Судьбу не изменишь. Глава 7+Глава 8

Данная публикация является продолжением повести "Судьбу не изменишь". Начало можно найти ранее: Глава 1+2, глава 3+4, глава 5+6

Глава 7: Осиное Гнездо
 
Жан бежал, сберегая дыхание. Перед ним постепенно вырастали руины. В воздухе висела напряженная, давящая тишина.
- Харви, как там у тебя? - прошептал он в рацию, не сбавляя скорости.
- Нормально, - раздался в ухе отчетливый голос пилота. - Вижу тебя хорошо. Пока всё чисто, никаких признаков зергов.
- Они уже рядом. Я чувствую их своей кожей.
И впрямь, по всему телу словно пробегали маленькие электрические разряды. Волосы на затылке встали дыбом. Подошвы ботинок вдруг влипли во что-то мягкое. Опустив взгляд, Жан увидел под собой слой расползающегося фиолетового гноя, источающего жуткий трупный запах. Отсюда начинались границы владений зергов.
- Я на их территории, - бросил он.
- Продолжай движение.
До входа в город оставалось метров триста. Упав на землю, Жан осторожно вытащил винтовку, и всмотрелся в прицел. У крайнего дома двое гидралисков мощными челюстями жадно рвали тушу какого-то несчастного животного. Не теряя их из поля зрения, Жан быстрым движением прикрутил к стволу глушитель. Выровняв дыхание, он тщательно прицелился, и спустил курок. Послышался едва различимый хлопок. В плечо мягко толкнул приклад. Голова гидралиска разлетелась в клочья. Вторая тварь, как ни в чем ни бывало, продолжала вгрызаться в сочную плоть. Через миг её настигла та же участь.
Проскочив незаметно в город, Жан замер у стены полуразрушенного здания. Судя по надписи у входа, когда-то это был шикарный отель. Выбитая дверь валялась тут же. Стараясь не производить лишнего шума, он проскользнул внутрь, и огляделся. На полу лежала сорванная с мясом дорогая люстра. В левой стене виднелась дыра, ведущая в столовую. По всему холлу были разбросаны осколки битого стекла вперемешку с бетонной крошкой. Деревянная лестница пронзительно заскрипела, стоило ему шагнуть на ступеньки. Жан сжался, ожидая, что в любой миг его разорвут на части. Но минута прошла, а вокруг было тихо. Выдохнув, он двумя прыжками взлетел на второй этаж. Пройдя быстрым шагом по длинному коридору, Жан вышел на балкон. Поднявшись по пожарной лестнице, он оказался на крыше, и пришел в ужас. Впереди, где-то на расстоянии чуть более километра, посреди площади гигантским нарывом пульсировал Улей.
 
Над ним, как мухи над свалкой, вился рой муталисков. А рядом был вкопан тот самый корабль, который Жан видел в храме протоссов. Сбросив винтовку, он залег, рассматривая корабль через прицел. Его со всех сторон облепили твари, омерзительней которых Жан еще не видел. К горлу подкатила тошнота. Твари больше всего напоминали пчелиных маток. Непомерно раздутые брюха едва удерживались на тоненьких, длинных лапах. На морде блестели в темноте шесть мутноватых глаз. Прямо возле неё торчала пара изломанных клешней размером в два его роста. Из яйцеклада сочилась густая, зеленая слизь.
 
Вдруг одна тварь задрожала, по телу прошло утолщение. Из яйцеклада вывалился комок какой-то дряни, и тут же прилип к борту корабля, распространяя фиолетовый гной. Мысли скакали в сумасшедшем темпе. Надо было что-то решать, и чем быстрее, тем лучше.
- Харви, я нашел, - прошептал Жан.
- Что собираешься делать? - сквозь треск помех, спросил пилот.
Нащупав в грудном кармане небольшой металлический шарик, Жан достал его, и взвесил на ладони.
- Я попробую навести сюда ракету. Но ты должен мне помочь. Придется подобраться очень близко.
- Понял тебя.
Чтобы система наведения активировалась, требовалось установить три маячка, каждый из которых становился вершиной своеобразного треугольника. В центр такого треугольника и должна была по замыслу конструкторов, попасть ракета. Но они не учли одной маленькой детали. После установки третьего маячка у человека, выполнявшего наведение, было максимум десять минут, чтобы покинуть эпицентр. В противном случае, он мог с легкостью заработать себе лучевую болезнь, или вообще погибнуть при взрыве. Так что Жан прекрасно понимал, что вполне возможно не успеет выбраться. С другой стороны, он также понимал, что если ракета не будет запущена, то очень скоро всё на свете перестанет иметь значение.
Выскочив на улицу Жан, почти не оглядываясь, рванул к площади.
***

