Дневники Псайкера

Из закрытых архивов Инквизиции...
Дневники.
-- Братья, прошу вас, тише, тише! Сегодня мы собрались здесь, чтобы обсудить причину загадочного исчезновения отряда техножрецов с Марса, обнаруживших предположительно работоспособный образец СНК. Нам удалось заполучить дневник одного из псайкеров, приставленного к экспедиции…

19 марта 284 М40
Сегодня мой отряд всё-таки прибыл на неизвестную планету. Она до сих пор не имеет названия, хотя о ней уже давно известно. Это не может не настораживать…
Большую часть планеты занимает пустыня. Таких гигантских пустынь я никогда ещё не видел… Жутчайшие ветры, дующие здесь, напоминают вой животных…
Хотя по данным разведки планета необитаема, у меня дурное предчувствие.

30 марта 284 М40
Я не сплю уже третью ночь. Не знаю, что происходит, но я просто закрываю глаза, а сон не приходит. Не помогают многолетние тренировки, не помогают лекарства…
Я чувствую, что за нами наблюдают. Кто ещё есть на этой необитаемой планете?! Кто, кроме нас?
Мёртвое место… чего-то здесь не хватает…

5 апреля 284 М40
Сегодня ночью я не выдержал и вышел наружу, чтобы посидеть у костра и поболтать с часовыми. Там меня ждал шок – людей около поста сидело полно – практически пол-лагеря. И все не спали вторую-третью ночь. Всем что-то мерещилось в темноте, окружающей нас.
Пару раз стражники даже вскакивали – тогда все замирали в ужасе, но каждый раз тревога оказывалась ложной.

6 апреля 284 М40
Работа стоит. Люди бояться выходить за пределы лагеря даже днём. Ветер воет гораздо сильнее предыдущих дней и этот вой берёт за душу даже меня, бывалого псайкера…
Где я только не бывал! Но такой ужас, такой животный страх я испытываю впервые!
Я понял. В пустыне не хватает одного – жизни. Нет кустиков, нет пустынных животных… Пустыня мертва. Мертва раз и навсегда.

9 апреля 284 М40
Люди не выдерживают. В лагере вспыхивают драки из-за всяких мелочей, часовые бояться выходить даже на стены. Ужас заползает в палатки. Весь лагерь не спит уже пятую ночь.
В пустыне появляются звуки. Слышно шипение – страшное, непрекращающееся шипение…

11 апреля 284 М40, 11:40 утра
Сегодня группа людей, во главе с сержантом Егориусом, выделенным нам в эскорт, решили положить всему конец. Он собрал лучших техножрецов экспедиции и отправился с ними вглубь пустыни, поклявшись найти и принести СНК… или умереть.
Ветер играет песком… Раз за разом, за этим можно следить бесконечно.

11 апреля 284 М40, 23:58
Я не знаю, что происходит! Только что лагерь проснулся от ужасного крика! Судя по датчикам, это был голос сержанта Егориуса, но, если верить тем же датчикам, он ушёл уже на десять километров от нас… Что могло заставить ТАК кричать бывалого ветерана?!
Меня бьёт страх. На этой планете я чувствую лишь смерть… Смерть, пришедшую за нами…
Слышно какое-то шипение, как будто из шарика выходит воздух… Но в безжизненной пустыне это только навевает ужас…

14 апреля 284 М40
Прошлой ночью охранники видели странную фигуру на одном из барханов, окружающих наш лагерь. Судя по внешнему виду, это был капитан Егориус… но на призыв охранника он не отозвался. Двигался он как-то странно, в перевалку, как заводной. И… опять оно! Шипение и скрежет!
На предупреждение охранника он отреагировал странно – повернулся, и… и словно провалился под землю! Охрана исследовала то место, где он стоял, но не нашла никаких следов его пребывания! Более того, тепловизорные камеры, установленные на стенах лагеря, ни показали никаких результатов… то есть кто бы… или что бы не подходило к лагерю, живым оно быть не могло…
Посоветовавшись с оставшимися техножрецами, стража решила не доносить до людей в лагере всю правду о происшествии.
Ветер постоянно дует на лагерь – он доносит лишь звук. Нет запаха, нет свежести. Пустой ветер.

