Судьбу не изменишь

 Познакомившись с вселенной Старкрафта в далеком 1998г., я и подумать не мог, что в ближайшие годы он станет одним из самых успешных проектов в истории компьютерных игр. Помню как сейчас, что последняя миссия кампании Brood War потрясла меня настолько, что я захотел воплотить её в литературном стиле. Это было давно. Я, как и многие из вас, едва узнав анонс второй части, жду её с огромным нетерпением.
Всего несколько недель назад, получив заветный ключ SC2 Beta, я понял, что пора написать новую историю. Ведь между событиями первой и второй части прошло целых четыре года. А это и есть то самое затишье перед бурей, где извечные противники накапливают силы перед решающим броском, замышляют диверсии, где перекраиваются судьбы миллионов людей, испытывая их на прочность. Пришло время для новых героев. Грядет вторая война. И победителей в ней не будет.

Глава 1: Обыкновенное Утро

 

То утро на Мар-Саре было самым обыкновенным. Колония поселенцев давно уже проснулась. То тут то там сновали разносчики почты. C площади неподалеку раздавались голоса бойких торговцев, старающихся продать до обеда как можно больше различной мелочи. В воздухе то и дело натужно гудели летящие куда-то транспорты, с забитыми до отказа отсеками.
Поль Валенти, как всегда перед работой, сидел на кухне за чашкой горячего кофе, и просматривал последние новости, периодически косясь на видеопанель, висяющую прямо на стене напротив. Там какой-то веснушчатый репортер с жаром и пафосом возбужденно вещал о том, как отважные солдаты Конфедерации во главе с полковником Эдмундом Дюком дали достойный отпор неизвестным пришельцам. Хмыкнув, Поль усилил звук.
- А сейчас я передаю слово нашему герою, полковнику Эдмунду Дюку, - быстро проговорил репортер. Спустя мгновение, на экране появилось хмурое, покрытое глубокими морщинами лицо немолодого вояки.
- Скажите пожалуйста, полковник, как вам удалось столь малыми силами повергнуть в бегство превосходящего числом противника? Кто они? Чего они хотят? - спросил репортер.

Вояка вытянулся, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

- Видите ли, - пробасил он, - Все мы с вами считали, что терраны — единственная разумная раса во космосе. Недавно выяснилось, что это не так. Как вы знаете, неизвестные доныне существа недавно появились на орбите Чау-Сары, и без предупреждения уничтожили на планете всё живое. Мы были к этому не готовы. Проведя разведку, мы выяснили, что их корабли ушли в сторону соседней Мар-Сары. По приказу генералитета, немедленно были мобилизованы все имеющиеся в этом секторе военно-космические силы. В результате успешного превентивного удара, армия Конфедерации заставила их с собой считаться. Мы никому не позволим безнаказанно уничтожать наши колонии. И мы это доказали!
- Скажите, полковник, а правда, что эта неизвестная раса имеет более совершенные технологии? - уточнил репортер.
- Да, действительно, их корабли довольно мощные, и прекрасно защищены - с неохотой согласился Дюк. - Но мы захватили один из них, и над ним уже работают наши лучшие специалисты.
- Полковник, ходят слухи, будто вас собираются повысить до генерала!

На лице Дюка появилась кривая улыбка, словно улыбался горный хребет.

- Поверьте, это только слухи, и ничего более.
- Что ж, спасибо, что уделили нам минуту. С вами был репортер седьмого канала, Майкл Смит. Следите за новостями.
Фыркнув, Поль выключил видеопанель. Допив одним глотком кофе, он отложил газету, и с наслаждением потянулся. В этот миг в дверях показалась высокая, стройная женщина, на ходу причесывая огненно-рыжие волосы.
- Привет дорогой, - промурлыкала она. - Что нового говорят?
- Да ничего особенного, - буркнул Поль. - Эти идиоты радуются тому, что отогнали флот пришельцев, словно дети в рождественскую ночь. Кстати, о детях. Ты Жана будила? Он же в колледж опоздает.
- Два раза, - вздохнула женщина. - И оба раза он меня уверял, что уже встает.
- Ладно, я сейчас сам к нему поднимусь, - отмахнулся Поль.
- Не надо подниматься, я уже встал, - сонным голосом пробормотал скатившийся кубарем по лестнице мальчишка, лет двенадцати.
Беспрестанно зевая, и протирая глаза, он подошел к столу, и, налив стакан молока, ловко плюхнулся на табуретку. Склонив голову, он уставился на сковороду, стоящую на плите. Внезапно сковорода приподнялась, и поплыла в его сторону. Увидев это, Поль побагровел.
- Жан! Сколько раз тебе можно повторять! Нельзя использовать свои способности просто так, от скуки! Руки тебе на что?!
- А что такого? - насупился мальчишка. - Подумаешь, это же всего лишь сковорода.
Поль, прикрыв глаза, покачал головой.
Женщина, подойдя к мальчику, взъерошила ему волосы, и ласково произнесла:
- Пойми, сынок. То, что ты умеешь, дано далеко не каждому. Это твой дар, и пользоваться им надо аккуратно.
- Почему? - возмутился Жан. - Ведь я это могу? Могу. Тогда почему нельзя этого делать?
- Потому, что многие этого не могут. А чего не могут — того боятся, - терпеливо ответила она. - А если боятся, значит избегают. Ты же не хочешь, чтобы у тебя не было друзей, верно?
- Не хочу, - пробормотал Жан, лениво ковыряя вилкой в каше.
- Ну вот, другое дело, - кивнула женщина. - Давай, быстренько доедай, и собирайся, а то опоздаешь. Отец отвезет тебя в колледж.
Через несколько минут, Жан уже сидел в мягком кресле аэромобиля, и с любопытством рассматривал мелькающие за окном огни огромного мегаполиса.
- У тебя сегодня экзамен, верно? - спросил Поль, не поворачиваясь.
- Да, геология, - кивнув, ответил Жан.
- Надеюсь, ты хорошо помнишь то, что мы вчера с тобой учили?
Фыркнув, Жан скривился.
- А как же. У меня до сих пор перед глазами цифры с таблицами.
Усмехнувшись, Поль произнес:
- Поверь, сынок, лучше сейчас напрячь мозги, чем через десять лет напрягать руки.
         Пожав плечами, Жан не ответил. Вскоре он сам не заметил, как уснул под тихий, убаюкивающий гул двигателей.