Приблизившись к ней, он не сбавляя бега включил на часах секундомер, перешел в режим невидимости, и начал гонку со временем.
- Харви, что-нибудь видно? - хрипло дыша, спроси он, мчась незримой тенью вдоль стены высотного здания.
- Вроде чисто, - ответил пилот.
Успокоившись, Жан выметнулся на открытое пространство. В следующий миг его неожиданно ударило сзади по ногам, повалив на спину. По телу пробежала целая стая зерглингов втаптывая в землю, не обратив на него ровным счетом никакого внимания. Вдруг одна тварь остановилась, и медленно развернулась. Жан замер, боясь пошевелиться. Зерглинг подобрался вплотную, и наклонил рогатую голову, будто обнюхивая его. Клыкастая пасть распахнулась у самого лица, обдав Жана отвратительным смрадом гниющего мяса. Спустя секунду зерглинг, словно что-то услышав, захлопнул её, и скрылся в темноте. Нервно сглотнув, Жан яростно прошипел:
- Твою мать! Меня тут чуть не сожрали!
- Так на датчике никакого движения, - оправдывался Харви.
- А сейчас как?
- Хм. Вроде чисто, - снова произнес пилот.
Жан поднялся. Улей был настолько близко, что уже можно было различить копошащихся вокруг толстых, откормленных личинок. Прихрамывая, он ввалился в небольшой одноэтажный дом, больно ударившись плечом о косяк. В глаза бросились развешанные повсюду фотографии. Особо не всматриваясь, Жан ногой выбил дверь, ведущую в подвал. Швырнув в темноту металлический шарик, он дождался короткой красной вспышки. Первый маячок установлен. Не теряя времени, Жан выбрался наружу. Пробежав пару пустых кварталов, он наткнулся на непонятно как уцелевшую неоновую вывеску. Было по меньшей мере странно наблюдать, как посреди всего этого хаоса весело мигают огоньки, особенно когда под ними зияла развороченная дыра.

 

Жан осторожно, мелкими шагами, подошел к ней. Прижавшись спиной к стене, он аккуратно выглянул. На полу угадывались ошметки разломанной скорлупы. Медленно подняв взгляд, он заметил едва различимые очертания замерших гиблингов, прицепившихся своими маленькими, но удивительно цепкими лапами к потолку. Эти твари являлись самыми настоящими живыми мешками с кислотой, и очень любили прятаться где-нибудь в темноте, или под землей. Участь того, кто попадал в подобную засаду, была поистине незавидна. Гиблинг набрасывался на него, тонкая пленка, удерживающая десятки литров кислоты разрывалась, и человек погибал в считанные мгновения. Не делая резких движений, Жан достал из кармана еще один шарик, и бросил его внутрь. Вспыхнуло, гиблинги недовольно зашевелились, и затихли. Оставался последний.
Отойдя на приличное расстояние, Жан развернулся, и бросился со всех ног к расположенному неподалеку строению. Пребывание в невидимом состоянии уже сказывалось. Мышцы отказывались повиноваться. В ушах нарастал звон. В голове застучали молоточки. Добежав до строения, он услышал волнующийся голос пилота:
- Жан, вижу зергов.
- Сколько? - прохрипел он.
- Впереди тебя. Двое слева, семь метров. Три справа, двенадцать метров.
«Только этого мне нехватало» - проскочила в голове лихорадочная мысль.
- Размеры?
- Один точно таракан, остальные по всей видимости зерглинги.
Глубоко вдохнув, Жан подпрыгнул, и ухватился за карниз. Подтянувшись, он забрался в разбитое окно. И мысленно выругался — комната, куда он попал, оказалась наглухо запечатана.
- Внимание Жан! Движение! Они явно что-то почуяли! - истерически закричал Харви.
Через миг под ногами гулко ударило. По полу побежала трещина. Жан отполз в угол, и затаился. После второго удара трещина расширилась, показалась уродливая голова таракана, перемазанная побелкой. Крохотные тупые глазки обшаривали комнату. Не долго думая, Жан вскинул винтовку. Полыхнул в темноте огонек. В лицо плеснуло кровью, и таракан бездыханно провалился вниз. Зацепившись ногами, Жан свесился, и хладнокровно почти в упор расстрелял ничего не подозревающих зерглингов. Третий шарик звонко покатился по полу.
- Всё. Пора уходить, - прошептал Жан.
Глаза заволокло пеленой. Крупные капли пота, скатывающиеся со лба, струями текли по щекам. Отдельные участки тела уже начинали ненадолго проявляться. Неуверенно спустившись на улицу, он, почти ничего не видя перед собой, кое-как добрался до окраины города, и перевел дух. Когда «геллион» был уже в нескольких метрах, у Жана подкосились ноги. Его трясло. Боль раскаленным ножом пронзила затылок. Сердце колотилось, разламывая ребра. Спустя мгновение, его вытолкнуло из невидимости. Циферблат застыл на отметке в двенадцать минут тридцать девять секунд.

***

Распахнув дверь, Жан повалился в кресло.
- Ты цел? - спросил Харви. Пощупав пульс, он только озабоченно покачал головой.
Не говоря ни слова, Жан вытащил дрожащими руками огромный шприц.
- Ты что, собрался заколоться этой штукой? - ужаснулся пилот, глядя на иглу.
Сорвав зубами колпачок, он всадил шприц себе в ногу. С губ слетел стон. По телу прошла волна, словно его целиком окунули в кипящую воду. Вены на шее вздулись, и посинели. Зубы заломило от боли. Прикрыв глаза, Жан прерывисто дыша откинулся на спинку, пережидая приступ.
- Жан, кажется, у нас проблемы, - обеспокоенно произнес Харви.
Бросив взгляд на экран лаптопа, лежащего у того на коленях, Жан увидел на нём множество приближающихся точек.
Пальцы сами повернули ключ зажигания. Мотор взрыкнул. Покрышки завизжали, «геллион» крутнулся на месте, поднимая пыль, и прыгнул во мрак, набирая скорость. Боль постепенно стихала. Жан сосредоточенно вел мобиль, проскакивая мимо ям и воронок, выныривающих из темноты. Вдруг позади раздался оглушительный взрыв. Вокруг стало светло, как днём.
- Получите, твари, - заорал Харви, глядя, как на месте города вырастает чудовищный столб всепожирающего огня.

