Тени во Мраке

Данная работа является продолжением повести "Судьбу не Изменишь". Вторая Война грянула. Казалось могучий, несокрушимый терранский Доминион раздирают противоречия, грозящие превратиться в новый конфликт, после которого война Конфедерации и Сынов Корхала покажется детским лепетом. Перед главным героем новая задача, но поиск ответов приносит лишь больше вопросов. Сможет ли он выбраться из этого лабиринта иллюзий, покажет время.

Глава 1: Неожиданный Визит

 

Мертвецкий Порт. По-настоящему паршивое местечко. Давным давно, еще до первой войны, вся планета была огромной мусороперерабатывающей станцией. Потом, когда зерги, протоссы, и терране вцепились друг другу в глотки, про неё как-то забыли. Почти все. Кроме тех, кому это было только на руку. Вскоре сюда потянулись одна за другой шайки мародеров, беглые преступники, дезертиры, и прочий сброд, кому не нашлось места под солнцем в новом, расцветающем Доминионе. Всего пары лет хватило, чтобы заброшенная планета превратилась в мир, кишащий торговцами оружием, наркотиками, гигантскими складами украденного добра, всевозможными притонами, и целыми армиями отъявленных головорезов, живущих только по им одним понятным законам. Когда высшее руководство Доминиона спохватилось, было уже слишком поздно. Официально все попытки военных заслать туда своих агентов обычно заканчивались ничем. Человек пропадал, будто камень, брошенный в болото - тихо, и совершенно бесследно. После очередной неудачи на Мертвецкий Порт просто плюнули, и постарались забыть. Планету даже стёрли из общегалактической карты сектора, чтобы люди перестали задавать неудобные вопросы. Конечно, при желании можно было послать туда флот, и спалить её целиком, но видимо либо это было слишком дорого, либо, что более вероятно, кто-то, обладающий достаточной властью, зарабатывал там весьма немалые деньги. Так или иначе, но Мертвецкий Порт старались не замечать.
На грязную, пустынную улицу, медленно опускались сумерки. Едва ли ни единственный здесь целый фонарь кое-как освещал скособоченное двухэтажное здание. Краска давно облупилась, в нескольких разбитых окнах тоскливо завывал ветер. Над покосившейся дверью периодически вспыхивала унылая вывеска «Бар «Пещера Ультралиска». Хозяин заведения, которого все звали Слоуном, в прошлом успевший побывать и морпехом Конфедерации, и заключенным Нового Фолсома, и обыкновенным наемником, сейчас успешно работал здесь одновременно в качестве владельца и вышибалы, благо рост под два метра, и пудовые кулаки позволяли запросто вышвырнуть наружу кого угодно.
Сидя за барной стойкой, Слоун что-то записывал в тетради, изредка поглядывая на посетителей. Сегодня их было на удивление немного. Слева хмырь с трехдневной щетиной и угрюмым видом прикладывался к бутылке, косясь на расположившуюся чуть дальше небольшую, шумную компанию. А справа, туда, куда почти не падал свет от тусклых ламп, спиной к стене сидел молодой парнишка чуть за двадцать, в простой белой футболке, неспеша отхлебывая из запотевшего бокала светло-коричневый напиток, явно местного производства. Взгляд парня был прикован к телевизору, подвешенного к потолку. Из хриплого динамика раздавалось невнятное бормотание. Когда на экране возникла картина разрушенного до основания города, его пальцы невольно сжались в кулак. Заметив это, Слоун еле слышно хмыкнул под нос, и вновь уткнулся в тетрадь.
Внезапно дверь со скрипом распахнулась, внутрь ввалились двое. Поддерживая друг друга, и горланя хриплыми голосами давным-давно позабытую песню, они нетвердым шагом направились к стойке. Проходя мимо парня, один из них, не удержавшись, повалился прямо на стол. Через секунду его вырвало, по помещению потекла едкая, кислая вонь.
- П-п-п-рости, д-р-руг, - заплетающимся тоном выдавил он. - Я н-н-не хотел. Д-д-д-авай, я з-з-ак-к-к-ажу тебе в-в-ыпить!
Поморщившись, парень отмахнулся:
- Забудь, не стоит.
Проблевавшийся, уперев кулаки в столешницу, недовольно посмотрел на него:
- Ты ч-ч-то, д-д-умаешь я не в с-с-с-остоянии купить вып-п-п-ивку? Да ты зн-н-наешь кто я? Да я м-м-м-огу всё зд-д-есь купить, и т-т-тебя впр-р-р-идачу!
Вздохнув, парень встал, и не обращая внимания, подошел к Слоуну. Не успел он рассчитаться, как на плечо легла рука. В уставших, ничего не выражающих глазах, зажглись искорки гнева. Мгновенно крутнувшись, парень двинул наглецу в челюсть. Отлетев, тот растянулся на полу. Ловко увернувшись от замаха, он резким ударом заставил второго покачнуться, и повалиться навзничь, заливая кровью из разбитого носа грязный, давно не мытый пол.
Повернувшись к Слоуну, парень, словно ни в чем ни бывало, спокойным тоном спросил:
- Сколько с меня?
- Пятьдесят кредитов.
- Что-то дороговато, - удивленно заявил он.
Усмехнувшись, Слоун возразил:
- Шейд, ты только что лишил меня клиентов.
- Этих? - с отвращением фыркнул парень, слегка пнув довольно храпящее тело. -  
Думаю, я наоборот оказал тебе услугу. Готов спорить, что через пять минут они бы затеяли драку.
- Ладно, сорок, и ни кредитом меньше, - сдался владелец бара.
- Другое дело, - улыбнулся Шейд, доставая из кармана измятую карточку. - Рад, что мы договорились.
Заплатив, парень развернулся, и вышел на улицу. После душного, провонявшего потом и дешевой стряпней бара, воздух снаружи даже показался почти свежим.

