"Живите игрой, но не живите в игре"

Недавно в Федерации Компьютерного спорта произошли изменения. Одним из ключевых событий стала смена президента — пост занял бывший профессиональный игрок, а позже и главный судья World Cyber Games Russia Preliminaries Дмитрий "Dilvish" Смит, у которого нам удалось взять интервью.

 

Вы заняли пост президента Федерации компьютерного спорта России. Каков текущий курс ФКС? Ждут ли нас кардинальные перемены в направлении работы федерации?

Будучи общественной организацией, федерация управляется не только президентом, но и правлением, председателем которого я являлся до своего избрания. Поэтому необходимости в какой-либо резкой смене курса нет.

Наша задача сейчас — нарастить темп, потому что развитие киберспорта в России идет с явно недостаточной скоростью. Во многом это связано с инертностью мышления в обществе. Тем не менее за последние полгода мы значительно ускорились в сравнении с прошедшими пятью годами.

Мы должны сделать киберспорт именно спортом, по своим основным параметрам аналогичным "классическим" видам. Для этого нужно создать методические пособия для тренеров, открыть спортивные клубы, разработать классификацию судей и многое другое. Это работа, которая часто незаметна для широкой общественности, но от этого не менее важная и масштабная. То, что на поверхности — это проведенные ФКС России более 1000 российских и международных турниров (включая российские квалификации на WCG), в которых соревновались сотни участников и были разыграны десятки миллионов рублей.

А в чем сегодня состоит основная сложность в продвижении киберспорта?

Нам пришлось доказывать, что киберспорт – это серьезно и он не идет во вред здоровью нации. Была создана лаборатория, которая изучала физиологию и психологию киберспорта. Большое спасибо за это господину Войскунскому Александру Евгеньевичу, который разрабатывал данную тему. Благодаря проведенным исследованиям, мы смогли наглядно показать и доказать, что компьютерный спорт способствует гармоничному развитию личности.

Благодаря интернету киберспорт получил колоссальное развитие и популярность. Тем не менее сегодня телевидение заинтересовалось им и активно включается в его продвижение. Необходимо ли телевидение киберспорту при дальнейшем развитии? Или можно обойтись и без него?

Здесь двоякая ситуация. С одной стороны, аудитория киберспорта живет онлайн, и получается, что особой нужды в телевидении нет. С другой, киберспорт как соревнования способен вызвать интерес у гораздо более широкой аудитории. Здесь телевидение подходит идеально. Но стоит понимать, что есть некоторые проблемы при транслировании киберспортивного контента: совершенно другой формат, наличие большого количества сленга. В целом, это одна из задач, которую мы ставим в среднесрочной перспективе перед федерацией.

Можно отметить, что этот интерес взаимен. И нам хочется выйти на телевидение, и каналам хочется захватить киберспортивную аудиторию, но люди пока не готовы воспринимать многочасовые трансляции. Приемлемой формой подачи на данный момент является краткий дайджест самых важных моментов из игр. На разработку новых форматов направлены сейчас определенные усилия и федерации, и других участников киберспортивной индустрии, и самих телеканалов.

Затронем тему соревнований. Многие хотели бы видеть крупные международные турниры в России. В настоящее время такой турнир всего один — EPICENTER, и появился он относительно недавно. Работает ли федерация в этом направлении? 

Здесь очень часто идет смешение понятий. У каждого человека свои критерии оценки соревнований: количество участников, количество зрителей, размер призовых или присутствие любимого коллектива. Угодить всем невозможно.

Тем не менее, если говорить о наших соревнованиях, мы развиваем именно массовый спорт. Сейчас у нас идет Студенческая лига, в которой принимают участие 3264 человека. В Кубке России по киберспорту 2016 приняли участие 5687 человек. Однако если взглянуть на количество зрителей, то, конечно, у EPICENTER их будет больше. Это связанно с тем, что желающих смотреть студенческие, любительские и полупрофессиональные соревнования в нашей стране значительно меньше. Здесь мы находимся между двух огней: если мы не приглашаем к участию топовые команды, нас ругают за отсутствие зрелищности, а если приглашаем – то говорят, что мы закрываем дорогу любительским коллективам. Поэтому нам постоянно приходится искать компромисс.

В 2007 в программе "Лоции киберспорта" Вы высказались следующим образом: "Хочется, чтобы профессиональные игроки никогда не забывали тот азарт, который вдохновил их на игру". Учитывая сегодняшние призовые фонды, по вашему мнению, игроки сейчас руководствуются страстью к игре, или же финансовая сторона в приоритете?

