Джейк "NoRegreT" Амплби – о корейском тимхаусе для иностранцев

Менеджер корейского тимхауса для иностранных игроков Джейк "NoRegreT" Амплби в блоге на The Players Lobby написал небольшую заметку о том, как появился этот проект. В этом азиатском доме для старкрафтеров в разное время жили Scarlett, Neeb, SpeCial и многие другие западные игроки.

news_5c4b3fe8a10aa.jpg

Все началось в 2016 году. Я тогда жил в Корее, тренировался в тимхаусе MVP. Вдруг мы внезапно для себя узнали о закрытии Пролиги, после чего мне пришлось искать себе новое жилье.

К счастью для меня, Scarlett, с которой я за несколько лет до этого познакомился на турнире Kings of the North, тогда тоже оказалась в Корее и искала себе соседа кого-то, с кем на пару можно было бы снимать жилье. Оба мы не понаслышке знали, как трудно тренироваться в Корее. Мне это удавалось только благодаря некоторым особым связям, которые у меня были.

Мне хотелось создать такое место, которое позволило бы другим иностранным игрокам приезжать в Корею и играть здесь в StarCraft 2. Когда мы со Scarlett стали жить вместе, то нам казалось, что позже к нам присоединится еще один, ну пусть два человека. Мы и подумать не могли, какие масштабы все приобретет впоследствии.

Первый "сожитель" заехал к нам через год.

Я уже был какое-то время немного знаком с Neeb’ом, но до того момента, пока он не приехал к нам жить, мы с ним не были близкими друзьями. Привыкнуть к жизни в новой стране всегда сложно, но Neeb’у не потребовалось много времени на то, чтобы сотворить историю. Выиграв KeSPA Cup и став первым иностранным чемпионом на корейской земле он здорово придал легитимности нашему тимхаусу.

Проект Unity – так мы сейчас называем свой тимхаус – тогда не мог похвастаться масштабностью, но покорение такой вершины, как победа на KeSPA Cup’е, оправдало все наши усилия. С тех пор дела быстро пошли в гору. Проект становился все серьезнее и серьезнее.

Конечно же, изначально я приехал в Корею по той причине, что сам мечтал сыграть на GSL. Как и многие другие, я вырос на рационе из трансляций Code A и Code S. На меня оказали большое влияние такие игроки, как Dark и TRUE, и именно они сыграли важную роль в том, что я в итоге принял решение отправиться в Корею. Я знал, что я не настолько хорош, как они, но для начала мне хватило бы и просто участия в квалификации.

В первом для себя отборочном я не выиграл ни карты, но на следующий сезон мне повезло с сеткой и я вышел в Code S. Impact ни в коем случае не плохой игрок, но нет в Корее другого зерга, который был бы для меня более желанным соперником в матче за путевку в Code S. Мы с ним оба играем агрессивно, что в итоге приводит к таким играм, в которых я чувствую себя лучше всего. Пусть ранее в тот день меня уничтожил INnoVation, но победа в важнейшем матче над Impact’ом значила, что моя мечта о том, чтобы сыграть на GSL, стала реальностью.

Выступление же в Code S обернулось совершенным провалом. Конечно, выход на сцену этого турнира стал для меня потрясающим и незабываемым опытом, но все-таки это была резня.

Мне выпало сыграть против Dark’а и herO – двух игроков, входящих в число лучших в мире. Я тренировался по 12 часов в день, но способа имитировать игру против игроков такого калибра на турнире такого уровня попросту не существует. Все мои тщательно подготовленные стратегии мгновенно рассыпались в прах. Ну или, говоря простым языком, меня уничтожили.

Позже мне удалось выйти в Code S во второй раз, и я даже смог выиграть один матч, но на тот момент я уже начал переход из статуса профессионального игрока на роль де-факто менеджера и коуча в нашем тимхаусе.

Я прошел путь от наигрывания бесконечного множества игр до производства контента для стримов, тренировок других игроков в тимхаусе и оказания помощи тем, кто хотел приехать к нам тренироваться. Я также работал над тем, чтобы сделать проще жизнь тех, кто уже приехал к нам в Корею.

Тренером я периодически бывал и раньше, но только в 2018 году я полностью утвердился в этой роли. В течение этого года я много работал со Scarlett. У меня никогда не было очень хорошей игровой механики, но сочетание моего уникального взгляда на StarCraft 2, который я выработал за годы нестандартной агрессивной игры, и сочетание тех необходимых игроку качеств, которые были у Scarlett, дало потрясающие плоды.

Мы придумывали стратегии, нацеленные на нанесение сопернику урона на ранней стадии игры, что затем позволяло Scarlett захватывать инициативу в игре. Мне при использовании таких стратегий требовалось бы одерживать мгновенную победу, а вот она могла даже убийство шести рабочих превратить в огромное преимущество.

Мы также много работали над дропами зерглингов – инструментом, который сыграл важнейшую роль в победе Scarlett на IEM PyeongChang. Потом, через несколько недель, когда Scarlett предстояло сыграть против soO в четвертьфинале GSL, мы потратили бесчисленное множество часов на изучение VOD’ов и попытки изучить, как soO реагирует на всевозможные игровые события. Помогать Scarlett достичь таких высот и добиваться того, что до этого удавалось считанным иностранцам, было здорово.

Позже в том же году Neeb в очередной раз сотворил историю, став первым с 2011 года иностранцем, которому удалось выйти в полуфинал Code S (7 лет назад это смог сделать Jinro). И если в работу со Scarlett я окунулся с головой, то в случае с Neeb’ом держался немного в стороне.

Neeb знает о протоссах больше, чем я когда-либо смогу узнать, поэтому я сосредоточился на поиске для него хороших спарринг-партнеров. Забавно, что в полуфинале он играл именно против одного из них. Из-за того, что Neeb и TY хорошо знали стиль друг друга, полуфинал получился очень упорным и полным майндгеймсов. TY является одним из лучших игроков мира, но Neeb сражался с ним на равных, пусть в итоге и проиграл.

Возможно, наши достижения в этом году не показались вам столь же значительными, как победа Neeb’а на KeSPA Cup’е двухлетней давности, но в том, как мы продолжаем переписывать книгу рекордов, по-прежнему есть нечто особенное.

news_5c4b3f7418baa.bmp

"Год Scarlett"

Когда проект Unity только начинался, то я думал, что в нем будут только Scarlett, SpeCial, Neeb и я сам, но наш тимхаус все растет и растет.

За прошлый год у нас побывали игроки из 20 разных стран, а в определенный момент в тимхаусе одновременно жили 16 человек. Я был менеджером, коучем, а также занимался и более приземленной работой – например, собирал компьютеры для игроков.

Недавно мы заключили партнерство с ROOT, и благодаря этому сможем продолжать выполнение той миссии, за которую я и Scarlett взялись два года назад: дать иностранным игрокам дом здесь, в Корее.

Когда я только приехал в тимхаус MVP, то мог думать только о том, чтобы выступить на GSL. Мне удалось претворить эту мечту в жизнь, но больше всего в своей корейской истории я горжусь вовсе не этим.

Быть игроком Code S это, конечно, нечто особенное, но помогать всем этим потрясающим ребятам осуществить их мечты – это даже круче.