 

Дома рушились один за другим, превращаясь в прах. «Геллион» подбросило, Жан едва успел отловить его резким движением руля. Фары выхватили впереди торчащий столб. Руки рефлекторно дернулись. Справа противно заскрежетало, посыпались искры.
- Жан, - потряс его за плечо Харви. - Жа-а-а-н. Жан! Господи, они догоняют! - вне себя от страха, закричал он.
В зеркале показалась стая зерглингов, мчащихся прямо за ними.
- Меняемся, - напряженно произнес Жан.
- Что?
- Садись за руль! Ты вроде говорил, что умеешь водить эту штуку, как никто другой?
- Нет, нет! Я не смогу!
Схватив его за локоть, Жан прорычал:
- Сможешь! Иначе мы с тобой оба пойдем на корм зергам!
Послушно пересев на его место, Харви неожиданно успокоился. Высунувшись по пояс в боковое окно, Жан прицелился. Стрелять было чертовски неудобно. В живот упёрся какой-то рычаг. Первая пуля проскочила в считанных сантиметрах над головой ближайшего зерглинга. Вторая взметнула у его когтистой лапы фонтанчик пыли. Зато третья, попав точно в лоб, размозжила череп. Брызнули осколки костей, зерглинга отшвырнуло, и он замер на дороге. Твари неумолимо приближались. Переведя прицел на второго, Жан дождался, пока он подбежит вплотную, и спустил курок. Зерг, взвизгнув, кубарем покатился по земле. Заметив, что их начинают обгонять со сторон, Жан мгновенно все осознал.
- Они хотят взять в кольцо!
- Есть какие-нибудь предложения? - прокричал Харви, бешено крутя руль.
- Да! Остановиться!
Харви приоткрыл рот, намереваясь возразить. Но, поняв замысел, ударил по тормозам. Спустя пару секунд «геллион» остановился, как вкопанный. Зерги мигом окружили мобиль.
- Замри, - прошептал Жан, не сводя пристального взгляда с осторожно подбирающихся зерглингов.
Рука Харви медленно потянулась к выступающему под рулем рычагу.
- Нет. Еще рано.
Зерглинги были совсем близко. Казалось, вот-вот, и они набросятся. Наконец первая тварь, осмелев, взвилась в прыжке.
- Давай! - заорал Жан, всаживая пулю ей в брюхо.
Харви, выкрутив руль, вдавил педаль газа до упора в пол. «Геллион» завертелся волчком. Ствол огнемета изрыгнул струю синего пламени. Целая куча зерглингов превратилась в живые факелы. Жан не переставая стрелял, пустые гильзы звенели под ногами.
- Сматываемся отсюда!
«Геллион» вломился в стену огня, раздался визг. Под колесами захрустело. Мобиль, прорвав окружение, помчался вперед, стремясь уйти как можно дальше, пока зерги не сообразили, что желанная добыча ускользнула из их лап.
- Всё, сбавь скорость, - вполголоса проговорил Жан через минуту. - Они не решатся преследовать.
- Откуда ты знаешь? - недоверчиво спросил Харви.
- Эти твари стараются не уходить подальше от своих нор.
- Ну, тебе виднее.



Неторопливо плывущие на востоке облака уже приобрели алый оттенок, когда они въехали в расположение форпоста. Жан не заметил, как буквально в нескольких метрах позади ярко вспыхнула пара немигающих глаз.