18 апреля 284 М40
Люди странно смотрят на меня. Все хотят, чтобы я запросил помощь у главного штаба, а я…
Я боюсь.
Если псайкер боится – его мысленный поток никогда не дойдёт до нужной точки.
А значит всё бессмысленно.
Сегодня же администрацией лагеря решено учредить постоянные патрули, хотя бы по ближайшим барханам.
Шипение всё усиливается…

20 апреля 284 М40
Тревога! Тревога! Один из патрулей подвергся внезапному нападению – вдруг из темноты вышли какие-то существа… на передаче было плохо видно, что они из себя представляли, и наставили свои странные, светящиеся зелёным орудия на патруль. Прежде чем кто-то успел среагировать, они выстрелили.
Вспышка озарила их лица… Все, кто смотрел передачу, содрогнулся. Это были человеческие лица… когда-то. Сейчас от них остались лишь кости… и последнее желание, написанное на черепе – убивать.
Все войска лагеря были высланы на место битвы, но поздно. Один из стражников был убит, причём убит ужасным образом – один единственный выстрел из странного оружия пробил его броню и содрал кожу и мышцы со скелета, оставив лишь кости…
Остальных двух стражников, монстры унесли с собой, не убивая. Их крики раздавались ещё долго, петляя между барханами…
На всякий случай, техножрецы сожгли скелет… Мало ли кто были эти существа? Возможно, это мёртвые, вставшие, чтобы отомстить…

22 апреля 284 М40
Кто-то не вынес напряжения и рассказал людям в лагере обо всём, что происходило. Не знаю, кто это был, но, надеюсь, он горько поплатиться за это перед Императором.
Паника распространилась мгновенно. Уже на обед пришло лишь пару человек – остальные остались в палатках. Конечно, все прекрасно понимали, что хлипкие стены не защитят от того, что пробило даже броню Имперской Гвардии, но палатки дарили чувства уверенности…
Охрана боится выходить за стены, дозоры усилены в два-три раза, благо свободных рук хватает… Не хватает лишь самоубийц, желающих окончить свою жизнь в руках монстров…
Кстати, слухи о том, что они делают с людьми, распространились по лагерю со скоростью света. Всего через пару часов все уже знали, что монстры сначала долго пытают человека, потом заживо сдирают кожу, вырывают сердце и пожирают мозг. А тело заставляют служить им в качестве зомби.

24 апреля 284 М40, ночь
Страх настолько силён, что даже стражники заперлись в бараках и отказываются выходить на посты. Самое ужасное это то, что у них всё оружие лагеря! Теперь, что бы не пряталось в пустыне, мы беззащитны.
Сегодня по песку проходила дрожь, сама земля как будто стонала, извергая из себя что-то…
Хотелось бы не знать, что именно.
Шипение неведомых существ сводит с ума.

25 апреля 284 М40
Сегодня за нами прибыл обычный проверочный челнок, точнее должен был прибыть. Буквально за пару километров от лагеря в низко летящий самолёт ударил зелёный луч. Двигатель мгновенно вспыхнул и шаттл упал на пески, буквально в километре отсюда.




