Ретроспектива: оглядываясь на первый Чемпионат Мира

В эпоху, когда League of Legends распродает билеты на арены NBA и футбольные стадионы, а стримы и прямые трансляции смотрят миллионы, очень легко забыть, с чего же все-таки это началось, а именно, с Season 1 World Championship в июне 2011 года. Журналисты официального киберспортивного портала Riot Games lolesports.com подготовили цикл ретроспективных статей о Чемпионатах Мира, перевод которых мы вам и представляем.


В то лето League of Legends была лишь одной из многих игр, которые боролись за место на DreamHack в шведском Йенчепинге.


"Не все знали, чем была League of Legends, — говорит  Jonathan "Westrice" Nguyen, один из сильнейших игроков Северной Америки в том году, который выступал за  Epik Gamer. — Народу было намного меньше. Я видел только около 300-400 человек в толпе… И они не были сильно заинтересованы. Они просто наблюдали за игрой, и это выглядело как "ну, ладно, я собираюсь поиграть на LAN’е и посмотреть другие игры".


Иногда, когда толпа окружала участников, они чувствовали, словно сражались за пространство так же, как сражались друг против друга за первый титул в Лиге Легенд.


"Это были самые откровенные взаимодействия с фанатами, потому что те стояли буквально позади нас. Люди могли шатать наши стулья, трогать наши волосы. Это действительно раздражало, — вспоминает  Alex "Xpecial" Chu. Andy "Reginald" Dinh" продолжал жаловаться, что кто-то трогал его стул. Он является одним из тех игроков, кого очень сильно раздражают такие вещи, и было забавно слушать его жалобы в тимчате".

 


Также, по отношению к игрокам не было никакого особого обращения. Они были просто гостями на LAN party, а не знаменитостями.


"Я и не предполагал, что Лига станет мировым феноменом, — говорит  Steve "Chauster" Chau. — В то время я просто играл на нескольких международных турнирах и на нескольких оффлайновых. Тогда ничто не давало повода задуматься о том, что Лига станет одной из крупнейших игр в мире со множеством игроков".

 



Малообещающие организации


Множество одних и тех же команд и даже одних и тех же игроков помогали определить игру, которая может сделать их знаменитыми, но все отличалось от того, что мы знаем сегодня.


Самые знаковые команды и стартовые составы Северной Америки были уже в процессе образования.  Counter Logic Gaming были почти на вершине с Hotshot, Saintvicious, bigfatlp, Chauster, и Elementz, которые были в стартовом составе. В  Team SoloMid были TheOddOne, Reginald, Chaox, и Xpecial. Тем временем, у Epik Gamer было три игрока, которые определили свои роли для ранней League of Legends: Westrice, Dyrus, и Doublelift.


Пока те игроки строили вместе свое великое наследие, в Season 1 они все еще были на стадии знакомства друг с другом.

 


"Я едва знал тех ребят, — говорит Xpecial. — Все, что я знал, — это их голоса в Ventrilo. Я представлял OddOne заядлым курильщиком c внушительной внешностью, потому что его голос был очень грубым. Но когда я впервые встретил его, он был таким низкорослым. Я зашел в его номер отеля и подумал: "Я ошибся дверью? Кто этот ребенок?"


Европейская сцена была в целом определена соперничеством двух команд, которые встретятся в финале первого сезона:  Fnatic и  Against All Authority.


"Соперничество было сильным.  Maciej "Shushei" Ratuszniak был звездой Fnatic, но до мировых финалов он был в Against All Authority, — говорит  Paul "sOAZ" Boyer. — Интересно было встретить их в финалах. Я не имел возможности подобраться к ним поближе, так как был слишком юн и в основном говорил по-французски, но мы часто встречали их на онлайн турнирах до Чемпионата Мира".


Забавно, что большинство игроков Fnatic, на данный момент играющих на Чемпионате Мира, участвовали в том финале, но в противоположных командах. В Fnatic были  xPeke и  Cyanide, а в aAa были  sOAZ и  YellOwStaR.

 


Bora "YellOwStaR" Kim был одним из первых, кто увидел потенциальную дрим-тим тогда.


"Будучи в одной команде с лучшими игроками S1, я думал об этом некоторое время, — признает он. — Но это было невозможно, несмотря на то, что я спрашивал обоих xPeke и Cyanide. Я помню, как спросил, что они думают о том, чтобы играть в одной команде, но этого не могло произойти, так как мы уже продолжительное время играли в разных командах".

 


 

Чемпионат Мира определяет игры


В Season 1 большие трансферы и споры о политике команды были редкостью. Несколько игроков восприняли это слишком серьезно. Большинство топовых игроков S1 попали в игру совершенно случайно. Никто не подозревал о том, что это может изменить всю их жизнь.


"Это определенно не было работой, — говорит Xpecial. — Я все еще учился в школе тогда, и не думал, куда меня все это заведет. Тогда я не мог назвать себя профессиональным игроком, просто потому что в этом всем было много неясного, и это не считалось чем-то респектабельным. Это было лишь увлечением".


sOAZ вспоминает о Season 1 с большей нежностью и ностальгией, чем о других этапах своей карьеры. Вероятно, во время S1 все те игроки в последний раз наслаждались турниром просто как кучка детей, играющих в любимую игру.