***

На плацу рысцой бегала рота морпехов, затянув какую-то бодрую песню. Проскочив мимо них, Жан ворвался в казарму, чуть не сбив при этом зевающего во весь рот морпеха.
- Где командир? - нетерпеливо спросил он.
- Э-э-э, - протянул морпех, почесывая затылок. - У себя вроде. - А что?
Не ответив, Жан со всех ног бросился по коридору.
Офицер сидел за столом, с аппетитом поедая нехитрый завтрак. Стоило Жану войти в комнату, как вилка в его руках застыла, глаза расширились от удивления, словно он смотрел на выходца с того света,.
- Честно говоря, не думал, что снова тебя увижу, - пораженно пробормотал он.
- Я сам не думал, что вернусь, - хмуро буркнул Жан. - У меня есть новости плохие, и хорошие. С какой начать?
- Давай лучше с хорошей. Не люблю с утра портить аппетит, - сказал офицер.
- Хорошая новость — рассаднику этих тварей на планете пришел конец.
- Хм. А плохая? - набитым ртом пробубнил офицер.
- Плохая — очень скоро они придут, чтобы сровнять это место с землей. Если не сегодня, то завтра уж точно.
Поперхнувшись, офицер с трудом сделал глоток и медленно отложил в сторону вилку. Вытерев губы тыльной стороной ладони, он внимательно посмотрел на него.
Рассказав вкратце произошедшее прошлой ночью, Жан замолк. Офицер, нервно куря одну за одной, ходил из угла в угол. Затем, видимо придя к какому-то решению, точным броском отправил окурок в пепельницу, и спокойным тоном произнес:
- Ну, это мы еще посмотрим.
Выстроив морпехов, офицер двинулся вдоль колонны, всматриваясь в суровые, будто вырезанные из дерева, лица.
- Бойцы! - зычным голосом начал он.  - Нам с вами наконец-то выпала редкая удача! Мы давно ждали этого момента. В ближайшие часы сюда заявятся зерги!
Гуляющий по рядам шепоток мгновенно утих. Морпехи вытянулись по струнке, ловя каждое слово.
- Вы давно меня знаете! Шутить я не привык. В эту самую минуту они готовятся к нападению. Скажу прямо — шансы выжить равны нулю! Я сражался с вами бок о бок на Браксисе, и смотрел прямо в лицо смерти! Мы вместе прошли кровавую мясорубку на Чаре, где погибли тысячи наших друзей! Я знаю, что каждый из вас стоит сотни этих тварей!  Сейчас отступать нам некуда, и помощи не будет. Поэтому у меня только один приказ — не жалейте патронов! Помните, зерги не берут в плен! Так давайте встретим их со всем гостеприимством, и пусть они почувствуют на своей долбаной шкуре, что такое космическая морская пехота!!!
Морпехи довольно загудели.
- Всё, разойтись, - приказал офицер. - Сбор через пятнадцать минут.
Жан до самого вечера помогал морпехам скручивать с «геллионов» огнеметы, и укреплять их на стенах. Сами мобили вручную выкатили из ангара, забаррикадировав ими ворота. Расчистив плац, морпехи за пару часов соорудили там неплохой бункер. Умудрились даже снять с танка башню, и затащить на крышу. Так что, если зерги прорвутся, то их ожидает горячий приём. Остатки топлива залили в единственную «Баньши». Проделав короткую вылазку, «головорезы» зарыли по периметру десятки растяжек.
- Как думаешь, надолго хватит? - устало спросил Жан сидящего в кабине Харви.
- Треть бака, - мрачно ответил пилот, изучая приборы. - Минут двадцать, может чуть больше.
- Тогда потрать их с толком, - хлопнул его по плечу Жан.
Повернув голову, Харви слабо улыбнулся.
- Не сомневайся, я заберу за собой в ад столько тварей, сколько смогу.
Беспокойная ночь прошла почти без сна. Жану удавалось ненадолго забыться, но он каждый раз просыпался, видя во сне пылающую Мар-Сару, и полчища зергов, бегущих по её улицам, сметая всё на своём пути. Стоило солнцу едва выглянуть, как он уже был на ногах. Поднявшись на самый верх ракетной турели, Жан облокотился на парапет, поеживаясь от утреннего холода, и до рези в глазах всматривался в горизонт, ожидая в любой миг появления зергов. Минуты тянулись невыносимо долго. Наконец, вдали что-то мелькнуло. Сердце учащенно забилось. Сорвав винтовку, Жан глянул в прицел, увеличив кратность до максимального предела.
 
Глава 8: Оскал Смерти
 
 Сзади послышались гулкий грохот армейских ботинок. Узнав по шагам офицера, Жан, не отрываясь от прицела, спокойным тоном проговорил:
- Прикажи своим занять позиции. Они идут.
- Много?
Помедлив, Жан ответил:
- Жить нам осталось час. От силы два.
Не говоря ни слова, офицер ушел. Вскоре снизу донесся его уверенный голос, раздающий последние приказы.
- Давайте, идите ко мне, - прошептал Жан, не сводя взгляда с приближающихся тварей. Их было столько, что задрожала земля. Впереди неслись сотни зерглингов, утаптывая её до плотности камня. За ними ползли гидралиски, вперемешку с тараканами. А позади медленно и неотвратимо, шагали закованные в броню ультралиски.
 
Этих чудовищных монстров невозможно было остановить даже прямым попаданием из стодвадцатимиллиметрового осадного орудия танка. В довершение всего форпост накрыло тенью от надвигающегося роя муталисков.
Прикрыв глаза, Жан сосредоточился, полностью отгораживаясь от внешнего мира. Внешние звуки исчезли, уступив место холодной, бесконечной тишине. Мощно бухающее сердце замедляло свой ритм. Дыхание почти остановилось. По коже забегали мурашки. Веки распахнулись, зрачки мгновенно сузились, и Жан вновь приник к прицелу, рассматривая движущуюся массу. Дальномер показывал расстояние в три с лишним километра. Но теперь для Жана это абсолютно ничего не значило. Палец любовно поглаживал курок. Отсчитав в уме до пяти, он выстрелил. Щелкнул затвор, выбрасывая пустую гильзу. Спустя секунду дальний ультралиск вздрогнул, и, пошатнувшись, завалился на бок. Последовал второй выстрел, и еще один монстр рухнул на землю. Поймав в перекрестье третьего ультралиска, он послал пулю ему в глаз. Лапы чудовища подломились, и оно упало, раздавив своим весом ползущих рядом тараканов.
С такой скоростью Жан еще никогда не стрелял. Каждая пуля ложилась точно в цель. Но всё же это была капля в море. Когда обойма опустела, Жан молниеносным движением перезарядил оружие. Во внутреннем кармане лежали еще три.
«Еще шестьдесят патронов. А значит, шестьдесят мертвых зергов. Всё не так уж плохо», - вспыхнула мимолетная мысль.
Винтовка в его руках пела песнь смерти. Он играл на ней, как музыкант исполняет на любимом инструменте свое лучшее произведение в миг просветления, уничтожая зергов одного за другим. И не заметил в пылу боя, как налетела стая муталисков, едва успев спрятаться от обрушившихся шаров кислоты. Справа с шипением сорвалась в небо ракета. Муталиск попытался увернуться, но раздался взрыв, яростный клекот, в боку возникла широкая обугленная рана, и он камнем свалился у подножья турели. Остальных снизу ураганным огнем встретил взвод морпехов. Твари заметались в панике, визжа от боли, и падая на землю.
Выглянув, Жан пришел к выводу, что ситуация критическая. Зерги накатывали единой, несокрушимой волной. Их можно было различить уже невооруженным глазом. Что им какой то жалкий форпост. Таким количеством они могли бы целый город сровнять с землей, даже не заметив. Вдруг, разом повернувшись, сухо застрочили на вышках пулеметы, выкашивая ряды зергов, словно гигантской косой. Землю на подступах усеяли десятки трупов, кровь потекла настоящими реками. Атака захлебнулась, как волна разбивается о скалы. Жан не поверил своим глазам. Зерги закапывались.
***