 

 

Сделав с удовольствием глубокий вдох, Шейд внимательно осмотрелся, и, не найдя ничего подозрительного, быстро зашагал по раздолбанной, давно не ремонтируемой дороге. Спустя несколько мгновений его силуэт затерялся в тумане.

***

Приблизившись к небольшому, приземистому зданию, когда-то служившему станцией вторичной переработки, Шейд замедлил шаг. Оглянувшись, он приложил руку к панели. Противно скрипнуло, толстая металлическая створка нехотя, словно раздумывала, отъехала в сторону, впуская его. Нырнув в кромешную темноту, он дождался, пока дверь закроется, и осторожно спустился по лестнице, ведущей в убежище. Щелкнул переключатель, и небольшую, скудно заставленную комнату залило мягким светом. Сняв футболку, Шейд швырнул её на кровать, и, с наслаждением почесывая усеянную широкими, еще не успевшими толком зарасти шрамами грудь, подошел к холодильнику.
- Алекс, можешь не прятаться. Я почувствовал тебя, еще когда только подходил к дому, - спокойно произнес он, доставая из нёдр морозильной камеры небольшой кусок вяленого мяса.
Обернувшись, Шейд наблюдая со снисходительной улыбкой, как в кресле напротив медленно проявляется фигура человека в тёмном, облегающем костюме, добавил:
- К тому же, ты наследил. Видимо, засиделся ты за бумажками. Отвык от настоящей работы.
- Врешь! - фыркнул Алекс. - Я три раза всё проверил.
Не говоря ни слова, Шейд поднял лежащий рядом с дверью волосок, и положил его на запыленную тумбочку, сиротливо стоящую в углу.
- Ладно, шутки в сторону. Отвечай, какого черта ты тут делаешь? Я тебя ждал не раньше, чем через пару недель.
- Ситуация изменилась, - неохотно ответил Алекс. - На днях пропала еще одна группа. Симондс рвет и мечет.
Чуть не подавившись, Шейд с трудом сделал глоток, и мигом посерьезнел.
- Давай по порядку.
- По порядку так по порядку, - вздохнул Алекс. - Недавно мы вышли на крупного поставщика свитнеса чуть ли не во всем секторе. Как ты знаешь, гадость редкостная, причем с очень неприятными последствиями.
- Знаю я про последствия, - буркнул Шейд. - Проще через месяц самому на кладбище поползти, чем пытаться соскочить. Та еще дрянь.
- Вот-вот, - кивнул Алекс. - В общем решили прижечь нору этой сволочи каленым железом. Всё шло нормально Ребята высадились, зачистили периметр, потихоньку и без особых проблем продвигались к цели. Когда до конца операции оставалось всего ничего, группа исчезла. Вся. Одновременно.
Шейд, опешив, на мгновение потерял дар речи. Придя в себя, он недоуменно спросил:
- Как?
- Если бы мы знали! - развел руками Алекс.
Поискав глазами стул, Шейд уселся на первую попавшуюся табуретку.
- Ты уверен? Может, всё же кто-то выжил? - после недолгого молчания, с надеждой спросил он.
- На все сто. Послали поисковый отряд, но он не нашел ни единого трупа. Парни просто пропали, как сквозь землю провалились.
Выругавшись, Шейд посмотрел Алексу прямо в глаза.
- Ладно, это конечно плохие новости. Но причем тут я? Я работаю в совершенно другом направлении. Наверху это прекрасно знают.
Алекс молча извлек словно из ниоткуда небольшой продолговатый предмет, и бросил его Шейду.
- Вот единственное, что мы там обнаружили.
То, что лежало на ладони, повергло уверенного в том, что сегодня его уже ничто не удивит Шейда в настоящий шок. Это была крупная, отливающая металлической синевой гильза.
- Это то, о чём я думаю?
- Да. Калибр двадцать пять миллиметров. Титановый сердечник. Максимальная дальность стрельбы — пять километров. Предназначена исключительно для винтовки С-35.
- Но это значит только одно. У нас где-то утечка.
- В точку, - согласился Алекс. - Есть достоверная информация, что она ведет прямо сюда, в Мертвецкий Порт. Ты должен найти того, к кому именно. Найди его, и вытряси всё до последнего слова. В методах можешь не стесняться.
- Ладно, я понял, - устало произнес Шейд. - Что-нибудь еще?
- Да. Я загрузил в твой компьютер досье на всех, кто может иметь к этому отношение. Просмотри, вдруг найдешь что-нибудь интересное. Главное потом сотри всё, что увидишь. Это должно остаться только в твоей голове, и нигде больше. О результатах доложишь через неделю.
- Хорошо.
Поднявшись, Алекс неожиданно хлопнул его по плечу, и улыбнулся.
- Кстати, Валенти, я действительно рад был тебя видеть.


