ШК-2033

Уверены, среди наших пользователей найдутся ценители посапокалиптического киберпанка. Специально для них предлагаем рассказ по мотивам книги Дмитрия Глуховского Метро-2033.
Эта история о подвигах, о самопожертвовании, о человечестве, которое превыше всего.

Школа 2033.
Часть 1 – Погасший маяк.


-- МШК-682, МШК-682. Приём. Ответьте, ответьте. МШК-682, это МШК-1315. Приём, приём. Чёрт возьми, МШК-682, вам нужны эти долбаные патроны или нет?!
Никакой реакции.
-- Бессмысленно, – резюмировал дядя Ваня и отложил рацию, -- они не отвечают.
-- Можно ещё раз? – я был непреклонен, ведь именно мне и моему отряду предстояло охранять конвой, отправлявшийся сейчас в Маяковую Школу 682, -- я не хочу рисковать.
-- Понимаю, Сань, понимаю… Эх, ладно, была -
не была, -- дядя Ваня сокрушённо покачал головой.
-- МШК-682, МШК-682. Где вы чёрт вас дери?!
Через три минуты тишины, прерывающейся лишь напряжённым дыханием старика, раздался глухой выстрел, за ним ещё один, а потом ещё очередь – видимо, уличная охрана заприметила кого-то подозрительно близко подходящего к школе. Был ли это одинокий биог или обычная мутировавшая собака… какая к чёрту разница, ведь внутренние ворота заперты, а внешние можно закрыть в любую секунду…
-- Так мы идём или нет? – скромно спросил девичий голос у меня за спиной.
-- Заткнись! – рявкнул я, но тут же опомнился и устыдился, -- извини, Лен. Я не знаю, я ничего не знаю, и это меня, чёрт подери, волнует! – к концу фразы я чуть не перешёл на крик. Затем обернулся, чтобы посмотреть на мой отряд.
Сейчас они сидели на скамейке, где, что я сам помнил, раньше сидели дежурные на дверях. Моя команда, лучшие из лучших в САО. Автоматчики Игорь и Леонид, пулемётчик – здоровый бугай Дима, учёный-очкарик – Даниил, гранатомётчик – Жора и Лена – специалист по контакту, дипломат. Значение последней я недооценивал до того случая, как нас чуть не пристрелили из школы, чью границу мы опрометчиво нарушили. И пристрелили бы, если бы она не объяснилась. В результате, после её часовой беседы с директрисой, у нас появился очередной торговый партнёр.
-- Ну что, торгаши готовы? – нарочито сердитым голосом спросил я.
Лена, знавшая меня лучше всех, хихикнула.
А вот «торгаши» реально испугались. По другим школам САО ходили слухи, что, поссорившись со мной, можно было остаться без охраны на любом участке пути между школами.
А это была верная смерть, так как снаружи выжить могли лишь самые подготовленные и тренированные… или ими охраняемые. Проще говоря -- сталкеры.
-- Не парьтесь – уже более дружелюбно сказал я – вот сейчас нам ответят из шестьсот восемьдесят второй и двинемся.
-- Х-хорошо, Александр, вам решать – немного заикаясь проговорил глава торговцев, -- но всё же… не могли бы мы немного поторопиться?
-- Нет! – отрезал я. Чёртовы торгаши, никак их иначе и не назовёшь… за копейку маму родную продадут.
А вот мы торопиться не можем. Случаи, когда торопившиеся отряды, пусть даже элитные, попадали в практически элементарные засады, я мог по пальцам пересчитать. Но элитные отряды – тоже.
Я взглянул на часы.
Пришлось признать, что мы действительно жестоко опаздывали. Но МШК-682 так и не ответила… к тому же у меня было ужасное предчувствие беды. Предчувствие, которое трижды позволило мне выжить в ужаснейших бойнях и дважды их избежать.
-- Ладно, вперёд, – я наконец решился. При всём уважении к их школе, нам тоже есть чем заняться, кроме того, как ждать, пока их величества соблаговолят ответить по рации.
-- Дрыхнут они там все небось, – озвучил я часть своих мыслей вслух, после чего прошёлся вокруг стоящих навытяжку солдат моего отряда.