- Прекратить огонь! Не стрелять! - донесся властный крик офицера.
Спустившись вниз, Жан подошел к нему.
- Неплохо мы дали им прикурить, а? - ухмыльнулся офицер. На грязном лице играла довольная улыбка.
- Да, но это только начало. Эти твари явно что-то задумали. И мне это очень не нравится.
- Согласен, - кивнул офицер. - Но я знаю, как заставить их сыграть по нашим правилам.
Жан вопросительно посмотрел на него. Офицер молча кивнул в сторону «Баньши».
- Хм. А это неплохая мысль, - задумчиво сказал Жан.
Отыскав у бункера возящегося с танковым орудием Харви, Жан тронул его за плечо. Тот, не оборачиваясь, пробормотал:
- Подожди минутку. Так. Ага. Вот, теперь замечательно! Посмотрим, как вам это понравится, гады! - добавил он, злорадно хохотнув.
Повернувшись, пилот встретился с ним взглядом, и предупреждая вопрос, заговорил:
- Я тут подумал, что дальнобойность в полтора километра нам сейчас вроде как ни к чему. Поэтому я добавил в снаряды в три раза больше взрывчатого вещества, плюс смешал всё это дело с обедненным ураном. Поверь, если пальнуть сейчас из этой штуки, то можно запросто разнести к чертовой матери целый квартал. Мне даже почти жаль зергов, которые осмелятся показать сюда свою наглую рожу.
- Молодец, - похвалил его Жан. - У меня есть к тебе кое-какое предложение. Оно придется тебе по душе, я уверен.
Поднявшись на стену, Жан указал пилоту точки, куда необходимо выпустить ракеты. Тот, внимательно дослушав, что-то записал на листочке, и, пригнувшись, побежал в кабину. Через несколько секунд винты геликоптера, зашумев, начали раскручиваться. Взметнув мусор, «Баньши» оторвалась от земли, и, поднявшись в воздух, полетела в сторону ничего не подозревающих зергов. Рокот винтов постепенно удалялся. Жан с надеждой смотрел, как машина подлетает точно к их местоположению. Пулеметы в бойницах замерли в ожидании. С кончиков стволов  вился дымок.
- Внимание! - прокричал офицер. - Всем приготовиться!
Приказ был явно лишним. Морпехи и так не сводили взгляда с песчаных дюн. Машина снизилась на несколько метров. Сорвалась дымным росчерком первая ракета, за ней тут же еще четыре. Загрохотали оглушительные взрывы. Взметнулись тонны песка, вперемешку с кровавыми ошметками. Выползающие с визгом зерги попадали под обрушившийся на них дождь из пуль. Заложившая крутой вираж «Баньши» выпустила еще несколько ракет, заставив тварей сбиться в кучу.

 

Вдруг что-то сверкнуло, Харви услышал хлопок. Машину резко повело в сторону, оставляя позади черный след. Ругнувшись, он, мельком глянув в окно, заметил в почти остановившемся левом двигателе дрожащую на ветру иглу гидралиска. В пол застучало, посыпались искры. Еще одна игла, пробив лобовое стекло,  вонзилась ему в живот.
Жан в бессилии сжал кулаки, наблюдая, как в беззащитную «Баньши» летят десятки игл.
- Хрен вам! - прорычал Харви, чувствуя, как по телу расползается холод. Лоб мгновенно покрылся испариной. - Не на того напали!
Сбросив на головы незадачливых гидралисков весь оставшийся боекомплект, он, каким то чудом выровняв машину у самой земли, направил её к форпосту.
«Баньши» мотало из стороны в сторону. Видя дымящийся геликоптер, летящий на них, морпехи залегли. Перед глазами Харви всё плыло. Рану на животе невыносимо жгло. Машина почти не откликалась на движения штурвала. Жан затаив дыхание смотрел, как «Баньши» упала на брюхо. Заскрежетали отламывающиеся шасси. Машина перевернулась на бок, её протащило через весь форпост. Ударившись о стену, геликоптер замер. Подбежав, Жан прикладом разбил окно, и выволок потерявшего сознание пилота. Из живота торчала игла, весь комбинезон  пропитался кровью. Черты побледневшего лица Харви заострились, на губах пузырилась тяжелая пена. Пощупав пульс, Жан облегченно выдохнул:
- Живой.
Разорвав зубами медпакет, он обильно полил рану обеззараживающим раствором. Харви застонал, веки приподнялись.
- Молчи! - приказал Жан. - И не вздумай тут подыхать. Я тебе еще за ту посадочку отомстить должен!
Наложив жгут, Жан оттащил пилота к бункеру. Вложив в ладонь пришедшему в себя Харви пистолет, он строго проговорил:
- Всё. Лежи тут, и не высовывайся. Ты своё дело сделал.
Пилот хотел что-то сказать, но, закашлявшись, только слабо махнул рукой.
- Держись, мы с тобой еще повоюем. - ободрил его Жан, и умчался обратно.
Зерги тем временем перешли в наступление.

