MaNa: "Никто не знал, чего от меня ожидать. Даже я сам"

Шествие выступавшего в статусе андердога MaNa’ы к финалу WCS Austin, пусть и закончилось в итоге поражением со счетом 2:4, стало главным сюжетом этого турнира. TeamLiquid поговорили с игроком на счет того, как ему удалось показать такое невероятное выступление, обсудили предшествовавший потрясающему результату долгий спад игровой формы, а также затронули вопрос изменения отношения ветерана-прогеймера к игре.

news_5b1f9b93ea215.jpg

– Как тебе удалось показать такое впечатляющее выступление на WCS Austin? Велика ли была в этом роль везения?

– То, что это везение, казалось всем, кроме меня. Я же в предшествовавшие турниру несколько месяцев очень много тренировался и сам ощущал и видел результаты моих тренировок. Я видел, что серьезно прибавил, но все равно оставалось много вещей, над которыми нужно было работать.

Думаю, что уровень моей игры на этом турнире был выше, чем когда бы то ни было. Пусть даже я допускал немало ошибок, но мне кажется, что это был первый турнир, где соперники должны были воспринимать меня, как реальную угрозу. Даже самые лучшие из них.

Мне кажется, мои соперники просто не были готовы. Наверное, думали себе: "А, ну да. Знаем этого парня. Раньше он был крут, но сейчас уже не так хорош". Не думаю, что кто-то воспринимал меня всерьез. Конечно же, все мои противники хотели победить, но мне кажется, что они меня немного недооценили. Я заранее распланировал каждую серию и каждую карту, и мне казалось, что мои заготовки были достаточно умными для того, чтобы обыграть своих соперников. Наверное, это было заметно и по играм.

– Кто еще знал о том, что ты вывел свою игру на более высокий уровень? Все ведь играют друг с другом на ладдере, поэтому разве не должны игроки более-менее представлять себе уровень всех своих соперников?

– Не обязательно. Мне кажется, что игры на ладдере очень отличаются от игр на турнирах. Я отыграл несколько онлайн-турниров, и мои результаты на них были не то чтобы очень плохими или хорошими.

Я просто постепенно выходил на высокий уровень. Не думаю, что я вышел на пик формы до турнира. Но я вышел на этот пик именно во время турнира. Те игры, которые я отыграл в трех групповых стадиях, точно так же позволили мне улучшить свою форму.

Так что мне кажется, что никто – и даже я сам – не знал, чего от меня ожидать. Я знал, что я в хорошей форме, и знал, что могу показать хороший результат, но я не знал, насколько хорошо у меня получится выступить.

– Ты затронул тему своей хорошей готовности к матчам. Перед твоим матчем против Neeb’а в Ro16 у тебя было много времени на подготовку. Но как ты готовился к той серии игр, которая ожидал тебя на третий игровой день – там между матчами у тебя был перерыв примерно в час.

– Даже меньше. Минут тридцать или вроде того – потому что перед матчами нужно еще подключить свое оборудование. Этот процесс начинается сразу после того, как закончится предыдущая игра.

Что касается подготовки к матчам третьего игрового дня, то я знал, что сначала у меня будет Snute, и там особо долго размышлять не было необходимости. Я отлично знаю его стиль игры, а он отлично знает мой. То, что было в том матче – это чистые "игры разума". Я не хотел играть против Snute’а все пять карт – понимал, что если хочу выиграть, то мне нужна более короткая серия. Поэтому пробовал стратегии, нацеленные на то, чтобы закончить игру на средней или на ранней стадии.

Если говорить об играх против SpeCial’а, то здесь я не был уверен в своем PvT. Никаких конкретных планов на тот матч у меня не было, я просто хотел хорошо сыграть и получить хорошую практику. Решения о том, что делать в играх, я принимал на ходу. Каких-то заготовок у меня не было, потому что во второй групповой стадии я уже проиграл souL’у. Это было тяжелое поражение, которое сильно сбило мне настрой. Думаю, я сыграл пусть и не супер, но достаточно хорошо для того, чтобы выйти из той серии победителем.