-- Всем проверить оружие, -- я говорил чисто для проформы, так как идиоты, не проверявшие оружие перед схваткой, в моём отряде не числились, -- приготовится. Маршрут вы знаете, идём тихо, желательно без фонарей. ПНВ-шлемы вам всем выдадут. Торговцы идут в хвосте, – тут я повернулся к нашим попутчикам, – и больше никуда, повторяю, НИКУДА не лезут. Всё ясно?
-- Так точно! – прогремело шесть глоток.
-- Отлично, -- я улыбнулся, -- тогда пошли! Дядь Вань, открывайте!
Внутренние ворота дрогнули и со скрипом разошлись. На самом деле и внутренние, и внешние ворота находились в самом здании школы, да и были они не воротами, а дверями, но на такую мелочь внимания обращать не стоило.
Второй пост охраны – первый находился перед первыми воротами – отсалютовал нам и передал по рации третьему, внешнему посту, чтобы были начеку.
Я кивнул вечерней – надо сказать, самой рискованной – смене и быстро зашагал ко вторым воротам.
Перед ними я остановился.
-- Надеть шлемы – глухо прозвучал мой приказ.
Сзади послышалось клацание, с которым выступы шлема входили в разъёмы на костюмах. Затем тихая ругань и звук, который видимо означал то, что торговцы тоже пытаются справиться со своими противогазами.
Дождавшись, пока всё утихнет, я три раза стукнул во вторые ворота.
С очередным скрипом вторые ворота отворились, и я глубоко вздохнул.
Почувствовать свежий воздух через противогаз было затруднительно, но мой разум подсказывал мне, как он должен ощущаться и пахнуть, так что представить всё это труда не составило.
Третий пост караула, на который ходили прежде всего самые психически-устойчивые люди каждой из школ. Потому что по сравнению с тем, что они видели каждый день, все голливудские ужастики вместе взятые даже рядом не стояли.
Когда я проходил мимо них, меня хлопнули по плечу – обычный дружеский провожающий жест. Но сейчас он был исполнен какой-то горечи – когда каждый день не знаешь, вернёшься ты сегодня, или мутанты попируют твоим телом, сложно прощаться легко и непринуждённо.
Я не оборачиваясь махнул рукой. Сейчас я немного прищуренными глазами смотрел за улицей. Охрана третьего поста сейчас имеет очень ограниченный угол обзора из-за проходящих мимо неё моих солдат и торговцев с груженными доверху сумками и тележками. А значит, кто-то должен следить за улицей.
Вскоре шум за спиной стих и услышал, как Лена легонько топнула ногой – она всегда так рапортовала о готовности.
Я поднял руку и махнул вперёд.
Медленно, никуда не спеша, мой отряд начал двигаться по школьной территории. Пока не надо было беспокоиться, школьную территорию контролировали снайперы с верхних окон или специально сооружённых уже после бомбардировки навесов на крышах.
Вся территория школы была освещена. В том и была разница – Маяковыми назывались школы, у которых хватило ресурсов – как электрических, так и людских – чтобы выйти из подвалов, где сидели обитатели немаяковых школ, и установить контроль хотя бы над школьной территорией и иметь круглосуточное освещение.
Вот и сейчас, подходя к забору, я прекрасно видел контраст между бьющим нам в спину ярким светом и почти осязаемой тьмой, наступающей сразу за забором и время от времени рассеивающейся пробегающим лучом прожектора.
Все собрались. Опасность, подсознательно ассоциировавшаяся у всех с темнотой, стала настолько близка, что пересилить себя и переступить границу света мог далеко не каждый.
В этом-то и была разница между сталкерами-торговцами-охранниками и остальными людьми – мы могли.
Я первый сделал шаг, чувство опасности тут же пропало, сменившись обычной подозрительностью и осторожностью…

Чем ближе мы подходили к школе, тем сильнее на меня наваливалось ощущение опасности. Оно выло, бушевало во мне, вся моя сущность сопротивлялась моему телу, делавшему шаг за шагом к источнику опасности – школе №682.
Наконец, когда мне оставался один шаг, чтобы завернуть за угол жилого дома, за которым скрывалась школа, я остановился и поднял руку.
Чувство опасности здесь стало просто непереносимым.