 

Пулеметы вновь застрочили. Но твари, не считаясь с чудовищными потерями, упорно ломились вперед, как обезумевшие. Из-за стены раздались взрывы растяжек, подняв тучи пыли. Морпехи громко матерились, вынужденные стрелять вслепую. Пятеро, побросав гауссовые винтовки, встали за огнеметы. По стенам защелкали когти. Вырвавшаяся струя пламени подожгла первую показавшуюся тварь. Распахнув пасть, зерглинг, визжа от боли, скатился вниз.
- Отходим! - заорал офицер, паля из винтовки.
Попрыгав со стен, морпехи медленно продвигались к бункеру, стреляя во все, что движется. Зерги лезли со всех сторон. Оставшиеся за плавящимися от безостановочной стрельбы огнеметами бойцы героически оборонялись, выигрывая для отступающих драгоценные секунды. Но зергов было слишком много. Вот один зерглинг, забравшись на стену, вцепился в морпеха, исступленно прогрызая бронекостюм. Огнемет, звякнув, упал на землю. Дуло пулемета развернулось, стрекотнула очередь, превращая зерглинга в решето. Вторая тварь незаметно влезла в узкое окно бойницы. Изнутри донеслись вопли ужаса, хруст, и пулемет замолчал навсегда.
Взвесив в ладони последнюю обойму, Жан, полный мрачной решимости, перезарядил ружье.
Шестеро морпехов сгрудились у бункера, образуя кольцо. Зерги уже заполонили форпост, но подобраться к нему никак не могли. В ворота страшно грохнуло, створки выгнулись, будто снаружи ударили тараном.
- Давайте все в бункер, я прикрою! - прокричал Жан на ухо «головорезу», с которым сцепились буквально на днях.
- Да пошел ты! - в ответ заорал он. - Сам туда лезь!
- Я не шучу!
В этот миг его что-то больно ударило. Жан упал на спину. Над ним нависла жуткая, шипастая голова гидралиска.



Навалившись всем весом, гидралиск с шипением распахнул пасть. Спустя мгновение клыки вонзились в грудь. Увидев на них свою кровь, Жан задохнулся от боли. Он пытался разом ослабевшими руками оттолкнуть ненасытную тварь, но она, не обращая внимания, терзала его тело.
Вдруг гидралиск вздрогнул. Сквозь пелену в глазах Жан недоуменно смотрел, как «головорез» с рычанием оторвал от него гидралиска, и швырнул на землю. В руке сверкнул армейский нож. Усевшись сверху, «головорез» молниеносным движением перерезал твари глотку. Гидралиск, забившись, захрипел. «Головореза» обдало брызгами крови. Захохотав, он вогнал гидралиску клинок по рукоять в глаз, и с наслаждением провернул.
Вокруг кипел бой. Свистели пули. Яростно кричали вконец озверевшие, не верящие в скорую смерть морпехи.
 

В паре шагов от него трое почти одновременно пошатнулись. По костюмам потекла, прожигая насквозь, кислота. Морпехов сбили с ног, и волна тварей накрыла их. «Головорез» подхватил Жана, и пинком распахнул дверь бункера. Он пробовал сопротивляться, но это было бесполезно. Сильные руки закинули его внутрь, створки с лязгом захлопнулись. Обведя взглядом помещение, Жан увидел тихо стонущего Харви, лежащего рядом. Через бойницы отчаянно отстреливался залитый кровью офицер в паре с еще одним «головорезом».
Через секунду снаружи раздался чудовищной силы взрыв. Крыша бункера заходила ходуном, стены прогнулись. Офицера с «головорезом» отбросило назад. Жана ослепило, он кое-как отполз, зажав кровоточащие уши руками. Проморгавшись, он с трудом поднялся, и заковылял к бойнице. Все звуки исчезли. В голове усиливался противный писк. Выглянув наружу, он обомлел. Половину форпоста разворотило взрывом. В усеянной обугленными трупами земле дымилась воронка, метров пять в диаметре. Противоположную стену снесло начисто.
- Хорошая работа, Харви, - прохрипел он, не услышав собственного голоса.