Попрощавшись, Жан дотащился до кровати, и не разуваясь рухнул. Закинув руки за голову, он уставился в потолок, погружаясь в собственные мысли.
- «Итак, что у нас получается?» - подумал он. Пару месяцев назад, едва он оклемался после госпиталя, ему приказали лететь в Мертвецкий Порт. Задание в принципе было несложным — выявить самые крупные банды, и устранить их. Таковых, как оказалось, было три. Первые занимались тем, что разбирали краденую технику, и продавали по частям. Их за глаза звали «танкистами». Обыкновенные мусорщики, ничего особенного. Вторые в основном зарабатывали заказными убийствами. Как любили с гордостью поговаривать члены этой банды - «за сутки убьем кого угодно в любой точке сектора». На деле вооружение у них было чуть выше среднего, а подготовка оставляла желать лучшего. Да и заказы выполнялись далеко не всегда. Напыщенные идиоты, решившие поиграть в наемников. Зато то, что творили третьи, иначе как сущим самоубийством назвать было нельзя. Эти психи творили полнейший беспредел, даже по меркам самих бандитов. Сборище законченных отморозков и наркоманов.
Прилетев, Жан, под псевдонимом «Шейд», заделался вольным стрелком. По легенде он служил в армии снайпером, но дезертировал после того, как весь отряд перебили зерги, попутно пристрелив собственного командира. Легенда правдивая, потому что подобных личностей в Мертвецком Порту хватало с избытком. А настоящее имя у него никто никогда не спрашивал — здесь лишние вопросы могли вредно сказаться на здоровье. Вплоть до летального исхода с особой жестокостью. Прощупав почву, Жан умело стравил банды, заставив тех наполовину перебить друг друга, а потом методично добивал остатки, раз за разом незаметно переходя с одной стороны на другую. За прошедшее время от крупных группировок, некогда владеющих значительной территорией, остались жалкие крохи, которые и курица лапой загребет. Жан уже предвкушал, что скоро улетит отсюда, и наконец-то снова увидит Мари, вдохнет неповторимый запах её волос, но ожиданиям, как оказалось, не суждено было сбыться. Как бы там ни было, но визит Алекса определенно его встревожил. И дело даже не в том, что бесследно пропали несколько «призраков», хотя и это внушало серьезные опасения. Дело в найденной гильзе. Винтовка С-35 — засекреченная разработка, которая только-только начала проходить испытания, и должна была в ближайшие полгода заменить свой устаревший аналог С-10. Если она попала в руки тем, кто способен убить «призрака», то это очень, очень плохо. Во-первых, это значит, что либо Доминион, ведущий учет каждого псионика чуть ли не с внутриутробного состояния где-то допустил ошибку, либо всё делается с их ведома, а значит, на самых верхах власти назревает серьезный конфликт, грозящий перерасти в гражданскую войну. Сейчас, когда зерги во главе с Керриган снова захватывают одну планету за другой, только её и нехватало. Во-вторых, это значит, что кто-то, напрямую связанный с проектом С-35, а значит занимает в иерархии «призраков» далеко не последний пост, работает против них. Ситуация, что ни говори, складывается отвратительная. За всеми этими размышлениями Жан не заметил, как провалился в беспокойный, рваный сон.