-- У меня дурное предчувствие, – решил озвучить свои опасения я, – очень дурное. Усекли?
Торговцы хмыкнули – они не верили в такие абстрактные вещи, а мои солдаты тут же подобрались – мои ощущения не раз и ни два спасали их от верной смерти. Так что теперь мы готовы были встретить любого противника.
Я намеревался сделать шаг вперёд, но тут, наконец, до меня дошло, что подозрительного я чувствовал за последнее время.
Я чувствовал резкий запах, но не мог понять, что это. Если я и сталкивался с ним раньше, то только в глубоком детстве…
Но всё же запах этот был мне до боли знаком, как будто это знание было с рождения вложено в меня.
Прекрасно понимая, что рассуждениями тут не поможешь, я решил всё же сделать шаг вперёд.
Но не смог оторвать ногу от земли.
Я направил вниз фонарь и прошептал очень нецензурное слово.
Моя нога по щиколотку была в липкой, застывшей крови.


-- Дерьмо, дерьмо, дерьмо-то какое, чё-ё-ёрт… -- Жора никак не мог успокоиться, даже после того как мы все вдоволь поматюгались. Торговцы были в срочном порядке отосланы в нашу родную 1315 с наказом предупредить всех об опасности, и сейчас мы лежали в крови, наблюдая за зданием школы №682.
-- Заткнись – резко оборвал этот страстный монолог я, вложив в приказ столько эмоций, что Лена вздрогнула. Она тоже не могла успокоится, особенно после того, как мы нашли обладателей крови – они недалеко убежали. Судя по жестокости, с которой были разделаны их тела, просто разрезанные настолько чисто, как будто бы лазерным резаком, встреча нам готовилась знатная.
Я в очередной раз передёрнул плечами. Школа производила впечатление вымершей – дверь была распахнута настежь, свет нигде не горел, кроме одного окна, где он мигал. Просто мигал и мигал раз за разом.
Я попытался найти закономерность, в душе надеясь, что это будет сигнал СОС, но нет. Он просто бессистемно мигал.
Вдруг, я приметил в крайнем левом окне красную вспышку.
Я взглянул туда, но там ничего не было.
Вдруг – опять эта вспышка! Я настороженно уставился в окно… и тут я, наконец, понял.
Мигала лампочка в коридоре школы – мигала красным, пронзительным светом.
На моей памяти не было вообще ни одной тревоги первой степени, когда врубали красную лампочку… Зелёных – полно, жёлтых – несколько раз, но красных – никогда.
Да, и ещё часто попискивал детектор движения, показывая, что в здании школы что-то постоянно движется… Но что – никто, разумеется, не знал.
Я загляделся на окно, и неожиданно меня обдало волной леденящего ужаса: из окна на меня взглянула пара зелёных глаз.
-- ***! – я не удержался и заорал.
-- Что, где?! Кто?! – быстро оживилась моя команда.
-- Т-т-там… -- заикаясь, что со мной было первый раз в жизни, я показал на нижнее окно. Но там уже никого не было.
-- Померещилось, – резюмировала Лена.
-- Ладно, -- я уже успокоился – вперёд, пошли внутрь. Надо разведать и забрать чёрный ящик.
-- Так точно! – но в этот раз в этом возгласе было мало веселья.

Дверь со скрипом отворилась.
Первым в неё заглянул я – и тут меня настиг первый шок. Ворота были практически снесены с петель, в них было множество вмятин и повреждений… и это в титановой двери последней модели, которые начали ставить во все школы в преддверии войны?! Что же могло пробить такую броню?!
-- Максимальная осторожность, – прошептал я, -- порядок – боевой. Лёня – ты первый, вторым пойду я, за мной – Лена, потом Игорь, Даниил, Жора и Дима. Все поняли?
-- Так точно!
Леонид зашёл в дверь и тут же обвёл стволом автомата холл. Коридоры, ведущие к лестницам, были пусты, раздевалка, превращённая во всех школах в КПП, также пустовала. А вот коридор, соединяющий две части школы…
Меня чуть не вывернуло. Каждый его сантиметр покрывали разорванные, разрезанные, раскрошенные части человеческих тел. Я распознал несколько голов – казалось, будто нападающие специально сложили их вместе.