Сплюнув кровь, и стараясь не обращать внимания на боль, Жан просунул ствол винтовки в маленькое окошко. На горизонте зашевелился осыпаясь песок. Выжившие зерги выкапывались, собираясь перейти в последнюю атаку. Харви снова застонал.
- Потерпи, скоро всё кончится, - не оборачиваясь, мягким тоном произнес Жан.
Сгруппировавшись, твари смертоносной лавиной понеслись к бункеру. Он уже видел оскаленные морды. Блестели в лучах клонящегося к закату солнца длинные когти. Жана качало, ноги подгибались. Винтовка в руках потяжелела, норовя выскользнуть. Прицел скакал, никак не желая держаться ровно. Собрав остатки сил, Жан выпрямился. Звучно хлопнул выстрел, ползущий впереди таракан свалился на землю. На его месте тут же выросли двое. Три пули ушли высоко в небо. Четвертая свалила наповал гидралиска. На лбу следующего через миг заплясала красная точка. Жан спустил курок, но выстрела не последовало. Зазвенело по полу ружье. Зерги уже успели подобраться к бункеру вплотную. Злобно зашипев, внутрь попытался забраться зерглинг, но окно оказалось слишком узким. Засунув ему в глотку пистолет, Жан расстрелял всю обойму. Захлебываясь, тварь рухнула вниз.
- Всё, - прошептал Жан, медленно сползая по стене.
Со всех сторон гремели частые, сильные удары.
- Не так быстро! - хотел он закричать, но с губ вместо этого сорвался невнятный всхлип. - Обед еще надо заработать!

Ладонь оттягивала ручная граната. Жан перекатывал её, сидя на холодном, залитом собственной кровью, полу. В потолке появилась трещина, увеличиваясь в размерах. Противно заскрежетало, показалась голова мерзкой твари. Увидев Жана, она в предвкушении утробно зарычала. Жану померещилось, будто он слышит снаружи чьи-то резкие выкрики.
«Пора заканчивать», - балансируя на грани между сном и явью, подумал он.
Пальцы, задрожав, разжались, не в силах выдернуть чеку. Проводив безнадежным взглядом покатившуюся по полу гранату, Жан расслабился. Пол прыгнул навстречу, в глазах померкло, и темнота поглотила его.

***

Жан ощущал, что куда-то летит. Доносился тихий гул двигателей. Вокруг царила непроглядная тьма. Мышцы отказывались повиноваться. Нестерпимая боль разрывала грудь. В лицо впилась маска.
- Пульс нитевидный. Давление падает, - прорезал тишину сосредоточенный женский голос. - Он впадает в кому. Срочно двадцать милиграмм адреналина.
Жан почувствовал, как в вену вонзилась игла.
- Подготовьте его к переливанию. Черт! Остановка сердца! Необходима дефибрилляция!

Затрещала ткань, на грудь легло что-то холодное.
- Внимание. Разряд!
Его подбросило.
- Никакого эффекта. Увеличить мощность до пяти тысяч вольт. Разряд!
Его снова подбросило. Жан хотел сказать, что он устал, сказать чтобы от него отстали, и дали наконец-то отдохнуть, но не мог разомкнуть губ.
- Он уходит! Поднять мощность до семи тысяч!
- Даже если это поможет, вы сожжете ему сердце! - возразил чей-то волнующийся голос.
- Я сказала семь тысяч!!! Курсант, не надейся, что я тебя так легко отпущу! Разряд!!!
Перед внутренним взором  мать с отцом улыбались. Ему было десять лет. Только что Жану подарили игрушечный звездолет. Он в полном восторге носится по дому. Дом вдруг запылал. Он в страхе подбежал к окну. За ним ползли зерги, уничтожая всё на своем пути. Видение исчезло. Теперь на его глазах погибал Ларагос, приняв последний бой. Затем картина сменилась залитым кровью Харви, пронзенным иглой гидралиска. Кричали умирающие под бешеным натиском зергов морпехи. А потом во весь рост предстала объятая огнем хохочущая Королева Роя.

 

Жан сделал судорожный вдох, глотнув сладкого воздуха, и провалился во мрак.