***

Открыв глаза, Жан первым делом сварил себе кофе. Только когда по комнате потек густой, мощный аромат, он ощутил, что окончательно проснулся. Схватив чашку, Жан запустил компьютер.
Ну что ж, давай посмотрим, с чем имеем дело, - пробормотал он, чувствуя, как по горлу прокатывается огненный ком, и запустил первый файл.
На экране возникло суховатое, гладко выбритое лицо пожилого мужчины с орлиным носом. Под фотографией быстро побежали, складываясь в предложения, слова.
«Дело №2865. Рудольф Леммерман. Родился на Умодже. В 17 лет, разругавшись с родителями, подал заявку в университет Тарсониса на факультет прикладной баллистики. В 23 года с отличием окончил, и поступил в научно-исследовательский отдел в качестве младшего сотрудника.  Через девять лет стал одним из самых молодых профессоров. Получил приглашение вести курс лекций, но отказался, сославшись на чрезмерную занятость. За последующие семь лет написал десятки работ, оказавших огромное влияние на развитие всего стрелкового вооружения. В настоящий момент является главным конструктором проекта С-35.»
Быстро пробежав глазами строчки, Жан с нетерпением загрузил следующее досье. На этот раз на него с экрана с вызовом смотрел коротко стриженый парень чуть постарше его самого, с надменно выпяченным подбородком.
«Дело №1522. Никлас Соренсен. 28 лет. Родился на Мории. С ранних лет проявлял сильные псионические способности. Характер вспыльчивый. Ярко выраженные черты — индивидуализм, замкнутость, склонен к насилию. В возрасте 7 лет по его вине погибло трое детей. Был помещен на принудительное лечение в психиатрический госпиталь. Через год выписан, зачислен в подразделение «Призрак», где прошел курс обучения. Безукоризненно выполнил десятки спецопераций. Один из членов проекта «Лезвие Тьмы». Являлся основным кандидатом в качестве испытателя опытного образца С-35, пока не погиб в ходе задания при невыясненных обстоятельствах.»
Жан задумался. В Академии ходили слухи о том, что Доминион уже не устраивает нынешнее положение дел, и они хотят покрепче затянуть гайки с помощью этого «Лезвия Тьмы», но что конкретно имелось ввиду под кодовым названием, наверняка знали единицы. В конце концов, это могла быть всего лишь обыкновенная дезинформация. Решив, что сейчас не время копаться в слухах и мифах, он промотал дальше. И от удивления чуть не выронил чашку. На экране высветилось лицо Симондса. Вытерев мгновенно вспотевшие руки, Жан, затаив дыхание, принялся читать.
«Дело №4177. Дейв Симондс. 45 лет, полковник. Характер скрытный. Высоко развиты лидерские качества. В юности был капитаном университетской футбольной команды. В 22 года, не смотря на возраст, успешно прошел обучение в подразделении «Призрак». Был признан одним из самых перспективных оперативников. На счету множество боевых заданий, в том числе одиночных, подавляющее большинство из которых имеет наивысшую категорию секретности. Нередко в резких тонах критиковал руководство. После смерти Никласа Соренсена назначен испытателем винтовки С-35».
Жан откинулся на спинку кресла, обдумывая прочитанное. Перед ним словно лежала мозаика, кусочки которой он никак не мог собрать воедино. Интуиция, закаленная в годах, проведенных в постоянной опасности подсказывала, что его пытаются втянуть в какую-то темную, и очень грязную историю. Выведя на экран все три фотографии, он прикрыл веки, стараясь сосредоточиться. Фигуру профессора Жан исключил почти сразу. Обычный ученый, которому абсолютно нет дела до остального мира. Здесь скорее всего замешана политика, а ему наверняка на неё глубоко наплевать, лишь бы не мешали заниматься любимым делом. Зато другие два досье оказались значительно интереснее. Внезапная смерть одного из основных фигурантов такого серьезного проекта, как С-35, само по себе довольно подозрительно. Учитывая, каким профессионалом являлся Соренсен, то становилось подозрительно вдвойне. Неприятно сознавать, но если Симондс действительно замешан во внутреннем конфликте «призраков», то он вполне мог убрать Соренсена, чтобы сорвать проект, и тем самым дискредитировать оппонентов. Или же, имея фактически полный доступ к экспериментальной винтовке, передать чертежи третьей стороне для их физического устранения. Выругавшись, Жан нервно забарабанил пальцами по столу. В складывающемся уравнении слишком много неизвестных. Кто убил Соренсена? Почему? Было ли это случайным совпадением, или четко спланированной акцией? Замешан ли в этом Симондс? Что скрывается за названием «Лезвие Тьмы»? И наконец кто, черт возьми, способен убивать «призраков», и так тщательно заметать следы? Все эти вопросы не давали Жану покоя. Рывком встав, он решительно шагнул к двери. Ему необходима была информация. И он знал, где её искать.