Посередине всего этого мяса сидел человек - явно живой - и задумчиво ковырялся в мозгу у одной из голов.
-- Эй, ты! Встал, ***! Я тебе говорю, мразь! – мой голос срывался, я чуть ли не переходил на визг – что здесь происходит?!
Мужик (а это был мужик, примерно 35-40 лет) встал и медленно повернулся ко мне.
-- Вашу ж мать за ногу! – заорал Лёня и, почти не целясь, дал очередь из автомата. Моя очередь настигла мужика на секунду позже – мой напарник, а по совместительству заместитель, обладал отличной реакцией.
Мы, а за нами и весь отряд, медленно подошли к мёртвому. Я наклонился к нему, так как до сих пор не верил тому, что видели мои глаза.
Но зрение меня не подвело.
Лицо его представляло собой ужасное месиво из крови и мяса, но не потому, что мы попали в него хоть одной пулей – более того, все наши выстрелы распороли ему живот – просто оно такое было.
-- Мне это окончательно не нравится, – прошептал я.
Вдруг сверху раздался душераздирающий вопль и ор: «Не подходи! Не подходи ко мне!!!», - а за ним – рёв.
-- Там кто-то живой! Быстр… -- я застыл.
Мой луч фонаря светил на стену, и вроде ничего плохого не было.
Но на стене явно была видна тень, причём тень нечеловеческая.
Она напоминала какого-то гипертрофированного пса, похожего на пса-мутанта, но это был явно не он, с ужасным наростом на спине, напоминавшем горб.
-- Господи Иисусе… -- прошептал я.
Тень, видимо, заметив, что я обратил на неё своё внимание, сорвалась со стены и прыгнула на меня.
-- ААААА!!! – заорал я и дал длинную очередь.
Мои пули настигли тень в прыжке, она потеряла форму и очертания и повалилась на землю.
-- Что же за чёрт вас подери… -- ругался Жора, пока я оглядывал то, что свалилось мне под ноги.
Это существо – по-другому его назвать было сложно – не могло быть классифицировано. Оно постоянно изменялось, в нём что-то бурлило и клокотало, но кое-что можно было уже назвать – в частности, руки, похожие на клинки и также сверкающие, а также ужасающую морду, похожую на обезьянью, но гораздо вытянутее. К тому же, существо носило некое подобие плаща – впрочем, это мог быть отросток.
-- Чёрт возьми, чёрт возьми, – создавал отличный фон для размышлений Жора.
-- Заткнись, – медленно проговорил я.
-- Да, шеф, – Жора мгновенно узнал этот голос, который лично он слышал всего лишь один раз – сразу после Резни в пятьсот первой.
-- Наверх, -- скомандовал я, – и следите за стенами… Тут могут быть… Тени.
-- П-п-поняли, – ответил мой уже не такой уверенный отряд.
Но дисциплина брала своё, и мы дружной группой пошли вверх по лестнице.
Следующим, на кого напала Тень, был Дима.
Сначала сзади раздался его неуверенный голос: «Ой, что за…», который прервался рёвом Тени.
-- Огонь! – скомандовал я и, развернувшись, быстро дал залп из своего табельного автомата.
Тень, которая уже была на Диме, задела одна пуля, но, похоже, ей хватило.
Очередное странное существо повалилось на пол.
-- Позвольте, я возьму кусочек… -- начал было Даниил, приближаясь к монстру, но я прервал его тычком дула автомата.
-- А если зараза? Потом, успеешь, выбраться бы отсюда живьём, а тебе бы лишь эксперименты да эксперименты! – буркнул я и, не сказав больше ни слова, пошёл дальше вверх.
Теперь я лично возглавлял колонну. Так мы и добрались до второго этажа.
Перед дверью, из-за которой доносились ритмичные всхлипы, мы остановились.
-- Знаешь, шеф, похоже будто кто-то там… эээ… -- начал Даниил, но я оборвал его кивком.
-- Вышибаем, – прошептал я и кивнул на себя.
Ребята поняли, заняли позицию вокруг двери, а я тем временем отбежал подальше и, набрав скорость, вышиб дверь ногой.
Первое, что я увидел и что повергло меня в глубочайшее изумление – это парня в плаще, стоящего ко мне спиной. Перед ним явно угадывалась обнажённая девушка, очень молодая, судя по части лица, которую я смог отсюда разглядеть, ей было не более 16 лет.
