросила я.

- Это точно не некромантия. Её запах мне знаком. Это какая-то другая, неведомая мне темная магия.

- Не похоже, что это были те арракоа, с которыми мы сражались.

- Согласна. Нам нельзя тут задерживаться. Ты готова продолжать путь?

- Пойдем.

 И мы снова двинулись дальше. Буквально через пару десятков шагов перед нами появились ступени, ведущие наверх. Поднявшись по ним, наш маленький отряд оказался перед входом в небольшой зал. Вдоль стен стояли коробки и ящики. Похоже, что это был склад или что-то вроде него. Я подошла к одной из коробок и заглянула внутрь: там оказались скрученные пачки стрел.  Внезапно послышался чей-то голос. Я нырнула под один из ящиков, Арктея спряталась за стеллажом со щитами.

В зал с противоположной от нас стороны зашла пара орков в черных мантиях. И, переговариваясь, направилась к ящикам.

- Если хозяин узнает, он вырвет наши души и использует их для темного ритуала, - сказал тот орк, что был повыше.

- Он не узнает, если ты не расскажешь, - ответил второй.

- Пришли, - он вытащил какой-то сверток, спрятанный между ящиками, - Я нашел его у одного из пленников. Эти арракоа настолько глупы, что не поняли, какая добыча попала им в руки.

- Ага. Повезло нам, – высокий орк вычерпнул небольшую щепотку белого порошка из свитка и, поднеся к носу, шумно вдохнул, после чего издал утробный звук.

Тея выглянула из-за своего укрытия и подала мне знак. Она показала на себя, потом на орка, который принимал наркотик, и провела пальцем по горлу. После чего дала мне понять, что хочет, чтобы я оглушила второго. Досчитав до трех, мы выпрыгнули и ринулись на них. Первый орк даже не успел обернуться, как Уничтожитель отсек ему голову, второго я парализовала заклинанием и, сбив с ног, запрыгнула ему на грудь, приставив свой посох к его горлу.

- Где вы держите пленников? Отвечай! - приказала я.

- Вы ничего от меня не услышите! - негодяй брюзжал слюной.

- Вот как? А что если мы сделаем тебе немного больно? - сказала  Арктея и  врезала ему по роже.

- Эта боль ничто по сравнению с тем, что сделает со мной хозяин, – глаза орка налились кровью.

-  Ты говоришь так, потому что не познал настоящего страдания, - пригрозила ему подруга и, положив руку ему на грудь, использовала свою магию, - Поначалу это не так больно, но, когда ледяные когти вопьются твое сердце, ты поймешь, что смертельно ошибся.

- Аррргх, - из его горла пошла кровавая пена, - Стойте! Кха… Стойте. Я все скажу.

- Вот молодец. А теперь ответь, кто вы такие и где держите пленников.

Орк выложил нам много информации. Он состоял в Совете Теней, организации колдунов, которая служит демонам. Мы находились в Аукиндоне – древней усыпальнице народа дренеев. Это вековое сооружение было разрушено и сейчас находилось в руинах. Именно в нем и находилось логово демонопоклонников. Они договорились с несколькими бандами, чтобы те поставляли им живых пленников для проведения темных ритуалов. Именно для этого они и построили порталы. На вопрос о том, зачем им оружие, орк сказал, что сейчас они готовят заклятье, которое соберет души погребенных здесь дренеев и, открыв портал в Шаттрат, направит их в него. После бойни, которую они учинят, солдатам Совета Теней останется лишь прикончить выживших. Пленников сектанты держали в загоне, в центральной части руин.

Когда орк, наконец, выложил все это, Арктея задала последний вопрос. Ей было интересно, кто же командует ими. Орк открыл рот, чтобы сказать, но из его горла послышался сдавленный хрип, будто его душат. Он пару раз дернулся и замер.

- Похоже, на него наложили заклятие, чтобы не проболтался, - сказала подруга.

- И что же мы будем теперь делать?

- Нужно спасти пленников, остановить ритуал и постараться выжить…

- Тея, давай спрячем трупы и пойдем, проверим центр руин.

- Хорошо. Бери его за руки.

Покончив с этим грязным делом, мы аккуратно вышли из склада. За то время, что мы бродили по подземелью, наступила ночь. В огромном круглом дворе повсюду горели костры, освещая группы сектантов, которые сновали в разные стороны. Недалеко от нас были высеченные прямо в стене ступени, ведущие на второй этаж этого огромного, похожего на амфитеатр здания. Я махнула подруге и полезла наверх. Там мы спрятались за рухнувшей колонной и начали наблюдать за тем, что происходит.

Немного восточнее от нас находился загон, в котором сидели пленники. Их было около пятидесяти, разных возрастов и рас. Многие без сил лежали на земле. Их охраняла пара часовых, вооруженных пиками.

В самом центре двора возвышался огромный алтарь из черного камня. Вокруг него расположились колдуны, которые, преклонив колени, молились своим демоническим хозяевам.

В северной части стояли огромные створки, похожие на те, через которые мы вошли. Пространство между ними уже было искривлено, и это означало, что портал работает. Сквозь него был виден ночной Шаттрат. Это место было мне знакомо: врата выходили на заброшенное кладбище на окраине города.

Чуть левее от алтаря абсолютно безо всякой опоры в воздухе висел огромных размеров магический кристалл, наполненный клубящейся тьмой. От него исходила аура чудовищной силы.

- Наверное, в том кристалле они собирают души, - высказала я свою догадку.

- Должно быть, так. Нам нужно придумать как уничтожить его.

- Способ есть. Если он состоит из тьмы, то моя магия должна пробить его защиту, и тогда вся эта энергия вырвется наружу.

- Хорошая мысль. Давай сделаем следующее: мы разделимся, я пойду к пленникам и  затаюсь около загона, и когда ты взорвешь кристалл, возникнет паника, которой  я воспользуюсь чтобы освободить людей. После чего поведу их в портал по южной стороне. Ты же сразу после взрыва доберешься до портала и постараешься прикрыть нас оттуда. Хорошо?

- Да, давай так и сделаем. Удачи, Тея!

- Удачи, Энни! - ответила эльфийка,  улыбнувшись в ответ.

Мой путь пролегал через второй этаж этих руин. Из-за полуразвалившихся стен и пола я старалась ступать как можно более осторожно, чтобы не привлечь к себе внимания. Меня спасло то, что костры горели лишь внизу, и сектанты меня не замечали. Оставалось пройти еще немного и спуститься вниз, как тут неожиданно послышался страшный шум и женский крик. Сектанты всполошились, словно стая птиц после выстрела. Я высунулась наружу и увидела, как упавшую после оползня Арктею схватили. Девушка даже не успела вытащить меч. Нужно было что-то делать!

Не прошло и нескольких ударов сердца, как я выпрыгнула в темноту и, произнеся заклинание левитации, мягко приземлилась прямо на пьедестал в центре руин. Выпрямилась во весь рост и, призвав энергию света, ударила по нему своим посохом. Раздался грохот, и мир вокруг озарила яркая вспышка. Все, кто был на тот момент на ногах, оглушенные, повалились на землю. Для того, что я задумала было необходимо больше света, нежели реальной силы. Кровавый камень на вершине моего посоха охотно впитал магию, засияв как маленькое солнце.

- Именем Света, падите несчастные! – закричала я.

Этих нескольких секунд хватило Арктее для того, чтобы расправится с теми, кто схватил её. После чего она со всех ног понеслась к загону с пленниками и, сделав выпад, пронзила одного из врагов, после чего развернулась и отбив летящую в нее пику, покончила со вторым охранником. Еще один удар - и замок, удерживающий заключенных, полетел на землю.

- За мной, к свободе! - воскликнула рыцарь смерти.

Не дав сектантам времени, я развернулась к кристаллу и пронзила его насквозь золотым лучом. Воздух вокруг словно замер на мгновение, а потом наполнился воплем ужасной боли, тоски и одиночества. Все души, которые заключили в этой темной клетке, разом обрели свободу и бросились к своим тюремщикам,  к пленникам и даже ко мне. Их слепая ярость не давала им возможность отличить кто друг, а кто враг.

Я спрыгнула с пьедестала и, закрывшись щитом, побежала к порталу. Поднырнув под одного из сектантов и усилив свой посох магией, подрубила ему ноги, после чего путь к порталу был свободен. Арктея как могла отбивалась от налетающих на нее призраков, защищая бегущих за ней людей. Мне было ясно, что она не справится одна, и я, призвав остатки силы, произнесла одно из своих самых сильных заклинаний.

«Солнце луна и звезды

О, великие светлые силы,

Поддержите меня своим сиянием

И дайте мне шанс изгнать тьму

Лорелин волл!»

С моей вытянутой руки сорвался поток голубого света, что рассек пространство, отделив бегущих людей от наступающих призраков и сектантов. Поток словно стена вознесся в небо. Несколько заклинаний чернокнижников  со свистом отскочили от барьера.

- Тея, беги! - крикнула я. Все мои силы уходили на поддержание заклинания.

 Мимо меня промелькнул первый беженец - человек в длинной порванной рубахе - и прыгнул в портал. За ним еще один, и еще. Арктея прикрывала их отступление. Гневные души утоляли свою ярость, вгрызаясь в сектантов. Многие из них пытаясь защититься, уничтожали рассвирепевших духов. Наиболее организованная группа развеивала каждого из них, что пролетал рядом, и пыталась уничтожить мою преграду.

Почти все беженцы прошли сквозь портал, как я увидела, что колдуны применяют какое-то мощное заклинание. Над ними появился большой сгусток багрового пламени, который с каждой секундой все увеличивалась в размерах. Раздался сильный свист, и магическая сфера, будто пущенная невидимой стрелой, полетела в меня. На её пути встал созданный мной барьер, но мощь пламени оказалось несоизмеримо больше. Стена света разлетелась вдребезги, и я, не выдержав такого удара, упала на землю, а лишь немного замедлившаяся сфера продолжила свой путь. Возможности защититься у меня не было, но я без страха взглянула в лицо приближающейся смерти. «Главное, что пленников спасли», - была моя последняя мысль.