***

- Жан, просыпайся, мы уже почти на месте, - раздался голос отца.
Раскрыв глаза, мальчик зевнул, и заметил вдалеке быстро приближающееся здание колледжа. Это было большое, разбитое на четыре блока семиэтажное строение. Каждый блок венчала крыша в форме головы ворона, направленной на определенную часть света. Чтобы попасть из одного в другой, приходилось пользоваться хитросплетением подземных переходов со своим уровнем доступа. Это было обусловлено тем, что здание, помимо самого учебного заведения, вмещало в себя еще и военный научно-исследовательский институт, и крупную лабораторию по производству медикаментов.
Едва аэромобиль плавно остановился у входа, Жан, попрощавшись с отцом и прихватив свой лаптоп, выскочил на улицу. Прищурившись от яркого солнца, он стремглав помчался ко входу.
- Ни пуха тебе сегодня, сынок. Постарайся сделать так, чтобы я потом не краснел перед твоими преподавателями, - донесся позади удаляющийся голос отца.
              -  К черту, - пробормотал Жан, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице, ведущей ко входу.
            Толкнув широченные, украшенные витражами створки дверей, он едва не врезался в стоящего истуканом морпеха, закованного в боевой скафандр.
- Эй парень, а поаккуратней никак? - недовольно произнес он.
        Не слушая его, Жан в считанные секунды преодолел длиннющий, заставленный по обеим сторонам всевозможными скульптурами коридор, едва успев проскочить между закрывающимися дверьми в лифт. Они мягко захлопнулись. Тело вдруг приобрело необычайную лёгкость, в ушах зашумело. Спустя несколько мгновений створки бесшумно распахнулись, по глазам резко ударил яркий свет ламп еще одного, на этот раз совершенно безлюдного коридора.
Добежав до двери с табличкой «317», Жан пару раз глубоко вдохнул, пытаясь унять дрожь. Кое-как пригладив волосы он постучал, и вошел. В аудитории, забитой до отказа склонившимися над лаптопами студентами, стояла мертвая  тишина.
- Опаздываете, Валенти, - произнес немолодой преподаватель, строго посмотрев на него из-под очков.
 - Прошу прощения, мистер Фортис, - вполголоса сказал Жан, внимательно изучая при этом свою обувь.
  - Берите билет, и садитесь.
Кивнув, Жан подошел к столу, оборудованному встроенной видеопанелью, и наугад ткнул. На экране высветился тринадцатый номер. Нервно сглотнув, он уселся на первое попавшееся свободное место, и раскрыл лаптоп. Перед глазами побежали строчки первого вопроса...
С легкостью расправившись с первым вопросом — надо было всего лишь указать кем и в каком году был открыт газ Веспен, Жан приступил ко второму. С ним пришлось повозиться подольше, описывая как именно этот газ повлиял на развитие экономики в последующие пятнадцать лет. Справившись с третьим, практическим заданием, требующим рассчитать необходимое количество полезных минералов, и газа Веспен для производства одной станции жизнеобеспечения, Жан позволил себе расслабиться. Быстро просмотрев свои ответы, и не найдя ошибок, он отправил их на сервер проверяющей комиссии, и, прикрыв лаптоп, с облегчением откинулся на спинку кресла.
Время, отведенное на экзамен подходило к концу, когда тишину вдруг разорвал донесшийся с улицы грохот. Под ногами дрогнуло, сверху посыпалась штукатурка. Студенты, озираясь с опаской, повскакивали со своих мест.
- Сохраняйте спокойствие, - медленно произнес преподаватель. - Наверняка это всего лишь подземный толчок. Но, на всякий случай, я проверю, в чем дело. Вернусь через пять минут, и если увижу кого-то, ведущего себя неподобающим образом, то он без разговоров отправится на переаттестацию!