***

Место, куда Жан направился, было по сути точкой, в которую стекались множественные ручейки информации, образуя настоящую кладезь полезных, и не очень данных. Управляла им женщина, называющая себя Афиной. Никто никогда её не видел, о её происхождении ходило множество самых разнообразных домыслов — начиная от того, что это дочь бывшего сенатора Корхала IV Ангуса Менгска, и заканчивая тем, что Афина — вовсе не человек, а искусственный интеллект, или группа лиц, работающих под общим псевдонимом. Многие задавались вопросом, как она вообще умудрилась выжить в таком месте, как Мертвецкий Порт. Жан, поразмыслив, пришел к выводу, что за продолжительное время Афина попросту стала неотъемлемой частью этой планеты. Да, она торговала секретами. Да, порой эти секреты обрывали чью то жизнь. Но здесь любая жизнь в принципе ничего не стоила. Так или иначе, но одно можно было сказать точно — информация, которой владела Афина, была достоверна на все сто процентов. Конечно, стоила она недешево, но зато результат был гарантирован. Подходя к высокой, огороженной колючей проволокой стене, Жан невольно напрягся, буквально кожей чувствуя, что на него нацелены десятки камер, способных распознать малейшую опасность. Стоило ему оказаться у ворот, как перед ним вспыхнула яркая голограмма средних лет женщины в строгом костюме.
- Куда? - бесстрастным голосом, спросила она.
- К Афине, - взяв себя в руки, спокойно ответил Жан.
Голограмма исчезла, ворота беззвучно распахнулись.

Глава 2: Взаимная Услуга

То, что скрывалось за ними, иначе как вопиющим шиком, назвать было нельзя. Посередине мягкого, словно по линеечке подстриженного газона, стоял роскошный трехэтажный особняк, сверкающий начищенными до блеска окнами, будто игрушка. У фасада, раскинув ветви, росли два фруктовых дерева, доставая верхушкой почти до самой крыши. Стоило Жану на мгновение представить, сколько денег пришлось потратить, чтобы выстроить это царство безмятежности здесь, где вся планета — одна всеобщая свалка, как ему сделалось дурно. Стараясь не обращать внимания на пьянящий, почти позабытый запах свежих яблок, Жан одним прыжком вскочил на веранду, и вошел в дом.
Дверь за ним захлопнулась. Зажегся, разгоняя полумрак, яркий свет. Жан оказался в широком, устланном толстыми коврами холле.
- Здравствуй, Шейд, - раздался ровный, спокойный голос.
- Афина? - озадаченно спросил Жан, пытаясь определить, откуда он исходит.
- А ты ожидал здесь встретить кого-то другого? - поинтересовалась она с легкой ноткой иронии.
- Да уж, тут точно можно встретить кого угодно, - пробормотал вполголоса Жан, рассматривая старинные, покрытые тонким налетом пыли картины, развешанные на стенах.
- Рассказывай, что привело тебя сюда.
Медленно ступая, словно ожидая подвоха, Жан дошел до одиноко стоящего кресла. Усевшись, он позволил себе немного расслабиться.
- Твоя репутация подсказывает, - осторожно начал он, - что ты единственный человек, кто сейчас может мне помочь.
- Продолжай.
- Если ты знаешь кто я, значит наверняка знаешь, каким образом я зарабатываю деньги, - полувопросительно заявил Жан.
- Знаю, - лаконично ответила Афина.
Прекрасно отдавая себе отчет, с кем разговаривает, Жан собрал волю в кулак.
- Для моего следующего заказа мне потребуется оружие с чрезвычайно высокой дальнобойностью, - стараясь не выдать в голосе ни малейшей тени, способной выявить ложь, произнес он.
- Хм-м-м. Ты просишь меня указать поставщика?
- Да.
- И какое же точно оружие ты ищешь?
- Ввиду особых обстоятельств, оно должно не терять убойных качеств на расстоянии свыше четырех километров. Я слышал, что на сегодняшний день существует только один вид подобного оружия. И его можно купить в Мертвецком Порту.
- Как интересно, - тихо произнесла Афина.
Потянулось продолжительное молчание. Ожидая, что в любую секунду его тело, ломая кости и разрывая внутренности, начнут кромсать пули, нервы Жана натянулись до предела. Рука незаметно поползла к скрытой кобуре, хранившей надежный пистолет Гаусса, подаренный ему Симондсом после недавней истории с реликвией протоссов.
- Речь идёт об С-35, я правильно понимаю? - разорвал тишину изменившийся, напряженный голос Афины.
Понимая, что за ним наблюдают, Жан коротко кивнул.
- Тебе нужна винтовка, или ты ищешь продавца? Отвечай честно, от этого зависит помогу я тебе, или нет.
Решив, что врать бесполезно, и к тому же небезопасно, Жан ответил:
- Я ищу продавца.
Афина вновь замолчала. Через минуту, показавшейся Жану вечностью, она сказала:
- Ты надеюсь понимаешь, что такая информация очень, очень дорого стоит?
- Сколько?
- О нет, - усмехнулась Афина. - Деньги меня совершенно не интересуют. Прежде чем я помогу, ты окажешь мне одну услугу.
- И что это за услуга? - спросил Жан, чувствуя, что проваливается в темную, бездонную пропасть.
- Так не пойдет. В данном случае рискуем мы оба, причем сильно. Либо ты соглашаешься, и я тебе помогаю, либо отказываешься, и мы оба забываем, что ты был в моём доме.
- Как я могу согласиться, не зная на что? - резко возразил Жан.
- Могу только сказать, что твои навыки вполне для этого подходят. Да, это опасно. Но ты справишься. К тому же, услуга ни коим образом не задевает твоих интересов. Подумай хорошенько, прежде чем дать ответ.
Обдумав все «за» и «против», Жан пришел к выводу, что в любом случае это возможно единственная ниточка, способная привести его к разгадке. Поэтому, почти не колеблясь, произнес:
- Хорошо, я согласен.
- Отлично. А теперь ответь, что ты знаешь о компании под названием «Фонд Мебиуса»? - спросила Афина.
- Кажется это корпорация, занимающаяся поиском древних артефактов, якобы оставленных давным давно исчезнувшими цивилизациями.
- Почти верно, - согласилась Афина. С той лишь разницей, что помимо поиска, они активно исследуют возможности этих артефактов, и внедряют результаты в качестве передовых технологий.
- И что же ты от меня хочешь?
- Я хочу, чтобы ты отправился на Тарсонис, проник в их центральный офис, и достал оттуда крайне важную для меня информацию.
- И как мне это сделать? Прийти, и вежливо попросить? - съязвил Жан.
- Боюсь, в этом случае срок твоей жизни резко сократится, - усмехнулась Афина.
- Тогда как?
- Завтра у них открывается ежегодная выставка. Будет куча народу. Ты отправишься вместе с одной из моих помощниц...
- Нет, - перебил её Жан. - Я работаю один. Всегда.
- Она чрезвычайно одаренная, поверь мне, - убедительным тоном произнеса Афина. - К тому же тебе не кажется, что в одиночку ты будешь смотреться слишком подозрительно? Будь вы вдвоем, на вас никто не обратит внимания.
- Ладно, - мрачно ответил Жан, понимая, что не ему сейчас ставить условия.
- Рада, что мы пришли к общему решению. Приходи завтра в порт к шести утра. Третий стыковочный шлюз. Желаю удачи.
- Спасибо, - буркнул Жан, выходя на улицу.