Одно мгновение - и меня нет. Одно мгновение. Именно столько нужно было Арктее, чтобы заслонить меня собой. Лишь секунда понадобилась ей, чтобы, размахнувшись, встретить своим клинком надвигающуюся тьму. Тея давила всей своей силой, не сдерживая крика. Скрежет багровых молний о её меч заглушал все звуки.  Не выдержав сокрушительной мощи, её нога соскользнула. Стиснув зубы, я встала на ноги и поддержала подругу за плечи. Ощутив то, что она не одна, ледяная дева будто обрела второе дыхание. С поражающим упорством она шагнула вперед и разрубила сферу. И в ту же секунду вокруг установилась полная тишина. Арктея, развернувшись, сжала мою руку и потащила в портал. Последнее, что я увидела - это как она рубанула своим мечом по одной из створок, и та медленно завалилась набок.

На той стороне в окружении нескольких десятков спасенных мы обессиленно опустились на землю. Тея повернулась ко мне. По её лицу текла кровь, а доспехи были заляпаны копотью. Но её глаза горели тем самым голубым пламенем, что и в день нашей первой встречи.

- Я рада, что ты выжила, Диэнна! - с чувством промолвила она. Вместо слов я просто улыбнулась и сжала ее ладонь.

Со всех сторон нас обступили бывшие узники. Они тянули к нам руки и в едином порыве благодарили. У многих текли слезы. Маленькая девочка взяла Арктею за руку, и положила её себе на голову. Одинокий старик благословлял нас на неведомом мне языке.

Буквально через несколько минут нас нашли стражники, а вместе с ними пришли  волшебники и жрецы. Выжившим оказывали помощь прямо на месте. Многие рыдали, потому что потеряли близких. Кто-то лишился средств к существованию. Но все они были одинаково счастливы, потому что получили бесценный дар – жизнь.


Глава 3

Друг или враг

 

            То, что нельзя взять мечом или силой,

можно завоевать честностью, любовью и самоотверженностью.

Мы шли по улицам Шаттрата.  Прохожие при виде нас останавливались и радостно приветствовали нас. Кто-то спрашивал, кто мы, а ему отвечали: «Это же Рассветная Странница и Кровавая Роза – Героини Шаттрата». Даже городские стражи - и те уступали нам дорогу.

После спасения из Аукиндона прошло несколько дней. Бывших пленников приютили и накормили. А мы в свою очередь вернули им все то, что у них отняли бандиты арракоа. Радости обездоленных людей не было предела. Буквально за день о нас уже знал весь город. Вот так в одночасье мы стали Героинями Шаттрата.

Мы с Теей провалялись целые сутки, восстанавливая силы. Но вскоре нас пригласили на аудиенцию к правителям этого города. В его центре находился так называемый Храм Света. Место обитания загадочных наару – древней расы существ, созданных из чистой энергии. Именно они стали цементом, что скрепил враждующие фракции и помог победить в войне с демонами.

Вход в Храм Света был открыт для всех. И каждый мог увидеть наару. Многие люди, потерявшие смысл существования, бросив лишь одни взгляд на этих существ, снова наполнялись надеждой и верой. Примерно те же чувства испытали и мы с Арктеей, как только зашли под своды Храма. В самом его центре парил в воздухе предводитель наару - А`Дал. Трудно описать внешний вид этого существа. Сотканный из самого света, он был сосредоточием сложных линий и узоров, вращающихся вокруг друг друга и составляющих фигуру, отдаленно напоминающую человеческую.

К нам, любующимся великолепием А`Дала, подошел одни из жрецов и, спросив, кто мы такие, проводил по лестнице в небольшую закрытую комнату на втором этаже. Там нас уже ждали. Они сидели за небольшим деревянным столом и с любопытством осматривали нас.

В левой части сидела верховная жрица Алдоров[20] Ишана. Эта дренейская дева обладала несгибаемой волей и беспрекословной верой в Свет. Будучи одной из самых могущественных жриц в обоих мирах, Ишана повелевала своим народом с позиции справедливости и самопожертвования. Она была одета в удивительной красоты наряд. Голубые с золотом одежды выгодно оттеняли её мраморную кожу, в то время как аура благочестия, материально воплощенная в виде небольших полупрозрачных голубых крыльев за ее плечами, наглядно показывала, кем является их владелица – оплотом надежды и веры. В её глазах, похожих на два голубых облака, клубилась древняя мудрость и, как мне показалось, печаль.

Напротив нее находился представитель народа син`дорай. Это был взрослый мужчина. Его волосы цвета пепла, ниспадавшие на плечи, были аккуратно завязаны сзади в высокий длинный хвост. Он был одет в черно-белую мантию с золотыми вставками. Глазами он цепко изучал нас с подругой. В них я увидела интерес и немного затаившейся надежды. Это был предводитель Провидцев[21] – Ворен`Таль - могучий маг и надежный союзник любого, кто хотел сражаться с демонами.

Между ними находились трое. Первый оказался троллем – и, судя по знаку на его накидке, он был из племени Пронзающего Копья[22]. У него была длинная грива светло рыжих волос, голубоватая кожа и длинные вытянутые клыки. Никаких ритуальных татуировок на видных местах, так популярных среди его сородичей, он не носил. Тролль, в отличие от всех остальных, стоял и, прислонившись к стене улыбался. Ему явно было интересно все происходящее. В его глазах плясали огоньки. Мне никогда не удавалось «прочитать» троллей – слишком уж непредсказуемый они народ.

Следующим из присутствующих был наш с Арктеей далекий родственник. Представитель народа ночных эльфов. Высокий - даже сидя он был выше меня, его фиолетовая кожа едва проглядывала сквозь длинную тунику, сотканную словно из живых листьев. Однозначно, друид[23]. И при этом не последнего ранга. Его длинные темно-синие волосы были закреплены металлическим ободком из серебра. Под густыми бровями - глаза, искрившиеся  древним светом. Это существо прожило так много лет, что даже Ворен`Таль мог показаться мальчиком в сравнении с ним. Мужчина, сложив руки на столе, безучастно наблюдал за происходящим.

Рядом с друидом сидела его сородич – эльфийка с волосами цвета сирени. На её лице застыла презрительная маска. Ей явно было неуютно находиться в этой комнате. На ней было одето простое сероватое платье без всяческих украшений или запоминающихся деталей. Однако я уверена, что каждый, кто хотя бы раз взглянет на неё, даже и не заметит этого, привлечённый силой её взора. Кровавые крылья окружали её глаза и опускались на скулы – это была боевая раскраска стражей её народа. Глаза этой особы хотя и лучились мягким светом, содержали столько тьмы, что я невольно поежилась.

- А вот и вы, - произнес тихим голосом на языке орков поднявшийся со своего стула Ворен`Таль Провидец, - Рад вас приветствовать в Храме Света, Героини Шаттрата.

- Солнце ведет нас, о магистр, - ответила я, поклонившись всем присутствующим.

- Мы были рады ответить на ваш зов, - Арктея также сделала реверанс.

- Отлично, тогда представлю всех присутствующих. Светлейшая Ишана – верховная жрица Алдоров, мастер Дорджин Мавто из племени Пронзающего Копья, призыватель ветров Леорен Звездная Песня из круга Кенария, а также Изерллия Темная Луна. Дренейка привстала и отвесила церемониальный поклон, тролль просто помахал нам рукой, друид прижал руку к груди и поклонился, и только эльфийка даже не повела бровью.

Не могли бы вы присесть, дорогие леди, - как будто не заметив неуважения со стороны кальдорейской[24] девушки, продолжил маг, - К счастью, все присутствующие могут общаться на этом языке, так что проблем с коммуникацией у нас не будет. Итак, прежде всего хотел бы поблагодарить вас обеих от лица всех Провидцев за то, что вы совершили.

- Алдоры  также присоединяются и говорят спасибо за ваш благородный поступок, -  подала голос Ишана, - Я удивлена тем, что еще остались такие личности.

- Среди тех пленников, что вы освободили, было несколько моих хороших знакомых, - высказался тролль, - Они признательны за то, что вы вернули им все, что они потеряли. Теперь беженцы смогут зажить той жизнью, которую искали в этих краях.

- Отряд на зачистку Аукиндона уже выступил. Остатки сектантов будут ликвидированы. Мы даже и не предполагали, что кто–то из Совета Теней смог выжить и тем более организовать такое, - промолвил Ворен`Таль, - Вы будете достойно вознаграждены за свои усилия.

- Однако мы собрались здесь ради решения одной важной проблемы, - сказала Ишана, - Достопочтенный Леорен, пожалуйста, расскажите.

- Все началось несколько недель назад. Вокруг Оплота Чести на Полуострове Адского Пламени[25] начали происходить странные вещи: стали исчезать люди, на наши обозы совершались нападения, все товары пропадали и вместе с ними тела воинов. Сначала мы подумали, что это какая-то банда разбойников, но после нескольких рейдов вглубь территории мы никого не обнаружили. Из-за отсутствия результатов некоторым из нас пришла в голову мысль о том, что это происки Орды. И тогда меня отправили с дипломатической миссией с целью узнать, так ли это. Но как только я прибыл в ставку командования, выяснилось, что на представителей Орды совершаются точно такие же нападения.

- Да, именно так, - подтвердил тролль, у него был приятный глубокий голос, -  На наши позиции тоже совершались атаки. Причем все происходило очень быстро, даже при свете дня. Но ничего выяснить так и не удалось.