И если мне совсем не отказали органы зрения, в простонародье называемые глаза, то пацан собирался изнасиловать её.
Девушка всхлипнула, потом заметила нас и закричала:
-- Помогите!!! А-а-а!!!
Да что за чёрт возьми?! В школе, где осталось всего-то два человека, они не нашли ничего лучше, чем…
А человека ли, вдруг подумал я, вспоминая тварь на первом этаже.
-- Руки вверх, – негромко сказал я.
Парень остановился. Медленно поднял руки вверх… И резко развернулся.
Его глаза горели зелёным – скорее всего, именно их я видел в окне внизу. Руки у него, что я не заметил сразу, представляли собой полуклинки – такие же острые и смертоносные. Из под его верхней губы торчали два клыка, что делало его похожим на вампиров из старых фильмов, это сходство также усиливала жуткая бледность обнажённого тела. Ноги у него были прямые, без малейших намёков на колени. В довершении облика плащ был пристёгнут прямо к плечам, на которых виднелись наросты.
Пацан открыл рот и заревел.
-- Господи Иисусе!!! – взвыл я и нажал на курок.
Ничего не произошло. Автомат заклинило.
А мальчик тем временем, уже не обращая внимания на хнычущую в голос девушку, открыл рот.
-- Страшно… не убивай, не надо… аааа!!! – вдруг раздался женский, судя по голосу явно женский крик из его глотки – ведь он не двигал ни языком ни губами – только не её… не трогай, не трогай!!! – за этим последовал опять же женский визг.
Мы стояли поражённые. Это был явно не голос пацана, он пытался имитировать человеческие голоса…
Мне на ум сразу же пришли легенды о Библиотекарях – ужасных существах, живущих в каждой библиотеке и в обилии населяющие Большую Библиотеку в центре. Говорили, что они также имитируют сказанное при них, ходили даже слухи, что они сохранили часть человеческой сущности… кто знает, кто знает, но я готов был поклясться, что в этом монстре не осталось ничего человеческого.
А тот, тем временем, сделал шаг ко мне.
-- Не подходи! – крикнул я.
-- Не подходи! – эхом отозвался он и сделал ещё шаг. Потом заревел и прыгнул.
Инстинкты сработали быстрее разума. Я резко выбросил вперёд правую руку и нанёс ужасный удар прикладом своего автомата в лоб монстру.
Пацан как будто налетел на каменную стену. Нет, он не отлетел, как бывает в голливудских боевиках, ведь в реальном мире есть ещё такая вещь, как законы физики – но просто упал мне под ноги.
Тут я неожиданно обнаружил, что автомат больше не клинит, быстро поднял приклад к плечу и с облегчением нажал на курок.
Пули прошили грудь парня насквозь, он взревел, выгнулся дугой и затих.
-- Лёня, Дима – на двери. Даниил, можешь заняться этим, Игорь – прикрой его. Жора – к окну, нам не нужны непрошенные гости. Лена – за мной, будем налаживать контакт.
Отдав приказы, я брезгливо перешагнул через тело монстра и подошёл к девушке. Она дрожала и, похоже, не воспринимала окружающего мира. Двигаться она, судя по всему, также не могла.
-- Ну-ну, успокойся, – как мог, нежно проговорил я, что получилось у меня не очень хорошо. Поняв, что с девушкой я сейчас не поговорю, я приказал Лене успокоить её и позвать меня, а затем встал за спиной у Даниила.
Наблюдать работу монстролога, ранее бывшего хирургом в ЦКБ – не самое приятное дело, я вам скажу. Вышеуказанный монстролог всегда носил с собой небольшой белый чемоданчик со скальпелями, перетяжками, ножами и прочими мрачными инструментами. Сейчас этот чемоданчик лежал недалеко, а хирург возился с трупом. Я же незаметно смотрел за Лениной собеседницей.
-- Не понял, – вдруг ошарашено прошептал тот.
-- А, что? – я на секунду отвлёкся от созерцания обнажённой девушки и взглянул на Даниила.
-- Смотри, -- он подвинулся, -- видишь? Тут…
-- Мне всё равно, что тут, – одёрнул его я, -- меня интересует, что из этого следует.