26 апреля 284 М40
Целый день люди собирались, набираясь храбрости, чтобы выйти за стены такого родного и безопасного лагеря, но всё же сделали это. Я решил идти вместе с ними.
Когда мы дошли до места крушения, стало понятно, что шаттл уже не взлетит. Кое-кто сел прямо на песок и разрыдался, кто-то впал в ступор, но люди, сохранившие самообладание, стали искать пилота. К их большому удивлению, его всё-таки нашли.
Однако состояние человека, проведшего ночь в Пустыне Ужаса, как мы её окрестили, было сложно назвать нормальным. Он постоянно кричал, беззвучно – видимо сорвал голос за ночь. Его широко открытые глаза были похожи на окна, в них было видно лишь безумие… и ужас.
Не знаю, что видел этот несчастный ночью, но я ему не завидую.
Не хотел бы я встречаться с обладателями ужасного оружия… и ужасного шипения, этого звука, уничтожающего разум.

27 апреля 284 М40
Мы дотащили пилота до лагеря, -- и это было огромной ошибкой. Вокруг него собралось всё население поселения и, увидев его состояние, окончательно обезумело.
Начались драки за всё – за оружие, оставшееся снаружи казарм, за еду, за укрытие. Безумцы штурмуют казармы, но безуспешно – военные уверены, что смогут отсидеться там, поэтому не вышли, более того – самых настырных просто расстреливали из лазганов в упор.
Я просто сижу в своей палатке и смотрю в стену тупым взглядом. На меня наступает тень, я вижу смерть – мою и всех остальных… Наверное, также это видят и эльдарские провидицы… Не завидую я им.
Хотя в моём положении тоже мало чего завидного.

28 апреля 284 М40 01:08
Сегодня творился какой-то кошмар. Снаружи доносятся крики, кто-то зовёт на помощь, умоляет о пощади. Я слышал чей-то рык, чей-то крик настолько ужасный, что казалось человека выворачивают наизнанку. Шипение, шуршание и снова крики, ор, стоны… И я ничего не могу поделать, ночью я могу лишь слушать и смотреть, но сделать уже ничего не могу… Что же происходит…

28 апреля 284 М40 11:10
О Император… я до сих пор не могу отойти, не могу ничего съесть. Меня выворачивает раз за разом от увиденного нами сегодня утром.
Когда все люди, как по команде, но не сговариваясь вышли из палаток, они увидели причину ночного ужаса.
От разбитых и снесённых створок ворот тянулся кровавый след к казармам. Заглянувших туда людей выворачивало прямо на землю.
Я тоже имел несчастие сделать это.
Разорванные трупы… лужи, нет, озёра крови… Раскуроченная земля – похоже, именно ОТТУДА вылезли монстры… и содранная кожа – на земле лишь голые костяки и мышцы…
Люди просто сходят с ума. Многие, смеясь и напевая что-то, выбежали за ворота лагеря. Больше их никто не видел.
Ближе к вечеру шипение усиливается, переходя во что-то вроде помех… Его слышат уже все. Никто не спит.

30 апреля 284 М40 23:58
Сегодня мне гораздо легче. Я уже всё понял и готов принять судьбу.
Я вышел на улицу проветрится. По крайней мере, это была моя официальная причина. На самом деле я чувствовал Их.
Созданных в древности, как оппозиция самой Жизни.
Как противовес весов Судьбы, сейчас обрушивающийся на нас.
Я стоял и дышал свежим воздухом, глядя на склоны барханов, кишащими безмолвными убийцами. Только металлические суставы хрустели в ночи.
Некроны безмолвно наступали на лагерь.
Кто-то, видимо тоже вышедший проветриться, увидел машины смерти и закричал.
Я поморщился – этот звук нарушал идиллию. Идиллию вида безмолвной смерти, смотрящей сейчас в глаза мне и всем обитателям лагеря.
Сейчас 30 апреля 284 М40 года. Я делаю последнюю запись в своём небольшом дневнике. За стенами палатки слышны ужасные крики – некроны убивают несчастных людей, ещё не понявших всего смысла Существования.
А я… я, видимо, понял.
Я уже знаю, кем стану, после того, как прекращу своё бессмысленное существование. Череп Парии улыбается мне в окно.
Это всё, что я хотел сказать.
Восславим… К’тан…