Замолчав, преподаватель обвел аудиторию пристальным взглядом, и, не произнеся больше ни слова, покинул её.
Стоило ему выйти, как студенты, не сговариваясь, начали перешептываться, бурно обсуждая произошедшее. Жан, напротив, сидел молча. Лоб покрылся испариной, пальцы дрожали, а сердце билось так, словно хотело выпрыгнуть из груди. Он чувствовал, что снаружи что-то творится. Что-то очень нехорошее. Краем глаза он заметил, как кто-то тычет в него пальцем, но ему было не до этого. Минуты ожидания тянулись как часы. Наконец дверь распахнулась, и в аудиторию ворвался побледневший мистер Фортис. На лице явно читалась тревога.
- Экзаменация окончена, - запыхавшись, выдохнул он. - Всем немедленно проследовать за мной.
Построившаяся за несколько секунд колонна двинулась. Жан шел в конце, и, не обращая внимания на тесноту, сосредоточился на маячившей впереди фигуре мистера Фортиса, уводящего детей узкими коридорами куда-то в самую глубину комплекса. Про себя он успел отметить, что никогда прежде здесь не бывал. Устланный коврами мраморный пол остался далеко позади, сменившись железными решетками. Из-под них неприятно веяло холодом. Вместо стеклянных дверей всё чаще попадались металлические, которые и дверьми то назвать было сложно. Скорее бронированные заслонки. Перед ними неизменно висела, тихо жужжа, камера наблюдения, всякий раз останавливаясь, и нацеливаясь на мистера Фортиса, стоило ему приблизиться. Яркий свет  исчез, теперь коридор тонул в полумраке. Вскоре колонна втянулась в огромное помещение, заполненное высокими, уставленными ящиками стеллажами.
Преподаватель, быстро пересчитал детей, и, удовлетворенно кивнув, произнес:
- Значит, так. Слушайте меня очень внимательно. Сейчас я вынужден покинуть вас. Я запрещаю всякому покидать это место, слышите? Всякому! Каждый, кто ослушается, пусть пеняет на себя.
Заметив, что дети смотрят на него с неприкрытым страхом, он смягчился:
- Не волнуйтесь, здесь вы в полной безопасности.
- Мистер Фортис, случилось что-то ужасное, правда? - внезапно спросил Жан.
Помедлив, раздумывая над словами, преподаватель ответил:
- Кое-что действительно произошло. Но, поверьте, бояться нечего. А теперь, прошу меня простить, мне надо идти.
Стоило ему выйти, как сверху с металлическим лязгом опустилась широкая плита, наглухо закупоривая выход.
В помещении было холодно. Побродив немного между стеллажами, Жан уселся в углу, сунув ладони в подмышки. Спустя некоторое время снаружи послышался неприятный шорох, усиливающийся с каждой секундой. По потолку дробно застучало. Дети, сгрудившиеся в центре, боялись пошевелиться.
- Там что-то есть, - прошептал Жан, смотря наверх. - Я чувствую его. Это что-то очень хочет попасть сюда.
В такой атмосфере минуты тянулись мучительно долго. Студенты озябли. Их трясло, наполовину от холода, наполовину от ужаса. Жан уже потерял счёт времени. Прошло, наверное, не меньше трех часов, так как в животе давно урчало от голода. Вдруг и шорох и стук прекратились, в помещении повисла гробовая тишина. Через мгновение её нарушил сухой треск. Потом что-то грохнуло прямо у двери, раздалось жуткое шипение, прерванное яростным криком. Затем опять треск, и тишина. Дети, давно уже забившиеся от страха под стеллажи, смотрели, как металлическая пластина, служившая надежной защитой, со скрежетом медленно поднимается.
За ней во мраке показался крупный, бесформенный силуэт. Едва он, шатаясь, шагнул внутрь, как Жан узнал того самого морпеха, на которого налетел сегодня утром. Только теперь его бронекостюм был весь измят. Местами зияли дыры. Забрало шлема, сделанное из прозрачного, сверхпрочного сплава, оказалось разбито. По лицу морпеха стекала струйка крови.