-- Этот… субъект – замялся на секунду Даниил – умер в районе пяти часов назад.
-- Это через пару часов после того, как у торговцев запросили оружие… -- проговорил я, -- возможно, эти монстры напали на них? Но тогда почему они не включили тревогу, не вызвали нас по рации в конце концов?! Почему дали себя перерезать, я же помню, тут были классные бойцы!
-- Откуда я знаю, -- начал было Даниил, но встретился с моим взглядом.
-- Т-т-то есть, не могу знать, товарищ капитан! – жалко промычал он и поспешил ретироваться.
-- Другое дело, – подытожил я и нарочито громко передёрнул затвор.

На моё плечо легла рука. Я резко обернулся – инстинкты брали своё, но это была всего лишь Лена.
-- Пойдём, -- тихо сказала она, – ты можешь поговорить с ней… только постарайся быть не очень грубым, окей? Она ещё не совсем пришла в себя.
-- Конечно, Лен, – я улыбнулся и подмигнул ей.
На Ленином лице заиграла улыбка, она развернулась и мы пошли к сидящей на холодном полу девушке.
-- Привет, – я постарался сказать это с максимальным теплом, на которое был способен, -- как тебя зовут?
-- А-а-алина, -- девушка все ещё заикалась, впрочем, я не мог её судить – для неподготовленного человека она вела себя более чем достойно.
-- Ты помнишь, что здесь случилось? – продолжал я.
-- Д-да. Да. Помню. – Алина всхлипнула ещё пару раз, но её голос уже приходил в норму – тут поработала Лена. Наконец, она вздохнула и начала говорить.
Судя по её рассказу, Клинкорукие – так в 682 школе называли Теней – нападали на них в течение уже нескольких дней, но они не были уверены, действительно ли это новый тип монстров, или просто их больное воображение. По-настоящему тревогу они подняли три часа назад, когда в главные ворота завалился некий Андрей. Андрей этот был известный всей школе торгаш, который как раз отправлялся вместе со своей женой и охранником на очередной «рейс». Вернулся он один, без товаров и шатаясь, на лице у него был явно видный порез.
Он просто вломился в парадный вход, неся какую-то бредятину: «Не убивай, не убивай, пощади меня». На крик охранника он не отреагировал, складывалось впечатление, что каждая часть его тела работала автономно от другой.
В результате, когда он дошёл до середины коридора, вокруг него собралась целая толпа.
Тут всё и началось.
Алина не видела этого близко, она стояла довольно далеко от него, что её и спасло. Вдруг по толпе прокатился крик боли, спереди хлынула кровь и на секунду стал виден Андрей – весь в чужой крови, с руками, похожими на клинки. Он двигался с ужасающей скоростью, каждый взмах его рук-клинков был равен чьей-то человеческой жизни. Люди бежали, пытались спасаться, но его было не остановить – он убивал всех на своём пути. Но, разумеется, он не смог бы справиться со всеми находящимися в школе – хоть там были и не самые лучшие охранники, но держать оружие в руках и стрелять из него они могли.
Однако именно в тот момент, когда солдаты 682 школы уже поднимали табельное оружие, тело Андрея развалилось и из него метнулось четыре тени. Две горели зелёным, а две казались простыми тенями, но это не помешало им наброситься на охранников и растерзать их, пока те в недоумении искали противника. Потом одна из обычных теней вселилась в труп какого-то мужика, другая так и осталась на стене, а одна из зелёных теней погналась за ней. Алина с криком побежала на второй этаж, Зелёная Тень погналась за ней. Куда делась четвёртая тень, она не знала. Затем она заперлась в этом кабинете, но Тень ворвалась туда, попутно зарезав какого-то несчастного пацана, который не был на событиях внизу. Тень забрала его тело.
А потом этот самый «озабоченный», как выразилась Алина, набросился на неё и стал раздевать. Тут она густо покраснела и дальше говорить отказалась.
-- Так значит там, внизу, на меня смотрел не этот парень, – высказал я свои мысли вслух, -- но чем они отличаются друг от друга.
Вдруг Лёня с тихим чертыханием отпрянул от двери и одним прыжком оказался рядом с нами.