***

На следующее утро, едва на горизонте забрезжило палящее солнце, Жан отправился к месту встречи, благо от его убежища было недалеко — всего минут пятнадцать пешком. Правда, портом данное место назвать было сложно. Скорее устаревший транспортный узел, кое-как переделанный руками здешних умельцев под нужды садящихся кораблей. Разумеется, ни о какой автоматике, или диспетчеров с продвинутым искусственным интеллектом, способным вести корабль при нулевой видимости не могло быть и речи. Так, несколько расчищенных площадок с посадочными огнями, да пара трапов с герметичными камерами антибактериальной обработки. Ничего особенного.
Сегодня порт почти пустовал. Возле первого шлюза возились человек пять, по всем повадкам напоминающих откровенное ворье. Тихо матерясь под нос, они спешно загружали древний, непонятно как доживший до таких дней грузовик наглухо запаянными ящиками. Закинув последний ящик, они попрыгали в трейлер. Взревев, грузовик выпустил из трубы струю черной копоти, натужно тронулся, и вскоре пропал с поля зрения.
Зато возле третьего шлюза одиноко стоял почти новый скоростной корабль, рассчитанный на двоих человек.
- Неплохо, - вслух подумал Жан, окидывая взглядом его плавную, с изящными изгибами форму.
- Это ты что ли Шейд? - раздался позади высокий, надменный голос.
Обернувшись, Жан увидел стоящую чуть поодаль рыжеволосую девушку, одетую в серый, неприметный костюм. Скрестив руки на груди, она придирчиво его осматривала.
- Допустим, - медленно проговорил Жан, невзначай опустив руки на пояс с двумя висящими на нём длинными, узкими ножами.
Заметив это движение, девушка на мгновение улыбнулась. По спине Жана пробежал холодок. Так скорее могла улыбаться гадюка за секунду до смертельного броска.
- Успокойся. Меня зовут Лика. Я лечу вместе с тобой на Тарсонис. Похоже, ты сильно понравился Афине.
- Я бы скорее назвал это общим взаимовыгодным делом.
- Разумеется. По другому и быть не могло. Ладно, давай не будем терять время. Его у нас и так маловато.
С этими словами Лика, ловко взбежав по трапу, скрылась в недрах корабля. Покачав головой, Жан шагнул следом. Поднявшись на борт, он застал её уже в кресле навигатора. Пальцы бабочкой порхали над панелью, усеяной кнопками, как ёж иголками. Не отрывая сосредоточнного взгляда от широкой голографической карты, она коротко бросила:
- Лететь нам часов семь. Загляни пока в каюту, подготовься. На Тарсонисе ты должен выглядеть обыкновенным молодым парнем с хлещущими из ушей гормонами, а не тем, кто готов стрелять во всё, что движется.    
Сочтя слова довольно разумным, Жан, недолго раздумывая, последовал совету. Найдя небольшую, уставленную шикарной мебелью комнату, он первым делом осмотрелся. Треть занимала высокая, удобная кровать на резных ножках. Слева примостился журнальный столик. Нашлось даже место аквариуму, с плавающими в кристально чистой воде пестрыми рыбками. Открыв дверцы стоящего в углу шкафа, Жан присвистнул. Видимо, Афине действительно очень нужна та информация. Помимо дорогой одежды в нём, под прозрачным стеклом, хранилось оружие. Пистолеты, пистолеты-пулеметы, пара снайперских винтовок новейших образцов лежали, и ждали своего часа.
- Ничего себе, - выдохнул Жан. - Такое впечатление, что мы собрались брать штурмом дворец императора.
- Не удивляйся, - раздался позади голос Лики. - «Фонд Мебиуса» - крупная организация. И система безопасности там одна из лучших во всем секторе.
- Но как мы протащим это богатство через терминал? - спросил Жан не оборачиваясь.
- У Афины в космопорту есть свои люди. Они всё устроят. Ты лучше поспи, а то на тебя смотреть больно.
Мельком глянув в висящее над столиком зеркало, Жан мысленно с ней согласился. Под глазами наметились круги, на лбу пролегла морщинка. Немытые волосы топорщились гребнем.
Лика ушла, а Жан, почувствовав, что действительно смертельно устал, повалился на кровать. Уснул он раньше, чем голова коснулась подушки.