- Есть кто живой? - зычно проревел он, выдергивая из плеча застрявший там здоровенный шип, и отбрасывая его в сторону.
Услышав его голос, дети стали потихоньку выползать из укрытий.
- А-а-а, ученики, - протянул он. - Ну что ж, повезло вам, ребята. Пошли, я выведу вас отсюда.
- Мистер Фортис приказал ждать его здесь, и мы никуда не пойдем! - Набравшись смелости, выпалил Жан.
Медленно переведя на него взгляд, морпех хмыкнул.
- Парень, если хочешь жить, поверь, лучше тебе пойти со мной.
- Что это значит? - недоверчиво спросил мальчик.
Морпех только кивнул в сторону прохода.
Жан, осторожно выглянув, хотел закричать, но рот тут же накрыло ладонью. Пол  снаружи оказался залит кровью, вперемешку с какой-то зеленой, булькающей гадостью. Стены пестрели рваными дырами, словно кошка размером со слона пробовала точить о них когти. Рядом валялось напополам разорванное тело мистера Фортиса, а возле него лежал окровавленный труп неизвестной твари. Задние лапы ей заменял змеиный хвост, а вместо передних торчали жуткие тройные шипы в метр длиной. Пасть, усеянная сотней клыков, раскрылась в смертельной агонии. Зеленые, горящие неистовой злобой глаза, немигающе уставились в потолок.
- Она сдохла, не волнуйся, - прогудел морпех. - Но чёрт знает, что еще может скрываться в этих проклятых коридорах. Так что уходим. И чем быстрее, тем лучше.
Жан, боясь пошевелиться, стоял и смотрел на мёртвую тварь. Ничего страшнее и отвратительнее он в своей жизни никогда не видел. Ноги словно приросли к полу, отказываясь повиноваться.
Остальные дети, желая понять, что происходит, тихонько подошли к двери. Морпех, резко обернувшись, не терпящим возражений голосом произнес:
- Слушайте меня очень внимательно. Времени у нас мало. Сейчас мы двинемся на выход. Вы идёте вслед за мной. Шаг в шаг. Смотрите только мне в спину! Не под ноги, не по сторонам, не на потолок, а прямо в спину! Вам всё ясно?
Дети медленно закивали. В глазах читалось непонимание, и страх.
- Ну, раз всё ясно, тогда пошли, - буркнул морпех, забрасывая гауссовую винтовку за спину.
Дети старались не отставать от быстро шагающего морпеха, но ноги то и дело скользили по чему-то липкому. Под ботинками противно хлюпало. В полумраке коридоров Жану постоянно мерещились жуткие чудовища, готовые в любую секунду прыгнуть, и разорвать его. Однако минуты шли, но никто не появлялся. Наконец, впереди забрезжил свет. Одновременно с этим неподалеку послышался шорох, будто неведомые жуки хотели прогрызть металлическую стену. Морпех, мгновенно развернувшись, одним движением сбросил винтовку в руки. Дети, не сговариваясь замерли. Шорох усилился, на этот раз ближе. Не поворачиваясь, морпех вполголоса проговорил:
- Все. К выходу. Быстро.
Донесся треск, затем застучало.
- Кому сказал?! К выходу, быстрее! Бегом!!! - проорал морпех, уже не таясь, и прыгнул во мрак.
Жану больно наступили на ногу. Кто-то ударил в спину так, что перехватило дыхание. Повинуясь инстинкту, он, следом за остальными, побежал вперед. Позади раздались выстрелы, ругань. Не обращая на это внимания, Жан бежал, видя перед собой только мелькающую искорку спасительного света. Выскочив наружу, он увидел в паре десятков метров впереди садящийся транспорт. Не успев приземлиться, транспорт распахнул люки. Оттуда, как горох, посыпались морпехи. Спустя секунду, они рванулись к нему, уже с оружием в руках. Не отдавая себе отчета, Жан помчался навстречу.
- Быстрее в корабль! - прокричал кто-то из них, беря на прицел вход.
Жан и остальные, не споря, поспешно забирались в транспорт.
На мгновение обернувшись, он увидел, как из темноты проёма вынырнул тот самый морпех, который и нашел их. Его шатало. Стреляя с одной руки, он сорвал с пояса гранату, зубами сорвал чеку, и швырнул. Изнутри здания грохнуло, раздался пронзительный визг. Не переставая стрелять, он медленно отступал. Внезапно оттуда выплеснулась волна ужасных тварей. Размером с крупную собаку, они походили на ящериц. Две из них прыгнули, вонзив когти ему прямо в грудь. Бешено работая всеми четырьмя лапами, они разрывали бронекостюм, словно лист бумаги. Еще одна, взвившись в прыжке, вцепилась в шею. Брызнула алая кровь. Пальцы морпеха разжались, винтовка упала на землю. Покачнувшись, он рухнул. Другие на бегу открыли огонь, оттесняя тварей обратно ко входу. В этот момент чьи-то сильные руки затащили Жана в транспорт. Подняв голову, он встретился взглядом с женщиной в светло-коричневом костюме пилота. Ей было около тридцати. Из-под шлема выбивались густые, черные волосы. Крылья носа хищно раздувались, над верхней губой выступили бисеринки пота. Она тяжело дышала. Когда последний студент оказался на борту, она сорванным голосом прокричала:
- Эрик, уходим!
Один из морпехов, не переставая стрелять, прокричал в ответ:
- Нет! Мы не успеваем! Улетайте без нас!
Что правда, то правда. Жан своими собственными глазами видел, как из недр комплекса появляется всё больше и больше тварей. Если бы не ураганный огонь десятка винтовок, они в два счета добрались бы до транспорта. Перед морпехам уже выросла настоящая гора изрешеченных трупов, вынуждая тварей карабкаться по ним.