В общем, можно сказать, что в серии против SpeCial’а я, считай, учился PvT. А в гранд-финале – это результат той подготовки, которой стали матчи против Snute’а и против Namshar’а в первой групповой стадии. Я просто собрал воедино все, о чем думал раньше.

– Ты сказал, что PvT учил прямо по ходу матча против SpeCial’а. Это именно то, что отличает игру на турнире от игры на ладдере или кастома? Я имею в виду, то, что ты можешь учиться на ходу.

– Да. Думаю, что наибольшая разница между игрой в поздней стадии турнира и тренировками на ладдере и кастомами заключается в том, что оба игрока действительно очень хотят выиграть. Они сделают все, что в их силах, для того, чтобы добиться победы. А в кастоме или на ладдере отношение другое: "Так, ага, я хочу попробовать вот это вот, ну и посмотрим, что из этого получится".

И поэтому игроки очень многое делают по-другому – пытаются перехитрить, играют в "игры разума"; пытаются подстроиться под твою стратегию, если знают, как ты играешь. Так что игра на ладдере и игра на турнире очень сильно отличаются друг от друга. Как-то подготовиться к этому толком нельзя, но нужно просто помнить об этом на турнирах – помнить о том, что игра может отличаться от того, к чему ты готовился.

– После твоих интервью перед матчем с Serral’ом складывалось впечатление, что у тебя нет шансов. Ты и правда так думал, или же все-таки лукавил?

– Я и правда так думал, потому что я еле-еле иногда беру у Serral’а карту на ладдере, выкладываясь при этом на максимум своих возможностей. В наших ладдерных играх он выигрывает даже в тех случаях, когда у меня просто огромное преимущество. Но вот прямо перед турниром мне удалось пару раз обыграть его на ладдере, поэтому у меня был оптимальный шанс для того, чтобы одержать победу. Но даже так шансы были 10 на 90 в его пользу. Это подтверждает и статистика – у Serral’а я за последние десять матчей выиграл только одну карту, примерно так.

– Благодаря чему Serral настолько сильнее всех остальных?

– Судя по моим наблюдениям, он совершенно не рискует. Он считает, что он сильнее любого своего соперника, и полагается на своей лейт-гейм. У него очень сильный лейт и он это прекрасно понимает. И он знает, как это правильным образом использовать. Очень редко когда вы увидите, что он словно решает: "Ой, божечки! Надо выиграть, прямо здесь и сейчас". Наоборот, в каждой своей игре он словно думает: "У меня есть преимущество. Я лучше немного перестрахуюсь и позабочусь о том, чтобы точно не понести серьезных потерь".

Он использует любые подвернувшиеся возможности, это да, но неоправданно рисковать не будет. Думаю, этим он и выделяется.

– То есть, тот поток роуч-лингов, который он на тебя обрушил – это расчет?

– Я практически полностью уверен, что да. Я уверен в том, что он знал, что он может сделать на этом тайминге. Может быть, конечно, он пытался научиться чему-то на ходу, но он умный игрок. Даже если это был первый или второй раз, когда он исполнял такую стратегию, он все равно знал, что ее можно использовать и что она сработает.

– В своих матчах ты использовал открытия через масс фениксов, которые затем перекочевали на ладдер. Тебе кажется, что на данный момент они позволяют протоссам получить небольшое преимущество, т.к. зерги еще до конца не адаптировались?

– Это относительно новый опенинг – по-моему, Zest показывал его на GSL. Я попробовал сыграть так на стриме и мне не понравилось. Мне показалось, что тут мало возможностей для того, чтобы нанести зергу урон или почистить крип. Но чем больше я играл в таком стиле, тем больше понимал, что протоссы могут приобрести взамен того, что теряют. Мне и не нужно чистить крип, потому что хорошо уже то, что я не умираю от атак соперника, понимаешь?