- Ситуация накалилась до предела. Горячие головы с обеих сторон готовы вновь вступить на путь войны. Мы не можем допустить этого. Слишком многим мы пожертвовали ради мира, чтобы дать его разрушить, - с горечью в голосе проговорил ночной эльф. После таких слов я невольно прониклась к нему симпатией.

- И чем мы можем помочь? - спросила Арктея.

- Дело в том, что мы хотим послать вас обеих выяснить причины нападений и установить виновных. После того, что вы сделали, и Альянс и Орда стали относиться к вам с уважением. И если вы, как независимая сторона, решите данный вопрос - это всех устроит, - ответила Ишана.

- Это довольно опасная миссия, - сказала я, - Нам придется контактировать с представителями обеих фракций и попытаться не допустить кровопролития.

- Именно поэтому мы и будем вас сопровождать, - откликнулся тролль, - Я и оба почтенных эльфа поможем вам выполнить задание.

- Нам нужно посоветоваться. Дайте нам несколько минут.

- Хорошо. Мы подождем, - кивнул друид.

Мы встали из-за стола и вышли на балкон второго этажа. Оттуда был открыт прекрасный вид на Храм, венцом которого стал кружащийся источник чистейшего Света - А`Дал.

- Что думаешь, Тея? - спросила я подругу.

- Если нападения продолжаться, то нигде в этом мире нам не удастся спрятаться от новой войны. Так что, по сути, у нас нет выбора, - рассудительно сказала рыцарь смерти.

- А еще это шанс попасть в настоящее приключение.

- Тоже верно. Я слышала, что в Траллмаре[26] готовят потрясающую тушеную грудинку с грибами, - пошутила подруга.

- Тогда я просто обязана её попробовать.

После этого диалога мы вернулись к нашим работодателям. Они о чем-то спорили. Доселе молчавшая эльфийка яростно доказывала свою точку зрения.

- Я не желаю слушать это от тролля, - с гневом в голосе сказала она.

- Мое участие от твоего желания не зависит, - насмешливо ответил ей Дорджин.

- Как только мы выйдем за пределы этого города, я тебя подвешу за уши на ближайшем дереве, тролль!

- Прекратите! - рявкнула на них жрица Алдоров, - Вы находитесь в Храме Света, а ты, Дитя Тьмы, молись, чтобы я не пожалела, что впустила тебя сюда.

Хотя Ишана и не вставала со своего места и не использовала никаких заклятий, эльфийку будто окатили холодной водой. Она разом присмирела и села на свое место.

- Мы согласны взяться за это задание, - огласила я наше решение.

- Только у нас есть свои условия, - добавила подруга, - Первое и самое главное - я буду главной в нашем отряде и, не смотря на мое почтение перед  мудростью и опытом мастера Леорена, ваше мнение не будет являться определяющим при выборе решения.

Также я не допущу  никаких склок и препирательств, - Арктея посмотрела на ночную эльфийку, - Я не собираюсь никого унижать, но если кто-то не согласен с моими правилами, то он может быть свободен. О ходе расследования мы с Диэнной будем своевременно информировать представителей обеих фракций. И постараемся приложить максимум усилий, чтобы не допустить развития кризиса.

- Прекрасно. Это как раз то, что мы хотели услышать. Надеюсь, все согласны? -спросила дренейка. Возражений не последовало, только Изерллия отвела взгляд, показывая, что ей все это мероприятие не по душе.

- Тогда мы пойдем готовиться к путешествию. Встречаемся завтра на рассвете на центральном мосту, - резюмировала Тея.

- Да хранит вас Свет! - напутствовала нас Ишана.

Мы попрощались со всеми и пошли к себе. Предстояло многое сделать. Первым делом мы зашли в стойла, где нас дожидались наши скакуны. Моя любимица Кирие, только завидев меня, начала размахивать своими крылышками и тихо рокотать, широко раскрывая свой клюв. «Я тоже по тебе скучала, малышка» - нежно поглаживая её перья, сказала я. Конь Арктеи тоже был рад встрече с хозяйкой. Та погладила его по холке и поставила перед ним целую корзину с фруктами, которую мы купили по дороге. Кирие уже не боясь своего соседа, как бы невзначай подвинулась к нему и ловко выхватила из корзины яблочко. Конь, не переставая жевать, флегматично покосился на неё. Мы с Теей так и прыснули со смеха.

После этого нужно было подлатать наше снаряжение. Мы зашли к местному броннику и купили все, что нам было необходимо, после чего вернулись в свою комнату и занялись ремонтом. Во время предыдущего сражения нас изрядно потрепали, так что пришлось приложить немало усилий, чтобы все поправить.

С первыми лучами восходящего солнца я стояла рядом со своим крылобегом, ежась от утреннего холода. Город еще спал, и лишь стражники несли свою вахту. Погода располагала к путешествию: легкий ветерок обещал прохладу.

Вскоре к нам присоединился Дорджин. Он, восседая на своем зеленом боевом ящере, выглядел внушительно. Его голубая кожа сильно контрастировала с красной накидкой, на которой был изображен символ Орды. Волосы мужчины спадали на сайдак[27] из клепаной кожи. Одетый в черную кожаную броню, он выглядел опытным разведчиком. Как только он приблизился к нам, я заметила, как за ним, забавно передвигая ножками, бежал кабан. Это был настоящий монстр, с серой щетиной и могучими клыками на морде, оканчивающейся массивным рылом. Чуть больше метра в длину, в холке он почти доставал мне до пояса

- Привет вам, - тролль резко осадил своего скакуна, а свинка, не ожидая такой остановки, врезалась в ограждение моста. Это было так нелепо, что мы с Арктеей даже открыли рты. Тролль, взглянув на наши лица, расхохотался. Его смех был настолько заразителен, что мы и сами не выдержали.

- Что это было? - спросила Тея.

- Это мой любимец – его зовут Торнадо, - услышав свое имя, кабанчик потряс своим рыльцем и преданно взглянул на хозяина.

- Тролль со свинюшкой. Такого мне еще не приходилось видеть, - утирая слезы, пробормотала я.

- Поговори мне тут, - Дорджин, все еще хохоча, показал пальцем на Кирие, - Сейчас твоя курочка пойдет на обед моему ящеру.

- Ага, как же. Пускай довольствуется свининой, - парировала я.

            Столько я не смеялась уже очень давно. Дошло до того, что  стражникам пришлось сделать нам замечание. Кое-как отдышавшись, мы принялись ждать кальдореев. Они вскоре появились, верхом на своих неизменных саблезубах, огромных кошках, что обычно перевозят ночных эльфов и являются для них практически членами семьи.

- На твою курочку нашлись еще претенденты, - проговорил тролль. Я же, не в силах больше смеяться, лишь махнула рукой.

- Приветствуем вас, - Арктея вежливо улыбнулась.

- Доброе утро, - ответил нам друид, а его спутница лишь кивнула головой.

- Перед тем, как мы отправимся, хотела бы узнать ваши мнения по поводу того, какую дорогу выбрать. Поедем на север в Зангартопь и оттуда на Полуостров Адского Пламени или проедем через руины Туурема и мимо Обрыва Острого Шипа, в сторону Оплота Чести?

- Лично я добирался через Зангартопь, - сказал Дорджин, - Дорога вполне безопасна.

- Поддерживаю, - Согласился с ним Леорен, - В районе Обрыва развелись опустошители[28], так что лучше мы избежим встречи с ними.

- Тогда в путь, на север, - и рыцарь смерти, тронувшись с места, начала наш поход.

Спустя пару часов мы оказались в Зангартопи - затопленной равнине, поросшей гигантскими грибами. Солнце стало пригревать, и вода из многочисленных водоемов начала испаряться, создавая невыносимую духоту. Арктея ехала впереди, а за ней парами я и тролль и оба ночных эльфа.

- Скажи, Дорджин, есть ли у тебя мысли по поводу нашего задания?

- Если честно, то я считаю, что это происки Альянса. Вы нам нужны для того, чтобы засвидетельствовать это и потом передать Алдорам и Провидцам.

- Да как ты смеешь! - мгновенно взъярилась Изерллия.

- Я предупреждала… - развернувшись, бросила Арктея ледяным голосом.

- Да, простите. Я считаю, что это не правда. Мы бы никогда не поступили бы так подло - это удел Орды.

- Изерллия, откуда такая ненависть? - мне было интересно.

- Я слишком часто являлась свидетелем бесчинств Орды, так что у меня предостаточно причин. Если хотите, могу рассказать.

- Путь еще долгий, так что, пожалуй, выслушаю.

- Я родилась в Ясеневом лесу[29] в семье Среброкрылых часовых[30]. Во время Третьей войны мы впервые столкнулись с орками из клана Песни войны[31]. Эти нечестивцы вырубали наш любимый лес и убивали всех живых существ ради пропитания. Мы были вынуждены защищаться.

Из-за численного превосходства врага Часовые использовали тактику партизанской войны. Мы неожиданно нападали, посылая стрелы из крон деревьев, и сразу скрывались в глубине леса. Но этим монстрам все было нипочем. Они использовали гоблинские механизмы для того, чтобы срубать все, что им мешало. Оркам не нужны были эти деревья для строительства, они лишь губили лес.

На любое наше действие они находили ответ, в довершении всего их шаманы просто сожгли  все деревья, окружающие их крепости. Не в силах выдержать этого, мы воззвали к нашему защитнику, полубогу Кенарию. Мы теснили орков, но они, неожиданно для нас, получили поддержку со стороны наших извечных врагов - демонов. Выпив крови могучего демона Маннорота, орки обрели чудовищную силу. Они повергли Кенария и нашу армию. В той схватке погибли и мои родители.  Армию с демонической силой просто невозможно было остановить.