 

 


Покачав головой, пилот одним прыжком оказалась в кресле. Пальцы запорхали над мигающими тумблерами. Двигатели взревели. Синее пламя, вырывавшееся из сопел, плавило землю. Наконец, дрогнув, транспорт взмыл в воздух. Жана вжало в пол. Кое-как поднявшись, он, с трудом переставляя ноги, подошел к окну. И тут же зажмурился. Некогда сияющий буйством красок город, теперь охватило огнем. Половина небоскребов пылала. Другая превратилась в нагромождение камней. Небо заволокло клубами чёрного дыма. Повсюду, куда хватало взгляда, витали черные хлопья пепла. В висках заломило от боли. Пелена опустилась на глаза, и Жан упал, потеряв сознание. Через час на орбиту Мар Сары вышли корабли протоссов, и сожгли её дотла.

 Глава 2: На Краю

Прошло четыре года. «Война Выводка», как её окрестили средства массовой информации, подходила к концу. В ходе ожесточенных боев трех непримиримых рас, добрая половина заселенных планет превратилась в дымящиеся руины. Один из лучших оперативников сверхсекретного подразделения «Призрак», Сара Керриган, перерожденная Зергом, захватила власть над Роем, и затаилась на  Чаре, скапливая силы.  За это время Жан Валенти успел побывать в десятке приютов, откуда благополучно сбегал при первой же возможности. Жизнь в приюте казалась ему слишком скучной и однообразной. И еще слишком зависимой. А он ненавидел, когда приходилось по часу стоять в очереди за скудной порцией отвратительной, безвкусной еды. Ненавидел, когда сразу же после ужина воспитатели разгоняли детей по комнатам, а сами тем временем всю ночь напролет резались в карты. Ненавидел, когда его заставляли идти на прогулку, неважно, хотел он этого, или нет.  Он научился жить в жестоком мире мародерства, предательства, и выстрелов из-за угла, где было единственное правило - «не верь никому, кроме себя». Он научился принимать удары, и бить в ответ. В свои неполные семнадцать лет, он разбирался в оружии не хуже матерых офицеров космической морской пехоты. Умел вскрывать хитроумные замки в считанные секунды, и с лёгкостью уходить от погони. Что произошло с родителями, он так и не узнал. И, если честно, боялся правды. Для него они навсегда остались чем-то вроде надежды, и разом потерять её, было хуже смерти. Наконец, он прибился к банде таких же, как он, беспризорников, промышлявших мелкими кражами. Через несколько недель, проявив недюжинные способности, хитрость и изворотливость, Жан по праву стал их неформальным лидером, хотя и уступал некоторым по возрасту. Только Лео, здоровенный двадцатилетний детина, был недоволен. Впрочем, одного удара сконцентрированной псионической силы, которым Жан швырнул его об стену хватило, чтобы отбить у того всякое желание спорить.

***
 

Жан не спеша шагал по улице, насвистывая нехитрую мелодию. В руках лежал бесформенный сверток. Пояс брюк приятно оттягивал надежно скрытый под кожаной курткой пистолет. Модель старая, произведенная еще до войны, но, тем не менее, очень надежная. Слабый ветерок гонял по земле старые газеты. Едва выглянувшее солнце тут же стыдливо спряталось за хмурые, низкие тучи. В воздухе пахло гарью — всего в двух кварталах отсюда расположился металлообрабатывающий завод, провонявший своими трубами всё окрест. Остановившись у запыленной витрины магазина, он сделал вид, что что-то рассматривает. Взгляд тем временем блуждал по сторонам, выискивая возможную опасность. Не почувствовав ничего, он спокойно двинулся дальше.  Пройдя пару переулков, Жан свернул. Прильнув спиной к стене обшарпанного дома, он, прикрыв глаза, сосредоточенно прислушался в ожидании топота армейских сапог. Вместо этого, тишину нарушал лишь заунывный вой ветра, да скрип разбитых рекламных вывесок. Удовлетворенно кивнув, Жан вышел на пустырь. Здесь стоял полуразрушенный бункер, чудом уцелевший во время вооруженных столкновений между Конфедерацией, и Доминионом, служивший беспризорникам неплохим убежищем. Подойдя к оплавленной, покрытой пятнами копоти двери, Жан пару раз двинул по ней ногой. Послышалось шарканье.
- Кто там? - донесся хриплый голос.
- Угадай с трех раз, умник, - буркнул недовольно Жан.
- А-а-а, это ты. Сейчас открою.
Звякнул замок, дверь с жалобным скрипом отворилась. Изнутри пахнуло спертым воздухом. Из темноты проступило круглое лицо Ронни — одного из членов их небольшой компании. Мясистые губы расплылись в улыбке.
- Входи. А то я уж было перепугался, - произнес он.
- Дурень ты, - вздохнул Жан. - Если бы это были морпехи, то они попросту вышибли бы дверь, а не стучали в неё.