-- Кажется, узнали, шеф. Зелёные – лидеры.
-- И с чего ты взял? – скептически хмыкнул я.
-- При всём уважении, шеф… выгляните в коридор.
Я медленно подошёл к двери и заглянул за косяк.
Там стояла огромная толпа безглазых мертвецов, а впереди – высокий и худощавый мужчина с зелёным светом в глазах.
Он поднял руку и заревел.
-- Смерть, смерть, умирать, не уйдём, не уйдём!!!
Его импровизированное войско мёртвых взревело и рванулось на нас.
Я действовал со всей скоростью. Эта угроза была важнее, чем всё, что ранее нам встречалось, а значит, должен уйти хоть один.
Но лучше, чтобы побольше.
-- Жора, гранатомёт! – крикнул я. Жора, мгновенно среагировав, кинул мне свой револьверный гранатомёт и поймал кинутый мной в ответ автомат.
-- Держите дверь! Алина, Лена – назад!
Я развернулся и выстелил из гранатомёта. Разрывная сила гранаты была настолько мощна, что стена не выдержала, и её кусок вывалился наружу.
Алина всхлипнула и поёжилась, свежий воздух обдал её, но нельзя было забывать про не менее свежую радиацию…
Я принял решение мгновенно. Сейчас приоритеты были ясны как никогда.
За полминуты я разделся и снял шлем. В дверь, предусмотрительно заваленную всей мебелью, находившейся в кабинете, ломились с той стороны.
Теперь картина абсурда была полной. Голый молодой человек и голая девушка 16 лет… попахивало детской порнухой, но сейчас было явно не до шуток.
-- Лена, помоги ей одеться! – скомандовал я и взял гранатомёт на изготовку.
-- А… а ты? Ты что, собираешься остаться здесь?! – жалобно начала Лена, но я прервал её кивком головы.
-- Одевай её, живо. И убирайтесь отсюда. Доложите в 1315, мы должны быть готовы ко всему… и не задерживайся!
Ещё через полминуты напряжённого молчания Алина была одета в бронекостюм. Я лично застегнул на её голове шлем и пару раз хлопнул по нему.
-- Жор, оставлю твой гранатомёт у себя, не возражаешь? – полушутливо спросил я. Моё состояние явно можно было охарактеризовать как весёлая обречённость, впрочем, я умирал за свои идеи – а что может быть для человека лучше?
-- Шеф… не надо, – жалобно всхлипнула Лена, остальные молчали, но их укоряюще-молящие взгляды говорили сами за себя.
-- Что вы пялитесь?! – вдруг сорвался я, -- эти уродцы погонятся за нами, стоит нам лишь шаг ступить отсюда, мы приведём их прямо к 1315! А они должны успеть приготовится, забаррикадироваться, наладить систему паролей… И потом, может у тебя есть лишний костюм?! – я уставился на ни в чём не повинного Лёню – может у тебя, а?!
-- Н-нет, -- Лёня даже отпрянул от моего натиска – но… неужели это обязательно?
-- Ты видишь другие варианты решения этой проблемы? – тихо и угрожающе спросил я, -- я – нет. Ещё вопросы?
-- Никак нет – тихо прошептал Дима.
-- Тогда пошли, боевой порядок, построение на ваш выбор. Я останусь здесь и буду держаться… пока не кончатся патроны.
Лена всхлипнула и откровенно зарыдала, потом собралась, кивнула и первой спрыгнула вниз. За ней последовали все остальные.
Убедившись, что они вышли из радиуса обзора, я повернулся к двери.
Вовремя – мебель разлетелась, и в дверь протиснулся первый мертвец – амбал с ввалившимися щеками и рассечённой пополам грудной клеткой.
На моих губах заиграла улыбка.
-- Ну что, первый нах? – воскликнул я и засмеялся. Амбал сделал шаг, другой, третий, за ним уже громоздилась куча его помощников, а где-то далеко-далеко за этой массой стоял учитель информатики с зелёными-зелёными глазами.
-- В очередь твари! – захохотал я и нажал на курок.

Просьба от автора к читающим:
Прошу вас оставлять побольше комментариев, т.к. иначе я не могу узреть свои ошибки и исправить их, а также понять, что вам более интересно. Заранее благодраю!