У общества есть некоторая инертность мышления. Представьте бегущего жирафа с очень длинной шеей. Вот его голова что-то заметила, но прежде чем жирафу удастся затормозить, пройдет какое-то время. Здесь примерно такая же ситуация. Сегодня тенденция меняется, гонка за многомиллионными призовыми фондами потихоньку останавливается. Всем становится понятно, что наращивать их уже некуда, и это бессмысленно. Поэтому тенденция ведет к стабилизации призовых фондов, но в головах людей, особенно молодых, эта идея еще сохранилась.

Я думаю, что со временем этот вопрос автоматически урегулируется. Излишняя шумиха вокруг денег сойдет на нет, придет понимание, что это именно спорт, а люди, приходя в киберспорт, будут стремиться к спортивным достижениям.

Но сегодня прослеживается такая тенденция, когда многие команды значительно больше внимания уделяют турнирам с крупными призовыми.

Если говорить про психологическую составляющую, то здесь тяжело отделить одно от другого. Для многих призовые турнира автоматически определяют его рейтинг. Да, это так, но я бы сказал, что принципиальной разницы между $1 млн. призовых и $20 млн. уже нет.

Большинство топовых команд могут отказаться от участия в турнире с призовыми в $100 тыс., но согласятся на $500 тыс. Причина этому — насыщенный рынок соревнований, из-за чего спортсменам приходится выбирать из множества турниров. Несмотря на это, многие из сильных российских коллективов участвуют в нашем Кубке России по киберспорту 2017, отборочные на которые сейчас идут, потому что он дает не только деньги, но и статус. Тем самым наши соревнования получают дополнительный фактор зрелищности, а любительские коллективы – уникальный опыт игры с лучшими командами мира.

Давайте немного окунемся в прошлое. Вы были главным судьей российского этапа World Cyber Games на протяжении всего времени его существования. Можно ли назвать его оптимально сбалансированным турниром для своего времени? Ведь также в одном из интервью ваш коллега Егор Порсев сказал, что цель Кубка России – возродить WCG-шное наследие.

На мой взгляд, да. В чем было преимущество турнира WCG и почему он стал эталоном своего времени? Да потому что он включал все необходимые элементы, которые позволяли человеку из глубинки оказаться на чемпионате мира. Вспомним Нейтрона. Человек из Владивостока — довольно отдаленного от столицы города. Он выиграл отборочные, приехал и неплохо выступил в Москве, вызвал интерес со стороны pro-команд. В итоге это поменяло его жизнь. Тогда происходил активный поиск самородков, и в этом плане WCG давал шанс проявить себя. Поэтому люди целый год готовились к турниру – но надо понимать, что тогда аналогов WCG не было.

С этой точки зрения нам хотелось бы, чтобы Кубок России по киберспорту стал неким социальным лифтом, чтобы он позволил талантам засветиться и показать себя. Например, в прошлом году после проведения Кубка России несколько профессиональных организаций, будучи в поисках новых игроков, обратились к нам за рекомендациями. Нам хочется, чтобы российские игроки были лучшими, и это наша задача — позволить людям из регионов попасть в поле зрения киберспортивных организаций.

Давайте поговорим немного о вас. Следите ли вы за какими-либо соревнованиями?

Для себя? На самом деле, нет. Для этого просто не хватает времени. Сегодня я слежу за соревнованиями исключительно с профессиональной точки зрения. Последнее, что я смотрел с интересом и для души — это стрим Miker'а, когда он играл в Heroes of Might and Magic III (смеется). В остальном не могу выделить на это время.

Вы не можете выделить время для наблюдения за какими-либо соревнованиями. А уделяете ли время играм?

Играю, но это не киберспорт. Я 15 лет назад начал и по-прежнему продолжаю играть в Linage II. Сегодня я являюсь лидером клана, но для меня это, скорее, полигон, где я оттачиваю мастерство управления людьми и пробую различные социальные схемы. Ну, как играю — два часа в неделю у меня происходит осада. Еще четыре часа уходит на общение с людьми и решение конфликтов. Плюс пару часов могу выделить на то, чтобы побегать и оттянуться. 

Олдскулам вы известны прежде всего как организатор, но также многие знают вас как профессионального игрока в StarCraft: Brood War. Недавно появилась информация, что Blizzard переиздаст ее. Если это произойдет, будете в нее играть?

Да, это было давно. Ностальгия всем нам присуща и, конечно, я поиграю. Я даже уверен, что мы пару турниров по нему проведем, потому что эта игра, на мой взгляд, является лучшей в мире RTS. Даже новый StarCraft II не может с ней конкурировать. К сожалению, по моему личному мнению, все игры сейчас приходят к оказуаливанию. Они становятся проще и легче. Это конечно, выгодно производителям и издателям игр, но я хардкорный игрок. Я привык быть пианистом на клавиатуре.

Что вы хотели бы сказать напоследок нашим читателям? Настоящим и будущим киберспортсменам.

Я скажу так, как говорю всегда в таких случаях: живите игрой, но не живите в игре. В мире очень много всего интересного.