Пожав плечами, Ронни отступил. Жан шагнул внутрь, запирая за собой дверь. Обернувшись, он цепким взглядом окинул помещение. По центру стоял скособоченный стол, заваленный всяким хламом. Над ним болталась тусклая лампочка, грубо примотанная к потолку. Слева в углу скорчился Ник, которого все звали «Эйнштейн», за его любовь ко всякого рода технике. Он мог ковыряться в ней часами. Сейчас он пытался настроить сломанный приемник, который Жан давно уже собирался выбросить. Приемник шипел, как всегда не подавая признаков жизни. У противоположной стены на колченогом стуле ерзала Элис. Перед ней стоял кусок разбитого зеркала, через который она старательно рассматривала что-то у себя на лице. Поискав глазами диван, Жан обнаружил, что на нём развалился Лео, бездумно уставившись в потолок, и от скуки болтая ногой.
Пройдя к столу, Жан швырнул на него пакет. Три пары глаз с надеждой уставились на него.
- Принес немного. Думаю, на пару дней должно хватить, - сказал он, усаживаясь на гору спальных мешков, сваленных у входа.
- Отлично! - просипел Ронни, запихивая в рот здоровенный бутерброд, который уже успел вытащить из пакета.
Остальные, поделив еду, принялись жевать. Жан сидел, и смотрел на голодный блеск в их глазах, на худые, изможденные фигуры, на грязные, нечесанные волосы, и в очередной раз думал, почему он никак не решится уйти. Ведь он, по сути, был одиночкой, а они - скорее обузой. Все они — и Ник, вечно возящийся со своими железяками. И Ронни, для которого главным было набить живот. И Лео, ловящий теперь каждое его слово. И даже Элис, бросающая на него украдкой влюбленные взгляды, которые, как она думала, Жан не замечает.
«Наверное потому, что они единственные, кому я по-настоящему нужен», - размышлял Жан. «Нет, я не уйду. По крайней мере, не сейчас», - подумал он, а сам вслух произнес:
- Есть кое-какие новости.
- Надеюсь, хорошие? - спросил Ник, вытирая грязные руки о не менее грязную футболку.
- Это как сказать, - вздохнул Жан.
- Дружище, не тяни, а? - просительно застонал Лео.
Жан встал, и, закинув руки за голову, заходил взад-вперед.
- В общем,ситуация такая, - начал он. - Думаю, вы сами прекрасно понимаете, что жизнь у нас не сахар. Рано или поздно, но нас найдут, и отправят или на рудники, или в тюрьму. Ни туда, ни туда, я, если честно, попадать не хочу. Да и вы, наверняка тоже.
- Ты что-то предлагаешь? - спросила Элис, отбрасывая со лба надоедливую прядь каштановых волос.
Кивнув, Жан продолжал расхаживать.
- Да. Здесь недалеко есть завод, а рядом с ним — старый склад. Я заметил, что раз в три дня, к нему прилетает битком набитый минералами транспорт.
- Откуда ты знаешь, что это именно они? - раздался недоверчивый голос Лео.
- Во-первых, завод металлообрабатывающий, - ответил Жан. - А это значит, что для работы ему нужны минералы высокого качества. Во-вторых, их перевозят в специальных контейнерах, которые я видел как раз позавчера. В-третьих, при плавлении, они вырабатывают особый запах.
- По-моему, самая обыкновенная вонь, - поморщилась Элис.
- Для вас, может быть, - усмехнулся Жан. - Поверьте, я кое-что в этом понимаю — мой отец работал на минеральных месторождениях, и когда приходил с работы, от него пахло точно так же. Так вот, - продолжил он, усевшись на диван. - Если мы украдем пару контейнеров, то потом сможем их неплохо продать.
- Ты что, собираешься ходить с ними по улице, предлагая каждому встречному? - фыркнул Ронни.
- Нет конечно, - удивился Жан. - Я же не идиот. У меня есть знакомый, работающий на Кел-Морийский синдикат. В принципе, он готов дать за них хорошую цену.
- А ты с ним разговаривал? - не унимался Ронни.
Задумавшись, Жан ответил:
- Нет, но я уверен, что он не откажется.
- Жан, а как же охрана? Ведь наверняка это очень опасно, - неожиданно тихо произнесла Элис.
- Риск есть, не спорю, - согласился Жан. - Но я думаю он не настолько велик, как вы думаете. На ночь склад закрывают, а внутри будет только один дежурный, который скорее всего, будет храпеть без задних ног.
В бункере повисла тишина. Каждый думал о своем. Наконец Лео нарушил молчание.
- Да ладно, чего уж там, - хмыкнул он. - Я согласен.
- Всё равно это лучше, чем гнить тут, - буркнул Ник, протерев запотевшие очки, и нацепив их на нос.
Почесав в затылке, Ронни сказал:
- Ну, если так, то я за.
- Элис? - произнес Жан, вопросительно посмотрев на девушку.
- Куда вы, туда и я, ты же знаешь, - пожав плечами, ответила она.
Сказав это, она как-то сразу обмякла. Взглянув, Жан увидел, что в глазах у Элис стоят слезы. Присев рядом, Жан приобнял её, и тихо проговорил:
- Всё будет хорошо, поверь мне.
Поймав его взгляд, Элис слабо улыбнулась.
Этой ночью Жан не спал. Лежа в спальном мешке на ледяном, металлическом полу, он смотрел в потолок, думая над тем, что ждет их завтра. В тишине раздавался беззаботный храп Лео, недовольное бормотание Ника. Тихо посапывала Элис. Чмокал губами Ронни, явно поедая во сне аппетитную курицу. Мертвенно-бледный лунный свет, проникающий в бункер через бойницы, постепенно сменился предрассветным полумраком. Вскоре и он исчез, уступая место робким лучам утреннего солнца. Наконец, веки Жана смежились, и он провалился в темноту.