Думаю, это хорошая стратегия. Да, она по-прежнему остается довольно свежей, но сейчас ее используют очень многие игроки за протоссов – да практически каждый первый игрок за протоссов либо играет по этой стратегии, либо знает, как по ней играть. Поэтому зерги учатся. Не думаю, что этот билд станет основным, потому что он немного рискованный, и есть кое-что, что ему можно эффективно противопоставить. Объяснять, что именно, я, конечно же, не буду. В общем, не думаю, что этот билд станет новым стандартом, но в любом случае это хорошая стратегия для того, чтобы иметь ее в своем арсенале.

– Что ты чувствовал в тот момент, когда повел 2:1 против Serral’а? Как сильно ты был шокирован?

– Я был горд собой, потому что я показал лейт-гейм, отличный от того, к которому все привыкли – и это как раз то, ради чего я тренировался несколько месяцев. И все вышло настолько успешно, что я был горд тем, что у меня получилось придумать что-то отличное от того, что делали все остальные, и это еще и сработало против лучшего ZvP-игрока в мире. Я был просто очень горд собой.

– Ты имеешь в виду отказ от игры в масс-воздух и выбор в пользу игры наземными войсками?

– Да, именно.

В общем, когда я повел 2:1, то я… Я даже не верил в то, что я буду вести в серии! Думал, что когда счет дойдет до 3:0, то тогда, может быть, я смогу выиграть игру-другую. Но то, что я буду вести в серии, я даже и представить себе не мог. Только в тот момент я впервые почувствовал, что могу – действительно могу – выиграть гранд-финал.

Но после тех двух игр Serral проснулся и вновь превратился в того монстра, которым он и является. И далее он играл… ну, практически безупречно, если говорить о принятии решений.

news_5b1f9bb359220.jpg

– Ты думаешь, что в тех двух играх он сыграл немного неаккуратно?

– Да. Но, думаю, это потому, что я вынудил его совершать ошибки. Думаю, мое выступление на турнире заставило его реагировать нестандартным образом. Он думал, что у меня еще есть трюки про запас, которых ему стоило бы опасаться. Поэтому он играл с большим упором на оборону и не оказывал на меня никакого давления. А я, в свою очередь, спокойно мог харассить любым образом, и точно так же мог и любым образом защищаться. В общем, я играл в свою игру, Serral играл в свою игру, но при этом я все равно оказывал давление.

Да, он сыграл чуть хуже, чем я ожидал, но вполне может быть, что это просто я отыгрывал чуть лучше.

– Ты сильно был разочарован тем, что в итоге проиграл? Было в серии несколько ошибок, которые могли бы перевернуть ход некоторых игр: стенка на Бюро находок, призма на Святилище тьмы…

– Если говорить об игре на Святилище тьмы, то мне кажется, что там уже все было кончено. Я незамедлительно пошел в контр-атаку, но не думаю, что у меня были бы шансы даже в том случае, если бы я сохранил призму. Это была атака отчаяния, которую я провел ради шоу – я сам в тот момент уже понимал, что игра окончена. Но иногда просто хочется дать бой несмотря ни на что; кто знает, может быть, есть 1% вероятности, что тебе удастся победить.

Что касается моего разочарования, то наверное единственная игра, которой я разочарован – это Бюро находок. Очень уж плохо я там отдал оракула на королевах... нет, я не скажу, что это было неаккуратно – мне было очень нужно узнать, что же делает мой соперник, потому что разведка в той игре не удалась. Но у Serral’а королев оказалось больше, чем обычно, да еще и в лучшей позиции. Особенности карты не позволили оракулу ускользнуть, даже отзыв не помог. И тут да, тут я был немного опечален.

И тем не менее, я сыграл в опенинг через два старгейта, тогда как соперник сыграл в тараканов – и это, на мой взгляд, было мне очень на руку. Но это была первая игра, в которой после начальных роучей он обрушил на меня поток зерглингов, и я не был к этому готов. Если бы оракул выжил, то все сложилось бы совсем по-другому. И еще я думаю, что раз уж я взял две предыдущие игры, а тут и карта была для меня весьма удобной, то у меня могли бы быть шансы на то, что взять и эту партию.