Вскоре после этого случилось последнее сражение с демонами, после которого орки избавились от одержимости, но не от жадности. Они устроили в нашем лесу огромную лесопилку, которая методично уничтожала его, причем в таких количествах, которые не нужны были Орде. Бревна просто сваливали на землю, на которой они сгнивали. Наши сердца обливались кровью при виде этого святотатства.

Но и порчей нашей земли они не ограничились: начались бесконечные нападения, в которых мы потеряли слишком многих. В этих стычках и прошла вся моя юность. Я ненавижу орков, ненавижу Орду. И даже сейчас разговариваю с вами на их мерзком языке…

Мы покинули Зангартопь и вступили на выжженную землю Полуострова. Это была одна из самых пострадавших в результате катастрофы частей Дренора. Когда-то тут высились непроходимые джунгли, но сейчас это была раскаленная докрасна пустошь. Единственной растительностью, которую здесь можно было отыскать, были заросли колючего кустарника.

- Устав от бесконечных сражений с Ордой, я присоединилась к Кенарийской экспедиции друидов. И отправилась в Запределье. Мне хотелось покоя, что всегда был рядом со служителями природы. Но я жестоко ошиблась. Всех из моего отряда уничтожили демоны, а оставшихся, каким-то чудом добравшихся до Траллмара, перебили орки. Выжить удалось лишь мне.

После того случая я записалась в армию Альянса только ради того, чтобы отомстить этим зеленокожим тварям. Так что мне есть за что их ненавидеть, - Изерллия замолчала.

- Забавно, - издал горький смешок тролль.

- Что?! - мне на мгновение показалось, что эльфийка бросится на него, но её остановил друид, положив руку на плечо.

- Я говорю, что это забавно слышать подобные слова из твоих уст, - повторил тролль, - Вы, эльфы, такие лицемеры. А теперь, Рассветная Странница, услышь и мою историю.

Мне повезло родиться в племени Пронзающего Копья. Мы с древнейших времен проживали на Темных берегах[32]. А еще были сильным и гордым племенем. Мой отец был уважаемым охотником, а мать - дочерью вождя.  Проживая в своей долине, мы старались не вмешиваться в дела эльфов, но тем было все равно. Убийство троллей для них стало чем-то вроде спорта. Многие молодые кальдореи хвастались тем, скольких троллей они убили. А в доказательство своего героизма показывали наши уши. Мы прозвали вас ухорезами. Каждый знал, что если выйти за пределы нашей долины, то можно получить стрелу из-за деревьев и закончить свою жизнь. Для вашей великой цивилизации маленькое племя троллей не представляло угрозы, но вы не уничтожали нас полностью - мы были чем-то вроде игрушки.

Вы считаете себя венцом творения. Высшей расой. Вы решили, что все остальные для вас лишь мусор. Однажды, забавы ради, эльфы сделали карательную вылазку прямо в нашу долину. Я проснулся той ночью от запаха дыма и, выбежав, увидел, как моя родная деревня горит, а вы, Среброкрылые мрази, поливаете всех, кто выбирался из огня, градом стрел. Вам доставляло удовольствие унижать тех, кто слабее вас. Мы как могли защищались, но силы были неравны.

Со стрелой в плече я кое-как вырвался из того побоища и доковылял до небольшой пристани, где мы держали лодки и часто рыбачили с отцом. Упав в одну из них, я отвязал лодку и попытался скрыться во мгле бушующего моря. Не в силах справляться со штормом, потерял сознание.

Меня спасли несколько разведчиков орков у побережья Ясеневого леса. В благодарность им я вступил в армию Орды и сражался там, где был нужен. Но я никогда не забуду того чувства, которое я испытал, глядя на то, как ваш народ унижается, вступив в Альянс. Вы лицемерные расисты, которые лишь делают вид, будто уважают своих союзников. Орки - честный народ, они открыто выражают свои чувства и, в отличие от кальдореев, не стремиться показать свое превосходство над другими расами. Так что, Среброкрылая, ни тебе говорить о зеленокожих тварях, - Дорджин буквально бросил эти слова в лицо гордой эльфийке.

- Ты думаешь, что твои пустые слова что-то изменят? - спросила она.

- Для тебя - нет, а вот для Арктеи и Диэнны - возможно, - парировал он, - Я просто хочу, чтобы они знали все и могли судить о том, кто же на самом деле вы такие. Орде не нужна новая война, чтобы ты там не говорила, эльфийка. Мы ищем мира.

- Как и мы, - вмешался старый друид, - Давайте мы покончим с этим разговором и сосредоточимся на нашем задании.

- Согласна, - поддержала его Тея и показала рукой на восток, - А вот и  Цитадель Адского Пламени, бывший оплот орков скверны.

Впереди возвышалась огромная уродливая крепость, построенная орками-демонопоклонниками, и преграждала нам путь. Она выглядела покинутой, но меня не оставляло чувство, что за нами следит чей-то пристальный взгляд. Крепость можно быто объехать с двух сторон.

- Давайте сначала посетим Оплот Чести и узнаем, не было ли нападений на наши войска в последнее время, - предложил друид.

- Тогда там и заночуем, а на следующее утро отправимся в Траллмар, - решила Арктея.

- В таком случае я вас покину, - заявил тролль.

- Почему?

- Потому что меня сразу пристрелят, как только я подойду ближе ста шагов к крепости. Людишкам я немного насолил в прошлом, - Дорджин развел руками и довольно осклабился, а его спутник громко хрюкнул, - Буду ждать вас утром следующего дня у нас, и даже эльфов мы встретим не как врагов.

Сказав это, мастер охотник пришпорил своего ящера и отправился по левой дороге. Мы же двинулись по правой, в сторону крепости Альянса. Стоило нам поравняться с покинутым бастионом, как открылся вид на все то, что остается после многих лет непрерывных сражений: обломки боевых машин, проржавевшее оружие, полусгнивший частокол.

Перед самой крепостью наш отряд во избежание проблем возглавил друид. Оплот Чести стоял непоколебимо словно скала, возвышаясь над красной пустошью. Нас остановили стражи, но, увидев Леорена, пропустили, хоть и провожали пристальными взглядами. Я понимаю людей: не каждый день видишь двух эльфиек крови, одна из которых рыцарь смерти, спокойно въезжающих в крепость Альянса. Над крепостью нависла пелена страха, и если я это почувствовала, то Арктея должна была ощутить ее намного раньше.

После того как мы спешились в стойлах, нас проводили в центр крепости, где уже ждал командующий. Посетив штаб, наш отряд оказался в окружении офицеров, среди которых было несколько людей и дренеев, а также пара  дворфов.

- Приветствую вас в нашей цитадели, уважаемые гостьи, - на понятном нам языке обратился к нам мужчина. Сразу стало ясно, что это командир. Он держался не так, как все, и складывалось впечатление, что на его плечи взвалили тяжелую ношу. Пожалуй, так выглядят те, на ком лежит огромная ответственность. Лысеющая голова воина указывала на преклонный возраст, а глаза излучали мудрость, причем нажитую не учением, а приобретенную тяжелым жизненным опытом. Он был одет в свободную легкую броню сероватого-металлического цвета.

- Меня зовут Данат Троллебой, я командир этой крепости и всех войск Альянса, оставшихся в Запределье.

- Арктея Кровавая Роза, а это моя подруга Диэнна Рассветная Странница, - мы вежливо поклонились, - Нас прислал совет Алдоров и Провидцев, чтобы помочь в разрешении сложившегося кризиса.

- Прекрасно. Мы все очень ждали вас. Может, вы согласитесь разделить скромную солдатскую трапезу, и я введу вас в курс дела.

- Почтем за честь.

Еду подали прямо за командирский стол, предварительно убрав с него карты и прочие бумаги. Он был достаточно большой, чтобы за него поместились все присутствующие офицеры, командир и мы четверо. Блюда, конечно, были не самые изысканные, но, тем не менее, довольно разнообразные и сытные. Алкоголя на столе не было, оно и понятно – армия.

- Приступим, пожалуй, - Данат сложил руки домиком и начал рассказывать, - Началось это совсем недавно, пару недель назад. Атаки происходили в основном на патрули: пару-тройку солдат на дальних рубежах. Никаких следов враги не оставляли, только лужи крови. Мы несколько раз поднимали войска по тревоге, прочесывали периметр, но никого не нашли. Оставаясь безнаказанным, противник обнаглел и вскоре стал нападать на обозы. В этом случае обнаруживали лишь мертвых лошадей и пустые телеги. Причем дошло до того, что они при свете дня похищали моих солдат прямо со двора крепости. Вы же понимаете, что это значит - среди бойцов и служащих началась паника. Людям нужен реальный враг, и если они его не видят, то вся дисциплина вскоре улетучивается. Во многие умы закралась мысль: а что, если это не призраки или неведомые демоны, а Орда, которая расположилась прямо у нас под боком. Эти идеи могут скоро перерасти в мятеж. И наш долг этого не допустить.

- Я был в Траллмаре, у них там точно такая же ситуация, - добавил друид, - Если честно, я выбрался оттуда только благодаря сопровождению. Обстановка крайне взрывоопасна, малейший толчок, и все пойдет под откос.

- Мы сделаем все, что в наших силах, заверяю вас, - сказала я, - Сегодня мы переночуем у вас, а завтра отправимся в Траллмар, после чего составим план действий и поймаем тех, кто стоит за всем этим.

- Хорошо. Тогда не смею вас более задерживать в столь позднее время. Изерллия, будь добра, устрой наших гостей подобающим образом.

- Слушаюсь, - смиренно ответила эльфийка.

Мы поблагодарили за ужин и, поднявшись из-за стола, пошли за нашей сопровождающей. Уже наступила ночь. За эти полгода, что провела в Запределье, я так и не привыкла к виду ночного неба. Зрелище было впечатляющее: огромный волшебный поток, разрезавший небо пополам, искрился магическим светом. Звездный свет делал ночи похожими на день, и именно это заставляло меня чувствовать себя незначительной и чужой в этом мире.