***


На утро, тщательно подготовившись, ребята отправились к складу. Затаившись на крыше двухэтажного заброшенного дома, расположенного на другом конце улицы, они принялись ждать. Вскоре, по грязному тротуару заспешили по своим делам люди. Изредка,  с утробным рыком, проносились приземистые мобили, разбрызгивая лужи. Время шло. Солнце, с трудом взобравшись по небосводу, облегченно покатилось вниз. В животе Жана урчало. Припасы, взятые с собой, были давно уже съедены. Слева зашуршало, Жан напрягся. Но это оказался всего лишь Ник, решивший подползти поближе.
- Ты уверен, что транспорт сегодня будет? - жарко прошептал он.
- За две недели они ни разу не нарушили график. Думаю, будут и сегодня, - так же шепотом ответил Жан.
- Скорей бы, - тихо застонал Ник, стуча зубами. - А то так и окоченеть можно.
В этом Жан с ним согласился. Затекшие мышцы ныли от боли. Вдобавок крыша отсырела после вчерашнего дождя, и лежать на ней было сущим наказанием. Он сам продрог до основания, только не подавал виду. Вдруг откуда-то сверху послышался едва различимый в шуме городской суеты гул двигателей, постепенно становясь всё отчетливей.
- Есть, - радостно воскликнул Жан, когда из-за туч вынырнул, сверкая огнями, транспорт. Кто-то хлопнул его по плечу.
Транспорт сел прямо у склада, подняв пыль. Двигатели затихли. Люки плавно распахнулись, оттуда спрыгнули двое морпехов. За ними выехало штук пять погрузчиков. Деловито жужжа сервомоторами, они, захватив ящики, скрылись в нёдрах склада. Морпехи тем временем отошли в сторону, и закурили.
- Считайте ящики, - приказал Жан, не сводя с них глаз.
Они, размахивая руками и хохоча, что-то втолковывали друг другу. Закончив работу, погрузчики заехали обратно в транспорт. Морпехи, докурив, последовали за ними. Через секунду корабль взлетел, и пропал в облаках.
- Сколько насчитали? - спросил Жан.
- Они сделали три ходки. Каждый таскал по два ящика за раз. Получается тридцать ящиков, - тихо проговорила Элис.
Жан потер руки.
- Неплохо. Думаю, никто не заметит пропажи одного из них — наверняка решат, что это какая-нибудь ошибка.
Когда на улицу опустилась темнота, Жан с остальными тихонько спустился вниз. Прокравшись к складу, он вполголоса приказал:
- Ронни, стой тут. В случае чего, предупредишь нас. А мы пойдем проверим, что там как.
Система идентификации на удивление оказалась довольно сложной. Жану пришлось  взламывать её минут двадцать, прежде чем дверь бесшумно распахнулась. Зайдя внутрь, ребята разделились, осматривая помещение. Из темноты проступали очертания блестящих контейнеров. Жан почувствовал исходящий от них холод. И почему-то непонятную опасность.
- Джекпот, ребята! - возбужденно зашептал Лео. - Вы только посмотрите! Никакой охраны! Прямо бери и уноси!
Позади вдруг раздался грохот. Выхватив из-за пояса пистолет, Жан мгновенно развернулся. Перед ним, съежившись, стоял Ник. За его спиной валялся поваленный стеллаж. Сердце Жана бешено стучало, в ушах били молоты. Через минуту, шумно выдохнув, он яростно набросился на Ника:
- Идиот! Неужели нельзя смотреть, куда идёшь?! Если нас тут поймают, мало не покажется!
- Простите, я не хотел, честно, - оправдывался Ник.
Махнув от досады рукой, Жан подошел к одному из контейнеров. На нём еле виднелась выбитая надпись «Минералы класса «А». Собственность Доминиона». Пальцы пробежали по кнопкам. Щелкнул замок, крышка контейнера поднялась. Оттуда вырвались клубы белого дыма. Когда он рассеялся, Жан остолбенел. Из-за плеча тихо охнула Элис.
Перед Жаном лежала новенькая, разобранная на части снайперская винтовка.
- Какого черта, Жан? Что это? - потрясенно пробормотал Лео.
Придя в себя, Жан с трудом выдавил:
- Ясно одно — это точно не минералы. Похоже на одну из винтовок спецназа. Я слышал про такие, но считал выдумкой.
- Что же нам теперь делать? - трясясь от страха, спросил Ник.
- Думаю, надо уходить. И чем быстрее, тем лучше, - ответил он.
Внезапно чувство опасности многократно усилилось. По телу Жана побежали мурашки. Волосы на руках поднялись дыбом, зрачки сузились.
- Мы тут не одни, - заявил он, одним движением снимая пистолет с предохранителя.
- О чем ты говоришь? Мы всё проверили, здесь чисто, - возразила Элис.
Жан молчал. Его колотило. Лоб покрылся холодным потом. Адреналин в крови зашкаливал. Казалось, еще чуть-чуть, и он выплеснется из ушей.
- Для начала я бы посоветовал бросить оружие, - раздался позади холодный голос.
Мгновенно развернувшись, Жан увидел, как от стены бесшумно отделилась неясная фигура. Затем еще одна. И еще. Жан насчитал семерых. Мышцы вдруг сковало. Тело отказывалось ему повиноваться. Скосив глаза, он заметил, что остальные тоже не могут пошевелиться. Их взяли в кольцо. То, как двигались эти люди в черных, как ночь, костюмах, напугало Жана до ужаса. Ни одного лишнего действия. Совершенно беззвучно. Медленно, неторопливо, со змеиной грацией. Но по движениям Жан отчетливо понимал, что, как и змея, они готовы в любое мгновение нанести молниеносный, смертельный удар. Один из них вдруг прямо у него на глазах исчез, а через секунду тащил уже бездыханного Ронни, которого Жан так беспечно оставил стоять на улице. Сконцентрировавшись так, что заломило в висках, он ощутил, как силы постепенно возвращаются. Собрав всю свою псионическую мощь в один кулак, Жан ударил. Он ожидал, что человека отшвырнет, размажет по стене. Вместо этого высокая фигура перед ним только дёрнулась.
- Ого, ничего себе! А малыш сопротивляется! - удивленно произнес человек.
Когда он вплотную подошел к Жану, у того подкосились ноги. Хоть он и не видел лица из-за гладкого, оборудованного тепловизором шлема, всё равно почувствовал, будто на него смотрит сама смерть.
Спустя мгновение в голове словно разорвалась граната. Каждую клеточку тела пронзила нестерпимая боль. Глаза жгло, как в огне. Из носа потекла кровь. Выгнувшись дугой, Жан захрипел, и повалился навзничь, потонув в собственном крике.