Но мы никогда не узнаем, что произошло бы, просто потому, что этого не произошло. Но да, немного обидно, потому что очень напоминает о WCS 2015, где я со счетом 2:4 проиграл в финале Lilbow. Но если против Lilbow у меня были шансы 50 на 50, а сам себя я считал даже немного фаворитом, то против Serral’а я был абсолютно спокоен и трезво оценивал свои шансы на победу. Против него просто очень сложно играть, поэтому и разочарование не такое сильное.

– То есть, ты все-таки задумываешься над "а что, если", но не особо серьезно?

– Да. Ничего такого не произошло, так как все и так ожидали, что я проиграю. Если бы я выиграл, то это был бы большой сюрприз. Но проиграть Serral’у – это не тот результат, который можно назвать разочарованием.

– Перед WCS Austin у тебя был продолжительный спад. Что стало его причиной, и как тебе удалось его преодолеть?

– Думаю, что когда вышел Legacy of the Void, то мне очень понравилась обновленная игра, но при этом я плохо к ней адаптировался.

А там еще как раз была эпоха очень плохих мап-пулов, и гидра-бейны, которые стали новшеством для ZvP. С этой стратегией было очень сложно справиться, потому что никто и не знал, что с ней можно поделать. Зерги стали имбой. Потом еще был бафф бейнов и бафф гидры – вообще, было много баланс-патчей, которые мне не очень зашли. Даже несмотря на то, что у Neeb’а дела шли хорошо, у ShoWTimE’а дела шли хорошо, я просто не мог справиться с обстоятельствами. Я был очень расстроен тем, в каком состоянии находится игра, и особого желания продолжать играть у меня не оставалось. Я начал задаваться вопросом о том, могу ли я вообще продолжать карьеру; осталось ли во мне еще что-то.

Также много чего происходило и в личной жизни. Пара медицинских проблем, переезд в другой город – в общем, заботы взрослых людей. Это все сказывается на настрое и на способности показывать хорошие результаты.

А еще находятся такие люди, которые говорят тебе: "Боже, насколько же ты плох", "Пора тебе уже заканчиваться карьеру", "Тебе здесь нет места". Это больно ранит, потому что я знаю, что я был игроком чемпионского уровня. И видеть себя в такой плохой форме; видеть, как ты стал игроком, который еле-еле проходит в Ro32 – это очень больно.

Но в итоге я осознал, что время пришло. Через два или три года я уже не смогу перезапустить карьеру и выйти на пик формы, поэтому нужно во что бы то ни стало перестать быть нытиком, начать серьезно тренироваться и вновь показать хорошее выступление; вернуться на вершину.

– Можешь вспомнить какой-то один ключевой момент?

– Вот прямо точный момент не вспомню. Наверное, у меня было несколько разговоров с Team Liquid, и еще я немного поиграл в Heroes of the Storm.

Немного.

Ну да, летом. Немного. В том смысле, что я выиграл European Championship. Так что я поиграл в эту игру вот совсем-совсем немного, но может быть, чуть больше, чем от меня ожидали.

Наверное, как раз в то время я и стал задаваться вопросом о своем будущем в StarCraft’е. Думать о том, могу ли я вообще продолжать играть. И потом в сентябре, в ноябре я пытался собраться и начать играть как следует.

– Игра на сцене в Остине чем-то напомнила тебе твое выступление в Кракове?

– Да, я прямо-таки шокирован был. Обычно, когда DreamHack только-только начинается, то там человек 5-8 зрителей. Может быть, это даже и не зрители как таковые, а друзья или другие игроки. Но в этот раз зал был полон уже к первым играм – а это не то, что бывает обычно. И чем дальше, тем больше приходило людей. Был зал, в котором можно было стоять, но это никого не смущало. И атмосфера не такая, как на CEBIT или IEM в Германии, где даже на гранд-финалах никто не хлопал. Лично меня очень радует видеть переживающих, эмоциональных болельщиков.