***


Проснувшись, он первым делом глянул на часы. Всё в порядке, до прибытия на Тарсонис оставалось чуть менее часа. Приведя себя в порядок, Жан переоделся, и вышел из каюты. Столкнувшись с Ликой, он чуть не рассмеялся. Смотреть на неё, одетую в короткие шорты и легкомысленную футболку с нарисованным котенком, было по меньшей мере странно, особенно учитывая, что всего несколько часов назад она выглядела вылитым убийцей.
- Ты чего? - спросила Лика, поймав его взгляд.
- Да так, - хмыкнул Жан. - Представил тебя в таком виде с оружием в руках. То еще зрелище. Хоть на агитационный плакат Доминионской армии вешай.
- Зря смеешься, - спокойно сказала Лика. - Если б ты знал, скольких мне удалось обмануть, пока они смотрят мне мне в глаза. Ну, или чуть ниже. Это вы только и умеете, что либо ноги по колено в крови, либо мозги по стенам.  А мы работаем тихо, и без лишнего шума.
- Ладно, ладно. Сдаюсь, - запротестовал Жан.
- То-то же. Соберись, мы почти на месте.
И впрямь, за разговором Жан не заметил, как они оказались в пилотском отсеке.

 

 

За толстым броневым стеклом открывалась панорама громадного мегаполиса, столицы всего терранского Доминиона, ослепляющего своим богатством и мощью. Сказать, что увиденное поразило его, это не сказать ничего. Жан, никогда прежде не бывавший на Тарсонисе, был изумлен буйством сверкающих огней, десятками тысяч мелькающих аэромобилей, и высоченными небоскребами.
Ступив на землю, Жан и Лика, без проблем пройдя контроль, влились в общую толпу, напоминающую своей бесконечной суетой гигантский муравейник. За прошедшие годы Жан почти позабыл то чувство свободы, когда не надо ежесекундно бороться за свою жизнь, прятаться, убегать, ждать выстрела из-за угла, и стрелять в ответ. Люди, беззаботно смеясь, проходили мимо. Блестели, как в калейдоскопе, неоновые вывески, а его взгляд машинально фиксировал, в каком окне удобнее расположить снайпера, где стоит ждать ловушки гиблингов, откуда в случае опасности вынырнет стая зерглингов, или смертоносных гидралисков.
- Ты чего напряжен как струна? - поинтересовалась Лика, уловив его настроение.
- Ерунда, - помрачнел Жан. - Похоже, просто слегка заработался.
- А-а-а, - протянула она. - Ну, это лечится.
- И как же?
- Да очень просто, - фыркнула девушка. - Напейся как следует. Или морду кому-нибудь набей. Сразу отпустит.
- «Боюсь, мою болезнь так просто уже не вылечить», - подумал Жан, а вслух с усмешкой ответил:
- Хорошо, я как-нибудь обязательно попробую.
Поймав такси, они в считанные минуты добрались до отеля. Едва их увидев, портье понимающе улыбнулся, и выдал ключи от двухместного номера.

***


Следующие двое суток ушли на проработку операции. Афина снабдила их подробной схемой здания, с обозначением мест камер слежения, маршрутами передвижения охраны, расположением датчиков движения, и многим другим. Что ни говори, а система безопасности «Фонда Мебиуса» впечатляла. Жан и Лика, выделяя на сон всего по два-три часа, изучали все возможные подходы, и хотя нередко их обсуждения перерастали в жаркий спор, порой до хрипоты, постепенно проникались друг к другу уважением. Время поджимало. Жан отчетливо понимал, что до следующего рапорта Алексу осталось всего четыре дня, а он ни на йоту не приблизился к разгадке, кто же стоит за смертью «призраков», и через кого С-35 попала им в руки. Наоборот, ему казалось, что истина постепенно отдаляется, теряется в тумане. Наконец решив, что оттягивать дальше не имеет смысла, Жан с Ликой выбрали устраивающий друг друга вариант.
На следующей день, пройдя регистрацию как Роберт и Джоан Финн, Жан и Лика под видом молодых ученых попали на выставку.