В самом центре двора находился монумент в честь Андуина Лотара[33].  Вытесанный из серого камня, он был настоящим сердцем крепости, сосредоточием воли ее защитников. Чуть левее от него находилась местная таверна, где путники могли переночевать и пропустить пару кружек эля.

Войдя внутрь, мы окунулись в тепло огромного очага и полумрак. Так как была уже поздняя ночь, в зале никого не было, лишь парочка пьяных путников клевали носом за дальним столиком. Передав нас в руки молоденькой девушке, что присматривала ночью за таверной, эльфийка покинула нас. Нас проводили на второй этаж, на котором царила темнота, и показали нашу комнату. Арктея поблагодарила девушку на человеческом языке, и мы вошли в помещение.

Там нас уже ждали. Холодное лезвие коснулось моей шеи, так что я не смогла даже шелохнуться. Сердце бешено застучало, будто собралось выпрыгнуть из груди. Адреналин обострил все чувства.

- Не рыпайтесь, - проговорил голос у меня за спиной, - Медленно спускаемся на первый этаж и выходим через заднюю дверь. Пошли!

- Что вам надо? -  прошептала подруга.

- Молчи и шевелись.

Мы медленно двинулись назад. Спускаясь по лестнице, я опасалась порезаться о лезвие. Нас слегка толкнули по направлению к заднему выходу. Из полуоткрытой двери, мне в лицо подул свежий воздух. Выйдя на свет, я увидела еще несколько человек в форме солдат Альянса. С мечами в руках, они были готовы ко всему, хотя я и не собиралась сопротивляться - с ножом у горла трудно применять заклинания. Краем глаза увидела, что Арктея находится в том же положении.

- Ну что, девочки, вот и пришел ваш конец, - проговорил один из солдат, и его глаза кровожадно сверкнули, - Не стоило переступать дорогу Совету Теней.

Не успела я и глазом моргнуть, как мимо со свистом пролетели две тени. И, почувствовав толчок, ощутила, как хватка на моей шее ослабла. Воздух рассекли еще несколько стрел, и оставшиеся враги, что стояли передо мной, схватившись за горло, начали заваливаться на землю, выпустив из рук свои мечи. Взглянув на стену, я увидела в звёздном свете возвышающуюся на ней фигуру с луком в руках.

- Так и знал, что не стоит оставлять вас одних, - прозвучал знакомый голос.

- Дорджин… -  с облегчением выдохнула я, - Как ты туда забрался?

- Я же разведчик - это моя работа. Поднимайтесь сюда, быстрее, – промолвил он и, сбросив нам веревку, скрылся с другой стороны. Мы, переглянувшись, решили, что на той стороне однозначно безопаснее, и полезли наверх.

- Быстрее, пока не начался обход, - шепотом подгонял нас тролль.

- Угу, - пробурчала я.

- Отлично. Пригнитесь и идите за мной, - ко мне подбежал Торнадо и, хрюкнув, обнюхал. Удовлетворившись, он засеменил к Арктее и провел ту же операцию.

Охотник, ссутулившись, перебежками спускался вниз по склону. Я старалась не отставать от него. Как только мы оказались у подножия холма, перед нами оказался вход в шахты. Они были погружены во мрак, и оттуда веяло запустением. Видимо, после того, как их выработали, люди покинули ими же и построенные тоннели. Зайдя в их тень, мы наконец почувствовали себя в безопасности.

- Спасибо за то, что спас нас, - проговорила я, пытаясь восстановить дыхание.

- Не за что. Я подозревал, что враги внедрились в армию, и это означало, что вам грозила опасность, - тролль убрал лук за спину и осторожно выглянул наружу, - Похоже, они начали действовать, и времени у нас осталось мало. Возвращаться нельзя, потому что на вас падет подозрение в убийстве солдат, и, с учетом обстановки, вздернут на первом же суку. У нас есть только эта ночь, утром подымится такая шумиха, что кровопролития не избежать.

- Есть еще какие-нибудь идеи? - спросила Арктея, - С чего нам начать?

- Есть одна. После окончания войны шахты, которые мы с Альянсом разрабатывали, оказались исчерпаны и покинуты. Именно поэтому я привел вас в одну из них. Давайте исследуем её глубины, возможно там нас ждут ответы.

- Ну что же, тогда не будем терять времени.

И мы отправились вглубь шахты. Я создала в своей руке небольшой шарик света, и отправила его летать над головой Арктеи, что с мечом в руке шла впереди нас. Штольня выглядела заброшенной: рельсы уже покрылись ржавчиной, а разбитые шпалы успели прогнить. Вдоль стен попадались перевернутые вагонетки, из которых выглядывали сломанные инструменты. Подпиравшие потолок балки выглядели очень ненадежно. По углам была развешана паутина, а пол покрыт толстым слоем пыли. Все указывало на то, что здесь кроме нас уже давно никого не было.

Мы прошли мимо заколоченной широкими досками ветки.  Сам рудник вел вниз по спирали. Температура понемногу повышалась, а воздух стал более затхлым. Я почувствовала присутствие чего-то странного, даже чуждого. И чем ниже мы спускались, тем сильнее становилось это ощущение.

- Впереди опасность, - озвучила я свое предчувствие.

- Ты что-то почувствовала? - повернувшись ко мне, спросила подруга.

- Да. Я не могу сказать что-то конкретное, но прошу быть начеку.

- Ясно, - Арктея перехватив рукоять своего клинка второй рукой, выставила его перед собой и начала продвигаться дальше.

Дорджин тоже прислушался ко мне и достал две стрелы из своего колчана: одну он схватил зубами, вторую наложил на тетиву и сдвинулся немного ближе к стене, чтобы иметь пространство для выстрела. Торнадо словно тень следовавший за троллем,  ощетинился и занял место перед ним в стремлении защитить.

Спустя несколько десятков шагов коридор начал расширяться и привел нас в небольшой подземный зал. На первый взгляд в нем не было ничего необычного, но какое-то шуршание привлекло мое внимание. Шар света отлетел от Арктеи и направился к потолку. Я применила к нему немного силы, и тот послушно начал разгораться, освещая все вокруг. Прямо в центре зала находился небольшой котлован, в котором что-то шевелилось. Оно было грязно-красного цвета, почти сливающимся с грунтом. Источник света засиял так, что мы смогли увидеть все в мельчайших подробностях.

Холодок пробежал у меня по спине. В котловане копошились огромные черви. Это были омерзительные хитиновые твари с множеством отростков на теле. Но хуже всего было то, что они словно свои меньшие братья в компостной куче возились вокруг десятков полусъеденных тел убитых людей и животных. Эти чудовища неспешно пожирали своих жертв, пережевывая с отвратительным хрустом их конечности. Желание прекратить этот кошмар было столь велико, что я, не выдержав, сжала правый кулак и потянулась к магии.

« Свет, что живет во мне,

Приди в мою длань и стань вспышкой.

Сокруши всех врагов.

Кеннет сиэл!»

            Размахнувшись, я бросила искрящуюся рубиновым светом сферу прямо в центр котла - произошла кровавая вспышка, и во все стороны брызнули сгорающие в яростном пламени останки плоти. Черви взвыли от боли, и послышался отвратительный звук трескающегося хитина. Арктея поддержала мою атаку, бросившись навстречу выползающим из огня тварям и обрушивая на их тела рубящие удары своего клинка. С диким хрюканьем Торнадо врезался в одного из червей и, перевернув его, начал раздирать его мощными клыками. Его хозяин пустил несколько стрел в тех тварей, что пытались спастись на противоположной от нас стороне.

Когда последний из монстров погиб и наступила тишина, я перестала поддерживать свое заклинание и, устало вздохнув, оперлась на свой посох.  Гнев, что застилал мои глаза, полностью иссяк, оставив за собой лишь пустоту. Пробежавшись взглядом по своим товарищам, я с облегчением заметила, что они не ранены.  А наш новый четвероногий друг возбужденно бегал вокруг, выискивая оставшихся врагов.

- Что это было? - подала голос Арктея.

- Землерои. Это огромные черви, что обитают по всему Запределью, - пояснил нам тролль, - Они живут под землей, изредка появляясь на поверхности, чтобы поохотиться. Обычно они не нападают на людей. А те, кого мы убили, оказались намного больше обычных особей.

- Судя по всему, именно они и совершали нападения на солдат Альянса. Должно быть, в руднике рядом с Траллмаром их также полно, -  высказала я предположение.

- Скорее всего, именно так и есть. Они могут незаметно нападать из-под земли и, заглатывая жертв, уносить их под землю. С такими размерами им это под силу. Но одно меня беспокоит.

- Что же?

- То, что землерои – одиночки. Они никогда не собираются в таких количествах в одном месте, и тем более не нападают организованно.

- Значит, что-то побудило их к этому. Давайте поищем вокруг, может, найдем подсказку, способную объяснить их странное поведение.

Мы разбрелись по залу в поисках ответа. Спертый воздух и отвратительная вонь  сильно осложняли продвижение вглубь. Голые стены, инструменты, кучи грунта - ничего примечательного. И когда мы уже почти встретились с Арктеей, которая обходила с другой стороны, я обнаружила в стене огромный идеально круглый тоннель.

- Это точно не работа тех червей, которых мы убили. Они и трети от ширины этого прохода не составляют, - сказала рыцарь смерти.

- И посмотри на края, они словно оплавлены. Возможно, этот тоннель ведет к их логову, и если так, то у нас есть шанс, если не покончить с ними, то хотя бы получить ответы на наши вопросы.

- Тогда не будем терять время. Его и так осталось слишком мало. Вперед! - и Арктея первой полезла в тоннель.