***
Кто-то приподнял ему веки, посветив ярким фонариком прямо в зрачок. Сфокусировавшись, он увидел нависшую над ним девушку, лет двадцати. Из-под марлевой шапочки выбивались черные, длинные волосы. В глазах от напряжения полопались сосуды. На воротнике проступали пятна крови.
- Как он? - донесся слева участливый голос Симондса.
- Более менее в порядке, - отвернувшись, устало сказала она. - Состояние тяжелое, но стабильное. Если учесть то, что он потерял литр с лишним крови, и яд гидралиска, расползшегося почти по всему организму, я удивлена что он вообще так долго оставался в живых. Здесь конечно не полноценный хирургический центр, а всего лишь мобильный госпиталь, но мы делаем всё, что можем. Думаю, он выкарабкается.
- Рад слышать. Дайте мне знать, когда он придет в себя.
- Хорошо.
Жан вновь потерял сознание. Очнувшись, он ощутил дикую жажду. Губы потрескались, во рту всё горело. Рядом с головой тикали медицинские агрегаты. По экрану бежала размеренно кардиограмма, вместе с кучей других показателей. От рук к пластиковым мешкам, заполненным различными препаратами, вились тоненькие провода. Увидев стоящего у кровати Симондса, он просипел перехваченным горлом:
- Воды.
 Тот, усмехнувшись, протянул ему запотевшую прозрачную бутылку, и коротко произнес:
- Добро пожаловать обратно в мир живых.
Подтянувшись, Жан осторожно сел, опираясь на спинку, и вперил в полковника вопрошающий взгляд. Тот, усевшись на стул, сложил руки в замок. Вздохнув, полковник заговорил:
- Когда мы потеряли с вами связь, я тут же отправил навстречу разведочный модуль, хотя руководство считало, что вы погибли. Никаких следов, кроме разбитого транспорта, он не нашел. Признаки жизни отсутствовали.
- Ну да, - слабо ответил Жан. - Мы ж к тому времени уже ушли.
- Вот именно, - кивнул Симондс. Посылать его к форпосту было слишком рискованно. Это во-первых могло выдать наши координаты в случае перехвата, а во-вторых означало бы излишний интерес «Призраков» к данной планете. А это в свою очередь могло повлечь за собой нежелательные действия как со стороны кел-морийцев, так и со стороны зергов, или протоссов. Учитывая, что там оставались еще засекреченные ядерные боеголовки, подобный риск был недопустим. Ну а после, когда модуль засек выброс радиации в атмосферу, пришлось анализировать результаты еще около суток. Когда стало ясно, что это именно ядерный взрыв, я понял, что ты по крайней мере жив. Потом пришлось добиваться разрешения на спасательную операцию, а ты не поверишь, насколько это тяжело. Так что мы едва успели вас оттуда эвакуировать.
- Харви жив? - спросил Жан.
- Да. Ему досталось меньше, чем тебе. Выжили еще трое. Один правда ослеп навсегда — взрывом ему выжгло сетчатку.
Жан вздрогнул, вспомнив выстрел из осадного орудия. Попрощавшись, Симондс ушел. Растянувшись на кровати, Жан забылся глубоким сном.
 
ЭПИЛОГ
 
Жан провалялся в госпитале три недели. Оставшиеся на груди шрамы до конца жизни будут служить напоминанием о цене, которую порой приходится заплатить, чтобы остаться в живых. У него завязались теплые отношения с той девушкой хирургом, которая буквально вытащила его с того света. Звали её Мари. Она часто приходила, и в долгих разговорах обо всём на свете помогала забыть те ужасы, через которые он прошел. Но разумеется, она никогда так и не узнала, кем он был на самом деле, и что делал на той планете. Харви, как он впоследствии узнал от Симондса, отстранили от полетов, и посадили под домашний арест. Как говорилось в отчете - «за нецелесообразное использование дорогого транспортного средства, а также за пренебрежительное отношение к советам бортового искусственного интеллекта». Не смотря на врученную медаль «за храбрость», Жану влепили строгий выговор за уничтожение ценного артефакта, в перспективе способного дать революционный скачок военным технологиям.
Сейчас он стоял в своей, ставшей за периоды тренировок родной комнате перед зеркалом, примеривая новую форму. На плечах красовались погоны лейтенанта. Вдруг Жан ощутил чье-то незримое присутствие. Рука незаметно потянулась к кобуре.
- Не надо, - возник в голове спокойный, размеренный голос.
В зеркале появился протосс.
 
Жан обомлел, узнав в нём темного храмовника. С плеч колыхаясь, ниспадал до самого пола тёмно-синий плащ. В руке блистал длинный псионический клинок. Понимая, что с таким могучим противником ему не совладать, Жан медленно, не делая резких движений, повернулся, и посмотрел ему в глаза.
- Я пришел не для того, чтобы драться, - произнес протосс.
- Тогда зачем?
- Я пришел, чтобы поблагодарить тебя. Недавно ты оказал всей Вселенной большую услугу, не дав зергам захватить нашу реликвию.
- Вы знали об этом? - недоверчиво спросил Жан.
- Конечно знали, - усмехнулся храмовник. Мы тоже там были.
- Тогда почему вы позволили нам умирать, и даже не помогли?! - яростно набросился на него Жан, напрочь забыв о том, кто перед ним стоит.
- Вообще то помогли, - спокойно сказал протосс. Неужели ты думаешь, что зерги дали бы тебе просто так прогуливаться по их Улью? Мы расчищали перед тобой путь так, как только могли. Потому что мы знали — артефакт надо было уничтожить. А это мог сделать только ты. Мы бы не осмелились занести над ним меч, даже под угрозой смерти. Затем мы ушли. Если бы твои собратья нас увидели, разгорелась бы бойня. Мы этого не хотели.
Жан ошарашенно замолчал, пытаясь осознать то, что сказал протосс. Спустя секунду, он выдавил:
- Я дал обещание, что протоссы узнают о подвиге, который совершил Ларагос. Там, на Каллендисе, он пожертвовал своей жизнью ради меня. И ради вас.
- Спасибо, - поблагодарил его храмовник. - Он был достойным братом. Мы запомним это. И если когда-нибудь судьба сведет нас на поле боя, я не буду искать с тобой встречи. Прощай.
С этими словами протосс растворился в воздухе, словно его и не было. Жан с улыбкой смотрел в зеркало. Он прекрасно понимал, что своими действиями только отсрочил неизбежное.  И знал, что судьбу, о которой говорил протосс, изменить невозможно. Вторая великая война уже на пороге. Он - «Призрак». А значит, у него впереди много работы.
 
 
КОНЕЦ