 

 

Не переставая улыбаться, и с поддельным интересом рассматривая десятки размещенных экспонатов, они, тем временем, выискивали в толпе посетителей конкретное лицо. Того, кто был главным звеном во всей цепочке. Когда до закрытия оставалось совсем немного, Лика взволнованно прошептала:
- Смотри, вот он!
И в самом деле, вдалеке, на другом конце огромного, как стадион зала, в кругу людей, стоял худощавый человек лет пятидесяти, с жаром что-то втолковывая собеседникам.
- Да вижу, вижу, - так же шепотом ответил Жан. - Полегче, ты меня от радости чуть не задушила.
Подойдя поближе, Жан уловил обрывок разговора:
- … Таким образом, исследуя технологии протоссов, и древо биологической мутации зергов, мы пришли к поразительным выводам!
Мужчина взял эффектную паузу.
- Простите, что вас прерываю. Вас зовут Уильям Миллнер, верно? - спросил Жан
- Да, это я, - удивленным тоном сказал человек. - Чем обязан?
- Еще раз прошу прощения, - дружелюбно произнес Жан. - Я и моя жена — недавние выпускники университета Тарсониса, и ваши преданные поклонники. Видите ли, нас чрезвычайно занимает такая захватывающая тема, как влияние зергов и протоссов на развитие Вселенной, а также истоки их возникновения. Если вы не возражаете, мы хотели бы присоединиться к беседе. Разумеется, если вы не против.
- Ну что вы! - улыбнулся Миллнер. - Я всегда рад передать часть своих знаний молодому поколению. Ведь огонь не гаснет, если от него зажигаются другие, верно? А что конкретно вас интересует?
- Понимаете, - начал Жан, - в своей работе я пришел к выводу, что хоть и протоссы, и зерги, кардинально отличаются друг от друга, всё же они появились примерно в одно и то же время.
- Да да, - закивал Миллнер.
- Но передо мной возник вопрос — что же явилось причиной их возникновения?
- В точку, молодой человек! - воскликнул ученый. - Действительно, это очень интересный вопрос. Как вы, я уверен, знаете, основа протосской расы зиждется на псионических способностях, техническом превосходстве, и  кастовой системе общества. В то время как принцип существования зергов — это постоянное расширение своих владений, порабощение всех возможных видов жизни, превращение их в часть Роя, и подчинение одной сущности, называемой Сверхразумом. В самом деле, проследив весь путь развития этих рас, мы увидим, что они возникли почти одновременно.
- Но какова же причина? - спросил Жан.
- Я считаю, что десятки тысяч лет назад, существовала еще одна раса, превосходящая мощью и накопленными знаниями все известные цивилизации. Так называемые Зел Нага. Вот они-то по моему мнению, и создали протоссов с зергами.
- Но зачем им это было нужно?
Потерев нос, Миллнер задумчиво ответил:
- Скорее всего, Зел Нага достигли потолка своего потенциала, и поняли, что для дальнейшего развития есть два пути. Либо общество, построенное на высоких моральных принципах, где каждый член расы готов пожертвовать жизнью ради сородича, и технологическом совершенстве с развитием псионики, либо отрицание всякого рода ценностей, кроме одной — жизнь, и ареал обитания. Учитывая то, с какой скоростью сложные организмы, попавшие в поле зрения зергов ассимилируются, и становятся их неотъемлемой частью, можно сказать, что это очень эффективный механизм для захвата новых миров, с единым центром сознания. Таким образом, зерги и протоссы обязательно должны были столкнуться, и дать Зел Нага ответ. По сути, это был выбор между разумом, и инстинктом.
- Спасибо, - слегка поклонившись, поблагодарил Жан. - Теперь для меня всё встает на свои места.
- Не за что, - отмахнулся Миллнер. - Я рад, что молодежь интересуется этой темой.
- Разрешите фотографию на память?
- Конечно!
- Дорогая, сделай пожалуйста снимок, - обратился он к Лике.
Дождавшись короткой вспышки, Жан пожал профессору на прощание руку, и они с Ликой ушли. Вернувшись в номер, Жан, снимая на ходу сверхтонкие прозрачные перчатки с отпечатками пальцев Миллнера, напряженно спросил:
- Всё нормально? Получилось?
- Еще бы, - хмыкнула девушка. Сегодня ночью «Фонд Мебиуса» определенно не досчитается кое-каких файлов.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