Это было по-настоящему суровое испытание. Температура в этом проходе оказалась намного выше, чем в шахте. Пот заливал глаза, так что я с трудом различала подругу, что шла передо мной. В какой-то момент мне показалось, что проход по-настоящему бесконечен, но собрав волю в кулак, продолжала идти вперед. Спустя… не знаю, сколько времени, мы наконец увидели слабое красное свечение вдали. По мере нашего продвижения оно все усиливалось. Изнуренные, мы выбрались из тоннеля, буквально рухнув на металлическую решетку, заменявшую пол в огромном подземном сооружении, в которое попали.

Когда-то это был литейный цех. Это было видно по колоссального размера печам, в которых переплавляли руду, и по другим приспособлениям, предназначенным для массового производства оружия. Несмотря на то, что в помещении не оказалось ни одной живой души, кроме нас, было видно, что здесь постоянно кто-то бывал. Под решеткой, на которой мы стояли, текла раскаленная лава, именно поэтому вокруг стояла такая нестерпимая жара. Стараясь скорее выбраться в более пригодное для жизни место, наш отряд продолжил движение вглубь цеха. За ненадобностью я погасила источник света, который так сильно помог нам ранее.

Проходя мимо огромного поддона, полного каменного угля, мы увидели в стене еще один тоннель, похожий на тот, через который прошли. Следом за ним еще один и еще. Весь цех оказался испещрён ими. Внезапно я почувствовала то же самое, что и в шахте, и подала сигнал своим товарищам быть наготове. Вскоре мы увидели землероев. Они плотным клубком роились на большом участке твердой земли. Их было так много, что я не могла их сосчитать - сплошной ковер движущегося хитина покрывал пол. Дорджин тихонько позвал нас, и когда мы обернулись, показал нам на небольшую винтовую лестницу, ведущую куда-то под потолок.

Было очевидно, что нам троим не справиться со всей кучей врагов, так что мы решили избежать встречи с ними, поднявшись по лестнице. На самой её вершине оказался люк, к счастью, не запертый с другой стороны. Тролль осторожно приподнял крышку и осмотрелся по сторонам, и подал нам знак, что можно продолжить путь. Я последней поднялась наверх и сразу отметила бледный звездный свет, что освещал это место. Мы выбрались на поверхность.

Спрятавшись за беспорядочно наваленными деревянными ящиками, мы оказались свидетелями невероятного зрелища. Место, где мы находились, прилегало к какой-то крепости, и, судя по внешнему виду укреплений, это была Цитадель Адского Пламени. Главный оплот проклятых орков скверны, полностью очищенный объединенными силами Орды и Альянса во время недавней войны. Однако слухи об отсутствии врагов были сильно преувеличены. В нескольких десятках шагов от нас лежал прикованный цепями землерой. Он сильно отличался от своих собратьев, с которыми мы сталкивались раньше. Он был просто чудовищных размеров. Бурая, окаменевшая чешуя его явно была не по силам обычному оружию.  Вокруг червя, присматривая за ним, проходили патрули орков скверны. Мне и раньше приходилась сталкиваться с ними. Во время моих заданий, когда я помогала сопровождать обозы, на нас часто нападали остатки орочьих войск. Это были высокие и могучие войны, их кожа была ярко-красного цвета, а глаза горели неукротимой яростью. Они свирепо бросались в бой и не останавливались до тех пор, пока все их враги не падут. Демоническая кровь превратила некогда благородных и мирных орков в бездумные машины для убийств.

- И что теперь? - спросила я шепотом.

- Думаю, что обо всем этом должны узнать в Траллмаре и Оплоте Чести, иначе нашим войскам придется тяжко, когда на них спустят этого монстра, - ответил тролль.

- Согласна. Но нам нужно как-то выбраться отсюда. Осталось совсем мало времени, уже рассветает, а это значит, что нам придется найти другой путь.

- У меня есть план, - как только охотник открыл рот, чтобы огласить его суть, внезапно раздался ужасный грохот. Мы опоздали!

- Бой уже начался, - этот шум означал, что в ход пустили магию. Я знала, что таким образом противники пытаются прощупать слабые стороны друг друга.

- Нам нужно срочно предупредить наших! Слушайте, у меня есть сигнальная ракета,  с её помощью мы сможем позвать к нашей позиции нескольких ветрокрылов[34], но для этого нужно взобраться повыше.

- Хорошая идея, но боюсь в пылу сражения никто не послушает нас, особенно Альянс, после всего того, что случилось этой ночью. Нам надо как-то привлечь их внимание.

- Тогда давайте действовать. В любом случае нам нужно подняться как можно выше, -  подытожила Арктея и скомандовала, - За мной!

За нашими спинами была открытая дверь, ведущая внутрь крепости. Именно туда и повела нас рыцарь смерти. Время для пряток кончилось, каждая секунда промедления грозила гибелью наших товарищей. Влетев в распахнутые двери, мы столкнулись с  несколькими орками, преграждающими наш путь. Едва завидев нас, они издали оглушающий рык и ринулись в атаку. Один тут же получил стрелу в сочленение доспехов на шее и рухнул, захлебываясь собственной кровью, другой,  размахнувшись, попытался раскроить Арктее череп, но недооценил верткость эльфийки - она легко утекла в сторону и приняла своим клинком удар еще одного врага. Я как могла помогала своей магией -  ослепив того орка, что промахнулся по девушке и ударив по его шлему посохом, заряженным силой. Раздался звук треснувшего черепа и враг повалился на пол. Тем временем Арктея поднырнула под топор, который должен был разрубить её пополам и, сделав кувырок, пронзила грудь еще одному врагу. Вепрь вцепился в одного из раненых противников и с оглушительным визгом рвал его на части. В пылу битвы я заметила широкую лестницу, ведущую на одну из башен, откуда мы могли улететь.

- Лестница справа! - крикнула я, прожигая лучом света дыру в одном из орков.

- Пробиваемся! - откликнулась Арктея, улучив мгновение.

К оркам прибыла подмога: пара дюжих воинов накинулись на Дорджина, и тот, понимая, что выстрелить из лука в такой близи невозможно, закинул его за спину и вынув из-под сайдака короткий меч, отразил первый из направленных на него ударов, но второй орк уже занес над троллем свой топор. Я успела вовремя воздвигнуть щит на его пути, и тот, ударившись об него, бессильно выбил золотые искры. Торнадо, увидев, что его хозяину нужна помощь, ринулся на первого орка и сбил его с ног, второму же не растерявшийся охотник вбил пол локтя холодной стали в шею.

- Спасибо! - пряча меч и снова выхватывая лук, воскликнул Дорджин.

- Сочтемся, - ответила я ему, вскидывая посох и посылая волну света, которая преградила путь набегающим оркам.

Пробившись к лестнице, Тея приказала подниматься по ступенькам, а сама, пятясь, попыталась прикрыть нас.  Отразив пару ударов, она подпрыгнула, пропуская клинок одного из орков, который хотел подрубить её ноги. Крикнув: «Берегись!» - я пнула чашу с горящим маслом, освещавшую лестницу, и пламя резво стекло вниз. Арктея едва успела увернуться, чего нельзя было сказать о нескольких противниках, которые с дикими криками пытались потушить огонь. Отрезанные от врага, мы быстро начали подниматься вверх.

Взобравшись на самый верх башни, мы оказались на самой верхней точке Цитадели.  На огороженной перилами площадке боком к нам стоял человек. Он был одет в длинную черную мантию с капюшоном, без всяческих украшений. Мужчина стоял, склонившись над маленькой установленной на золотой подставке магической сферой. Под её поверхностью клубилась магия, которую я прежде никогда не чувствовала. Как только Арктея поднялась вслед за нами, человек вытянулся и, повернув к нам голову, одной рукой стянул капюшон. Он был уже седым, с длинным шрамом, тянувшимся через всю левую половину лица. Удивительно, что при таком повреждении его глаз остался целым. Он улыбнулся и захлопал в ладоши.

- Браво, браво! А вы молодцы, - у него был глубокий и, я бы даже сказала, красивый голос.

- Кто ты такой?

- Кто я? Этого вам знать не нужно. Вы и так уже несколько раз вставали у нас на пути, Героини Шаттрата, - последние два слова он произнес насмешливым тоном.

- Так ты из Совета Теней, - промолвила Арктея.

- И снова браво! Как же ты догадалась?

- Только вы можете так безвкусно одеваться, - ответила ему подруга.

- Вот как? Может, ты просто смотришь не под тем углом?

С этими словами он безо всякой подготовки применил какое-то мощное заклинание. Перед ним материализовался огромный огненный кулак и полетел в Арктею. Я не успела буквально на мгновение. В голове пронеслась мысль: «Я подвела её!». Но рыцаря смерти оказалось не так легко победить: за мгновение до удара она создала вокруг себя какое-то зеленое поле, хоть и поглотившее удар, но, к сожалению, не полностью. Остаток силы был достаточен для того, чтобы девушку буквально выбросило из башни.  Но я в последний момент успела использовать на нее заклинание левитации, и она должна была выжить.

Дорджин, увидев все это, успел достать из-за пазухи какую-то трубку и дёрнуть за веревку, торчащую из нее, и через несколько секунд огненная вспышка озарила небо, призывая нам на помощь товарищей тролля. Наш противник, не дав мне нанести ответный удар после использования левитации, вскинул руки и направил копье темной энергии в охотника. Заряд тьмы с леденящим мою душу звуком врезался в левое плечо охотника и, пробив его насквозь, опрокинул мужчину на пол. Торнадо взвизгнув, бросился на обидчика, но колдун лишь отмахнулся от него, и бедное животное отшвырнуло в сторону.

-Ах ты ублюдок! - сквозь зубы бросила я.

- Как же приятно убивать в людях надежду, - улыбка на лице моего врага не сходила все то время, как он избивал моих друзей.