***

Полковник Дейв Симондс, командир подразделения «Призрак», неспешно шел по узкому, мрачному коридору. Эхо уверенных шагов, отражаясь от голых стен, уносилось куда-то вперед, теряясь в глубинах подземного военного комплекса. Всех его секретов не знал наверное никто, ведь он был построен еще задолго до его рождения. Подойдя к широкой, массивной двери, Дейв протянул паре безмолвных охранников руку. В ладони одного из них появился из ниоткуда небольшой шприц. Взяв кровь, охранник повернулся к анализатору. Дождавшись, пока результаты покажут, что это именно он, Дейв постучал в дверь, и, не дожидаясь ответа, вошел.
Перед ним за небольшим столом склонился пожилой мужчина в строгом костюме, внимательно изучавший какие-то бумаги. Волосы поблескивали проседью, у глаз собрались морщинки. На левой, чисто выбритой щеке, белел небольшой шрам. На столе сиротливо стояла наполовину пустая бутылка коньяка. Мужчина, не поднимая взгляда, молча указал на кресло напротив. Пройдя по мягкому ковру, Дейв с удовольствием уселся в него, вытянув ноги. Он нечасто бывал в кабинете генерала Энстоуна, но помнил тут всё до мелочей. У стены стоял книжный шкаф. Дейв при желании даже мог точно сказать какие именно книги, и в каком порядке там расположены. Слева от него пара картин неизвестного ему автора. На одной была изображена гора с шикарной снежной шапкой, на другой небольшой корабль отчаянно сражался с морской стихией. Подвешенная к потолку люстра, выполненная в старинном стиле, заливала мягким светом весь кабинет.
Генерал, вздохнув, отложил бумаги, и вперил в него острый, как клинок взгляд серых глаз.
- Рассказывай, что там у тебя стряслось.
- Всё шло согласно плану, - начал Дейв. - Через месяц назначена крупная операция по устранению лидеров Кел-Морийцев. Нам понадобилась партия новых, незасвеченных винтовок. Под прикрытием горнодобывающей компании, мы перебросили их сюда. Всё было выполнено тихо, и без лишнего шума. Даже сами пилоты, перевозившие оружие, думали, что у них в трюмах обыкновенные минералы. Спрятали винтовки в одном из наших старых хранилищ, которое никогда не использовалось. Завтра их должны перевезти в другое место, подальше от любопытных глаз. А сегодня ночью туда забрались подростки, и попытались стащить один из ящиков.
- Что?! - лицо генерала побелело от гнева. - Ты хочешь сказать, что какая-то кучка детей проникла в наш склад?!
- Сэр, со всем уважением, но я не думал, что кому-то вообще могло взбрести в голову туда сунуться, - виноватым тоном проговорил Дейв.
Энстоун, встав, подошел к шкафу, и достал из хранящейся за стеклом коробки сигару. Вспыхнул огонек, по кабинету потёк терпкий аромат.
- Где они сейчас?
- Мы накачали их транквилизаторами, и перевезли сюда.
- Они что нибудь видели? - затянувшись, спросил Энстоун.
- Да, один из ящиков им удалось открыть до того, как мы их нейтрализовали.
Генерал чертыхнулся. Стряхнув пепел на роскошный ковер, он уселся обратно. Пальцы нервно барабанили по столу.
- Ладно, - вздохнул Энстоун. - В любом случае, это свидетели. А свидетели нам не нужны. Думаю, ты знаешь, что делать.
- Помедлив, Симондс неохотно произнес:
- Сэр, есть еще кое-что.
- Я слушаю.
- Один из них, прежде чем мы среагировали, почувствовал меня.
Брови генерала взлетели на середину лба.
- Тебя, проникавшего на ядерные базы конфедератов, и уходившего оттуда незамеченным? Тебя, выследившего и уничтожившего в одном бою троих темных храмовников протоссов? Тебя, с легкостью подбиравшегося вплотную к Ульям Зерга так, что они даже ничего не поняли, пока им на голову не свалилась атомная бомба?
- Сэр, я серьезно. Этот парень очень сильный псионик. Думаю, потенциально он намного сильнее меня.
Выдержав паузу, Симондс добавил:
- Я считаю, что во всём мире существует только один псионик, равный ему.

 


- Керриган, - с отвращением произнес генерал.
- Именно.
Налив в запотевший бокал коньяк, Энстоун откинулся на спинку кресла, и задумался.
- Ты о нем что-нибудь узнал? - спустя минуту, спросил он.
- Его зовут Жан Валенти. Семнадцать лет. В колледже проявлял неплохие способности к точным наукам. Один из немногих выживших на Мар-Саре. Родители погибли. Отец занимался разработкой залежей минералов. Мать работала военным хирургом. Высоко ценилась среди руководства.
- Сирота, значит, - отстраненно пробормотал Энстоун. - Продолжай.
- После инцидента на Мар-Саре много раз попадал в приют для несовершеннолетних. Постоянно сбегал. Последний год жил здесь, на Тураксисе III. Ни в чем более-менее серьезном замечен не был.
- То, что он сирота, конечно, хорошо. Никто не будет задавать лишних вопросов. С другой стороны, ему уже семнадцать. А в таком возрасте начинать курс поздновато, ты лучше меня это знаешь. Ладно, попробуй. Но только держи его под контролем. Надеюсь, как поступить с остальными, объяснять не надо?
Полковник неопределенно хмыкнул.
- Всё, свободен.
Поняв, что разговор окончен, Симондс встал, и вышел из кабинета.

 

 ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