Я знаю, что если сделаю что-то хорошо, то мне за это поаплодируют. Приятно видеть такой знак признательности от зрителей. Я люблю, когда то, что я делаю, приносит людям удовольствие. В принципе, чем лучше зрители, тем лучше и я сам играю.

– Как с течением времени поменялись твои цели? У тебя сейчас вообще есть какая-то определеная цель, или же ты просто стараешься выжать максимум из того, что возможно на данный момент?

– В прошлом у меня была цель выиграть хотя бы один крупный турнир. Это была моя мечта – мне хотелось выйти на большую сцену, и в кои-то веки стать победителем после столь многих финишей в топ-3, топ-2. И после того, как мне это удалось, я почувствовал… Черт. Я сделал это. И что дальше? Я ведь не заканчиваю карьеру, я хочу еще.

Но я никогда больше не хотел вновь стать чемпионом. Я не думал об этом и после моего первого спада, который пришелся на 2013-2014 годы. Может быть, это также является одной из тех причин, по которым я не показывал хороших результатов – я просто не настраивался их показывать.

Сейчас моей целью было, наверное, "просто вернуться". Медленно – сначала в Ro16, потом в Ro8. Стабильность и постоянство. Я просто хотел быть постоянным. Потому что мне кажется, что постоянства у меня никогда не было. Пусть даже я раньше и играл на топовом уровне, но все равно мог пролететь мимо Ro16 или Ro8. Меня пару раз выбивали на ранних стадиях, бывало такое.

Ошибки бывают у всех, но я допускал их гораздо чаще, чем хотелось бы. Поэтому сейчас я хотел от себя самого стабильности, хотел вновь стать игроком, который на что-то претендует; хотел выйти в Ro4 и, возможно, в финал. Но в первую очередь – просто начать стабильно показывать результат, а уже потом, может быть, и нечто большее.

– Что ты посоветовал бы более молодому себе?

– Всегда легко сказать, когда ты знаешь, что уже произошло, но тем не менее…

Если бы я мог помочь самому себе в прошлом, то я бы сказал: "Как можно быстрее соберись. Ты слишком все затягиваешь. Слишком затягиваешь все то, что нужно сделать, о чем нужно позаботиться. В будущем еще будут возможности. Поэтому просто стабильно займись своим делам, чтобы у тебя еще было время".

Как это так сказать-то… Нужно сделать так, чтобы у тебя на душе было спокойно – чтобы ничто не тяготило тебя во время тренировок.

– "Позаботься о своих чертовых проблемах"?

– В общем-то, да.

– Скажешь что-нибудь болельщикам напоследок?

– После WCS Austin я получил очень много положительных отзывов от моих болельщиков, очень много комментариев по поводу моей игры. Это было здорово, и было здорово слышать, что они теперь возвращаются в StarCraft. Я почувствовал себя так, как будто вдохновляю людей вновь запустить эту игру. Так что это было очень приятным ощущением. Я очень рад, что по итогу турнира в Остине мне удалось такого добиться и мотивировать вас, парни, играть в StarCraft или же смотреть StarCraft с улыбкой на лице.

Поэтому спасибо вам за весь тот позитив, который вы мне направили. Для меня это все. И я очень рад, что у меня получилось; надеюсь, что на следующем ивенте я поддержу заданный уровень.

У меня нет каких-то больших ожиданий, я не стремлюсь прямо сейчас стать лучшим иностранным игроком, я просто... Просто буду продвигаться шаг за шагом. Если у меня получится выступить подобным образом еще на паре турниров, то тогда уже можно будет ожидать от меня чего-то серьезного.

– Это ты извиняешься за то, что из-за тебя на ладдере появилось больше игроков за протоссов?

– Нет, потому что их и так мало.


  • Автор оригинального интервью: Waxangel @ TeamLiquid.net.
  • Фотографии: Карлтон Бинер @ Blizzard.