 - Ты заплатишь за это! - я посмотрела на истекающего кровью Дорджина, и ярость из моей груди вырвалась наружу.

С руки срывается луч чистого света, но оказывается поглощен тьмой, защищающей колдуна. В ответ он призывает несколько призрачных черепов, которые, клацая челюстями, попытаются загрызть меня, но разлетаются в прах, пронзенные насквозь копьями моей магии. Не останавливая их движения, я попытаюсь попасть в незащищенные щитом части тела чернокнижника. Но тот играючи разбивает их волшебным мечом, прошедшим по моим сияющим копьям, словно косой по траве. Не собираясь сбавлять темп, я поливаю его со всех сторон заклинаниями и стараюсь подготовить нечто мощное - то, что могло покончить с ним. Но он оказывается расторопнее: огромная волна темной силы, что должна была просто разрубить меня напополам, понеслась в мою сторону, сорвавшись с рук колдуна. Вспомнив, что сделала Арктея несколькими минутами ранее, бросаюсь ей навстречу, и в тот самый момент, когда до столкновения остаются считанные мгновения, я, отклонившись назад, прокатываюсь под ней. Большая часть мощи заклинания прошла мимо, но остатки все равно достали меня, стоило мне лишь вдохнуть пропитанный тьмой воздух. Закашлявшись, я потеряла концентрацию, за что и была наказана: темные цепи обвились вокруг меня, причиняя невыносимую боль.

- Вот тебе и пришел конец, - все еще улыбаясь, произнес колдун, - Зря вы пытались помешать нашему господину.

- Да пошел ты! - просипела я, пытаясь избавиться от оков.

- А ты смешная, - он злобно захохотал, - Посмотри за мою спину - и ты увидишь новую войну, которую мы начали. Скоро Альянс и Орда перебьют друг друга, и мы, Совет Теней, займем-таки полагающееся нам место.

-  Ага, вы сдохнете, - темные иглы впивались в мою кожу, обжигая её.

- Ничуть. Ты уже видела нашего Тирана. Можешь себе представить силу, что способна остановить его? - колдун был настолько уверен в своем превосходстве, что, повернувшись ко мне спиной, начал наблюдать за готовящимся сражением войск Альянса и Орды, - При помощи этой сферы вскоре мы натравим на выживших в этой битве не только обычных землероев, но и нашего Тирана.

- Мы не допустим этого, - я уже почти закончила собирать силы для заклинания.

- Кто это мы? - он снова повернулся ко мне и подошёл ближе, - Связанная жрица или та разбившаяся девка? Стой, я понял: наверное, ты про вон того полуживого тролля.

- Ты забыл еще про одного, - и я плюнула ему в лицо, - Торнадо, давай!

Отброшенный ранее  к перилам и оглушенный, кабан встал на мою защиту и с пронзительным визгом с разбегу врезался в ноги колдуну. Собрав оставшуюся волю, я произнесла заветные слова.

«Тысяча служителей света из древних времен,

Услышьте мой зов!

Станьте силой моей, станьте мощью моей

И дайте нам вместе преодолеть тьму

Десперо тэнно!»

Могучая магия захлестнула меня, стирая всю боль и разрывая связывающие меня цепи. У меня никогда не получалось применять это заклинание, но именно теперь я поняла, почему этот свет, идущий из глубин естества, невозможно призвать, если тебе он просто нужен. Он придёт на помощь лишь тому, кто хочет защитить близких людей.

Я не видела солнца, но знала, что его рассветные лучи сейчас озаряют мою спину и становятся крыльями. Они словно дали мне новую силу. Силу, достаточную, чтобы не допустить ничьей смерти. Взмахнув ими, я словно клинком рассекла воздух, сокрушив барьер, который воздвиг перед собой чернокнижник, отбросив того назад. Торнадо, перестав нападать, зализывал раны. Я же поднесла руки к своей груди и высвободила всю мощь, что была мне дарована, превратив ее в поток всесокрушающего светлого пламени. Колдун, не в силах противостоять ему, был стерт с лица земли, а вместе с ним и его наглая ухмылка. Но я не остановилась, нет! Я выпускала все, что осталось во мне, направляя поток света туда, где вот-вот начнется битва, которая могла развязать новую войну, которую мы все хотели остановить. Ноги подкосились, и я, упав на колени, все равно продолжала испускать свет. Поток прошелся прямо между наступающими войсками, как бы отделив их друг от друга и привлекая  внимание к нам. Мои силы иссякли, но падая, я  увидела, что атака прекратилась, и солдаты обернулись в сторону крепости.

Я лежу на полу башни, не в силах пошевелиться. Раны обдувает легкий ветерок, который холодит их. Нужно подняться, но не могу. Надо помочь друзьям, но мышцы не слушаются приказов. Ко мне подошел питомец Дорджина и внимательно посмотрел на меня. В его умных темно-карих глазах стояла печаль, а из порезов на морде текла кровь, но, несмотря на это, он смог найти в себе силы и ткнулся в меня своим рыльцем. Его хозяин, мой друг, истекает кровью совсем рядом, и я просто обязана помочь ему. Собрав даже не последние силы, а всю оставшуюся волю, пытаюсь встать, но судорога сводит левую ногу, и я, крича от боли, падаю. Дорджин еле дышит, в то время как меня трясет от боли. «Плевать на ногу, плевать на эту боль!» - думаю я и начинаю ползти. Подтягивая тело руками, отталкиваюсь здоровой ногой. «Еще чуть-чуть», - до тролля остается еще немного. Одно усилие - и я оказываюсь около него.

Его голубоватая кожа настолько побледнела, что кажется почти прозрачной. На его плече зияет страшная рана. Я протягиваю к ней руки, уже понимая, что с теми крохами силы, что остались, мне не вылечить его. Свет засиял с кончиков пальцев, а из глаз потекли слезы. «Прости меня», - шепчут мои губы. «У меня больше не осталось сил», - горечь потери и обиды на себя сдавливает сердце. Меня душат рыдания, но вкладывая всю себя в исцеление, я чувствую, что рана начинает затягиваться. Не веря своим глазам, я ощущаю, как сердце Дорджина начинает биться сильнее. Это похоже на чудо. Выпустив последний теплый лучик я, опускаю руки и вижу, как тролль открывает глаза.

- Что я пропустил? - он закашлялся.

- Я победила колдуна и, надеюсь, остановила битву. Потом исцелила тебя.

- Диэнна, не плачь. Все ведь хорошо, - он попытался успокоить меня, хотя сам должен был чувствовать себя немногим лучше.

- Угу. Нужно узнать, что случилось с Арктеей.

Не успела я это сказать, как раздался пронзительный вой. Облокотившись на перила, увидела, что Тиран, освобожденный от цепей, крушит все, что попадется ему на глаза. А неподалеку от него сражается рыцарь смерти. На нее со всех сторон набрасывались орки, но будто пушинки отлетали от ледяного ветра, защищавшего девушку. Оказавшись зажатой в углу, она понимала, что рано или поздно ее сомнут. Но неожиданно на помощь пришел огромный червь: он рухнул сверху, смяв в лепешку нападающих. Сама же Тея едва успела броситься в другую сторону. Оставшись одна, она оказалась единственной добычей гигантского монстра. И тот ринулся на нее, стремясь отомстить всем, кто издевался над ним.

Тея, поняв, что ей с ним не справиться, закинула меч за спину и бросилась оттуда. Пробежав сквозь двери внутрь крепости, она считала, что так сможет спастись, но разбушевавшийся зверь, словно не замечал препятствий, снося целые пролеты, и сокрушая все преграды, что встречались на его пути.

- Как же нам помочь ей? - холодный ветер пронизывал меня насквозь.

- Я не знаю. После смерти колдуна зверь освободился от его контроля. И теперь ничто его не останавливает, - морщась от боли, сказал тролль.

- Точно! Контроль!

- Что?

- Сфера! Колдун сказал, что с ее помощью он  контролировал его. А это значит, что и мы сможем, - пояснила я, подбираясь к золотому пьедесталу.

Обычная стеклянная сфера скрывала в себе могучую древнюю магию. Не темную и не светлую, а какую-то другую. Я положила на нее руки и ощутила небольшой укол в местах соприкосновения. На мгновение потеряла сознание, но после все прояснилось, и мой разум будто оказался сразу в двух местах. Одна часть меня была на вершине башни и держала в руках сферу, а другая мчалась за Арктеей в теле Тирана. Я чувствовала его ярость и боль и, прикоснувшись к его душе, поняла, что он разумный. Увидела все те зверства, которые творили над ним, ужасные эксперименты с использованием темной магии и то, как из него делали орудие смерти. Тиран уже настигал рыцаря смерти. «Стой!» - закричала я, и он остановился как вкопанный.

- Хватит с меня ваших приказаний! - прозвучал в моей голове холодный, практически безжизненный голос.

- Я не приказываю, а лишь прошу тебя.

- Твой голос мне неизвестен. Кто ты?

- Меня зовут Диэнна, и я убила того колдуна, что держал тебя в рабстве, - Тиран ненадолго замолчал.

- Враги повсюду…

- Прошу, пощади мою подругу, она не причастна к твоим мучениям.

- Они все должны заплатить за мою боль! - проревел голос, ненадолго оглушив меня.

- Они уже погибли. Ты убил их.

- Этого мало. Они мучали меня и моих собратьев. Все люди и орки должны умереть, - его ярость было просто ужасна. В ее порыве он вырвался наружу и словно змея пополз в сторону места, где проходила битва между Ордой и Альянсом.

Из-за расстояния или, может, моей слабости магическая сила сферы ослабела, и мое сознание вернулось обратно в собственное тело. И только оказавшись в нем, я ощутила, как же сильно сжались мои руки вокруг сферы. Мне потребовалось время, чтобы освободиться.

- Нам нужно догнать его. Я должна убедить его не нападать на наши армии.

- Взгляни, - ответил мне Дорджин, показывая куда-то вверх.

Обернувшись, я увидела в небе несколько ветрокрылов, которые, планируя, опускались на небольшой балкон. На одном из этих прекрасных и грациозных животных сидел тролль в кожаных доспехах и что-то кричал нам, но из-за ветра его не было слышно.

- Ты чего так долго? – спросил его охотник.

- У нас тут война намечалась, все были заняты, ты уж прости, - пробурчал в ответ мужчина, - Как только мы увидели свет, идущий отсюда, то сразу поняли, что орки скверны снова шалят, и прекратили бой.

- Рад это слышать. Диэнна, залезай, - Дорджин показал рукой на пятнистого ветрокрыла, на котором не было всадника.

- Мне раньше никогда не приходилось летать, - призналась я.

- Это проще простого, будь поласковее с ним - и все будет хорошо, - посоветовал он.

Решившись, я схватила сферу, а свой  посох кинула троллю-наезднику, после чего аккуратно попыталась сесть в седло. К моему удивлению, зверь прогнулся и помог мне взобраться. Я вцепилась покрепче в его длинную гриву, мгновение - и ветер, бьющий мне в лицо, дал понять, что мы уже не на земле. Ощущение полета было прекрасным. Безумное хрюканье зажатого в задних лапах одного из ветрокрылов Торнадо, наглядно показывало его отношение к полетам, так что мой страх перед ними прошел, и я, рассмеявшись, крепко обняла своего ветрокрыла.

- Помогите Арктее! -  крикнула я.

- А как же монстр?  - донеслось в ответ.

- Я сама с ним разберусь!

Дорджин показал мне большой палец вверх и, заложив крутой вираж, помчался к рыцарю смерти. Я же попыталась взглядом найти  Тирана. Тот уже почти  приблизился к своей цели. По обе стороны Пути славы[35] находились войска Орды и Альянса. Сверху мне было видно, что воины обеих фракций с ужасом и отвращением глядят на приближающееся чудовище. Потянувшись вниз, я дала понять своему небесному скакуну, что хочу попасть на землю, и тот послушно опустил меня прямо посередине между армиями. Встав с его спины, я обернулась лицом к надвигающемуся Тирану и, коснувшись сферы, попыталась связаться с ним. То же легкое покалывание и ощущение раздвоенности.

- Ты должен остановиться, - эти люди не причиняли тебе вред.

- Замолчи. Вы все одинаковые.

- Прошу тебя. Не надо нападать. Среди этих солдат есть много волшебников, они убьют тебя.

- Вы сделали меня таким. Вы дали мне крепкую кожу, которую не пробьют заклинания. И вы заплатите за все!

- Подумай о своих родичах, которых до сих пор мучают в недрах крепости, ты бы мог спасти их, - Тиран замедлил свой ход, видимо, это все же подействовало на него.

- Ты лжешь. Так же, как и все остальные!

- Мне нет смысла тебе лгать. Вот, посмотри сам, - колоссу открылись мои воспоминания о том, что видела в литейном цеху.

- Я должен спасти их, - Тиран остановился.

- Хорошо. Ты можешь спокойно вернуться. Никто не хочет причинить тебе вред.

- Я тебе верю, Освободительница, - к моему облегчению в его голосе проскользнуло что-то другое помимо ненависти.

- Отлично. И я тоже верю, что ты сможешь найти себе и своим родичам спокойное и безопасное место для жизни. Обещаю, что предупрежу всех о тебе.

- Спасибо, - Тиран размахнулся и, врезавшись головой в красный грунт, начал зарываться в землю, пока совсем не исчез.

Я осела на землю. Рассветное солнце приятно согревало меня, заставляя забыть о тяготах этой ночи. Прозвучали барабаны, подавая сигнал к отступлению, и я поняла, что свою миссию мы все-таки выполнили. Через несколько минут рядом приземлились два ветрокрыла. С радостным хрюканьем ко мне подбежал Торнадо. Я протянула руку и погладила его по жесткой щетине.

- Похоже, ты нашла нового друга, - с улыбкой на лице произнесла Арктея.

- А то! Мы с ним через столько вместе прошли.

- Да уж. Мне показалось, что я почти концы отдал, - промолвил Дорджин, садясь рядом со мной.

- Кстати об этом. Как так получилось, что ты смог исцелиться, я ведь была почти без сил, - меня, признаться, мучал этот вопрос.

- Так я же тролль. Наша раса быстрее других регенерирует поврежденную ткань, - с гордостью пояснил он.

- Все с тобой ясно, - с улыбкой ответила я, - А как ты, Тея? Не сильно ранена?

- Все хорошо. Левитация не дала мне разбиться, и я так понимаю, это именно ты остановила Тирана.

- Да. При помощи вот этой сферы.

Но как только я приподняла артефакт, он раскололся на две половинки и упал мне под ноги. Серебряный дымок, что клубился внутри сферы, обернулся вокруг моей левой руки, превратившись в браслет. От неожиданности я даже не успела ничего сделать. Украшение был подобно тем, что делают мастера моего народа, но только из неизвестного мне материала, лишь отдаленно похожего на серебро. Прихотливая вязь линий, переплетенных друг с другом, завораживала своей красотой.

- Что это было? - спросил тролль.

- Без понятия, - ответила я, - Видимо, магия из сферы решила остаться со мной, пусть даже и в другом виде.

- Забудем об этом, давайте уж выбираться отсюда. Нам еще предстоит многое объяснить, а потом еще долгая дорога в Шаттрат.

- Не напоминай, - простонала я.

- Не волнуйся, я знаю, как поднять тебе настроение, Энни, - успокоила подруга.

- И как же?

- Сейчас мы пойдем в Траллмар и отведаем знаменитую тушеную грудинку с грибами.

- Хорошо, вот только Торнадо получит две порции, он заслужил, - услышав это, вепрь довольно хрюкнул, и мы все вместе дружно рассмеялись.

[1] Запределье – другое название Дренора, почти уничтоженного мира; родина орков и пристанище дренеев.

[2] Крылобег – ездовое животное эльфов крови, нелетающая птица; способная нести на себе седока.

[3] Кодой – большой копытный зверь, обитающий в Азероте, чаще всего используемый для перевозки грузов.

[4] Кенарий – полубог, хранитель природы, которому поклоняются друиды.

[5] Рыцари смерти – воители, воскрешенные Королем-Личом в качестве своего слуги, но позже освободившиеся от его воли и владеющие сильной магией льда и тьмы, а также способные поднимать мертвых.

[6] Эредары – название расы могущественных  существ, служащих демонам. Дренеи  – часть этого народа, решившая искать свою собственную судьбу.

[7] Эспадон – тяжелый двуручный меч с обоюдоострым лезвием длиной до полутора метров.

[8] Талассийский – язык народа эльфов крови.

[9] Паладин – воин, обученный владению магией Света.

[10] Плеть – название армии мертвых, руководимой Королем-Личом.

[11] Громовой Утес – столица объединенного народа тауренов. Находится в  долине под названием Мулгор в самом центре континента Калимдор.

[12] Странники – отряд следопытов, служащих королевству Кель`Талас.

[13] Солнце ведет нас (талассийский язык) – распространенное приветствие среди эльфов крови.

[14] Арракоа – раса разумных пернатых гуманоидов, живущих в небольших городах – гнездовьях.

[15] Стойка окна – одна из классических стоек в фехтовании мечом: острие направлено в лицо оппонента, клинок удерживается на уровне  головы, правая нога впереди.

[16] Бастард - меч, который удерживали в основном двумя руками, но при этом его вес и баланс допускал при необходимости одноручный хват.

[17] Рикассо – незаточенная часть клинка, прилегающая к гарде и позволяющая осуществлять хват рукой.

[18] Сломленные – подвид расы дренеев, изменённый под влиянием энергии скверны.

[19] Штормград – столица последнего из людских королевств.

[20] Алдоры – фракция дренейских жрецов, поклоняющихся наару.

[21] Провидцы – группа эльфов крови, служащая наару и сражающаяся против демонов.

[22] Племя Пронзающего Копья – группа троллей, что долгое время жила на территории ночных эльфов.

[23] Друиды – сообщество  волшебников, обладающих властью над природой и охраняющих ее равновесие.

[24] Кальдореи (дарнасский язык) – Дети Звезд, так называют сами себя ночные эльфы.

[25] Полуостров Адского Пламени – выжженная, бесплодная местность в Запределье, на которой проходили самые жестокие схватки между Альянсом и Ордой; там же стоит Темный портал – врата между мирами.

[26] Траллмар – Центральная крепость Орды, находящаяся на Полуострове Адского Пламени.

[27] Сайдак – набор лучника, состоящий из чехла для лука и колчана.

[28] Опустошители – вид хищников, живущих в Запределье; отличаются агрессивным поведением.

[29] Ясеневый лес – огромный лесной массив на севере Калимдора, родина ночных эльфов.

[30] Среброкрылые часовые – небольшая группа стражей ночных эльфов, охраняющих Ясеневый лес.

[31] Клан Песни войны – один из орочьих кланов; известен своими свирепыми воинами и  их несгибаемой волей.

[32] Темные берега – местность к северо-западу от Ясеневого леса; получившая свое название из-за скверны, поразившей ее.

[33] Андуин Лотар – великий герой Альянса; погиб во время войны с орками.

[34] Ветрокрыл – могучее животное, способное переносить по воздуху всадников и грузы; традиционно используется народами Орды.

[35] Путь славы – дорога, ведущая от Цитадели Адского Пламени к Темному порталу. Сама дорога выложена костями погибших дренеев. Ужасающий памятник зверству орков, находящихся под властью демонов.