"Игра приносила больше удовольствия, так как среди нас не было ни одного профессионала, — говорит sOAZ. — Тогда быть профессиональным игроком не было так тяжело, как сейчас. Мы чувствовали давление, но оно было другим. Я думаю, сейчас каждый профессиональный игрок испытывает еще больше напряжения".

 


Chauster вспоминает, что Североамериканская сцена была более социальной в те дни, просто потому, что ставки были ниже, а количество игроков меньше.


"В S1 и S2 соревнования League of Legends были намного меньше. Я имел возможность поговорить практически со всеми игроками Северной Америки на любом LAN мероприятии, — говорит он.— Но позже команды стали более обособленными, а времени стало недоставать".


Вспоминая S1, Xpecial считает его эпохой, когда каждая команда была как Три мушкетера. Небольшой выбор, как и личные отношения, был основой, за счет которой команды держались вместе.


"Это было более непринужденно, но командам не хватало игроков, — говорит он. — Было очень тяжело найти замену. У нас не было достаточно свободных людей. Найти действительно стоящих игроков, которые не только упорно занимались, но и играли хорошо, было нелегко. И поэтому большинство команд Северной Америки попросту не смогли изменить свой состав. И это не потому что все ладят или все хороши. Просто постоянно не хватало действительно хороших замен. Но сейчас у нас намного больше вариантов. Больше денег, больше спонсоров, больше людей. Ты обязан выступать хорошо и находить замену, если что-то идет не так".

 


 

Чья же мета сильнее


Дело не только в том, что сцена была непрофессиональной. Сама Лига была слишком молодой, слишком незрелой, чтобы требовать профессионального подхода. Было очень много разногласий на тему, как же следует правильно играть в эту игру. Как говорит Xpecial, игроки S1 даже не имели понятия о слове "обджективы". У команд было всего несколько ключевых стратегий, которые они могли применять и совершенствовать. Лига, которую мы знаем сегодня, тогда была на этапе становления.


"До Чемпионата Мира первого сезона ходило очень много споров о том, какой должна быть мета, — говорит Chauster. — Европейцы адаптировали стандарт, который мы видим сегодня, с дуолейном на боте (ADC+саппорт) и двумя сололейнерами".

 


По мнению Westrice, финалы Season 1 окончательно закрыли этот вопрос. Европа нашла более умный способ игры в Лигу, и это дало им стратегическое преимущество в первом чемпионате.


"Европа опережала всех, — говорит он. — Их мета была AD+Support на ботлейне, и североамериканцы смотрели на них косо. Тогда они стали использовать свою стратегию на нас, и с тех пор все начали повторять за ними. Люди никогда не видели действенной стратегии до того момента, когда Европа использовала свою. Поэтому они всех опережали. Они быстро адаптировались, в отличие от нас".


Несколько игроков испытывают ностальгию по тем ранним дням, когда игра была так открыта к импровизации. Когда команды стали адаптироваться к европейской мете, игроки должны были сосредоточиться на оттачивании своих навыков игры в этих рамках. Дни переключений между ролями и обмена идеями подошли к концу для людей, которые соревновались на высоком уровне.


Даже sOAZ, который был частью той европейской сцены, который помог определить текущую мету, чувствовал, что у него больше свободы в Season 1. В его команде, Against All Authority, почти каждый мог исполнять две роли в игре, что делало практически невозможным победить их. Он считает полуфинальную серию AaA против TSM своим любимым состязательным опытом за все время, и считает, что его непредсказуемая манера игры с переключением целей дала им преимущество над неопытными Team SoloMid в дикой серии best of 3.

 


"Мы могли играть на разных позициях, что сейчас невозможно, и у нас был огромный пул чемпионов, который помогал нам в драфте, — говорит он. — С тех пор, каждый из нас становился все лучше и лучше в своей роли, но также становилось тяжелее быть действительно лучшим в каждой роли. Еще и сама механика линий на данный момент совсем иная".


"Тогда это было чисто механикой, — соглашается Westrice. — Кто бы ни выиграл лейн, это значило, что у них была лучшая механика. Но сейчас это значит, что у команды лучшая стратегия. Тогдашняя мета мне нравилась больше. Когда ты мог переиграть оппонента, и все было намного проще".


В целом, это была замечательная эпоха экспериментов, которые мы маловероятно увидели бы с высокими ставками в наши дни.


"Все совершали случайные действия, и каждая маленькая ошибка могла быть наказана в виде различных факторов," — говорит sOAZ.

 



Следующие шаги


С другой стороны, Season 1 выявил некоторые недостатки, которые пришли с новыми рубежами. Многие конкурентные функции Лиги еще должны были быть реализованы, такие как пауза и продолжение игры.


"Я помню, как один раз вылетел из игры. По-моему, это было наш последний матч, я играл за Alistar, и мы уже были далеко впереди, а потом выиграли игру, — говорит Xpecial. — Но я помню, что должен был встать с кресла, принести мышь и клавиатуру, подключить их к другому компьютеру, запустить игру и вернуться. Это было очень сумбурно. На Чемпионате Мира в первом сезоне такое случалось довольно часто".


Westrice же считает, что Epik Gamer потерпели неудачу на турнире из-за поломки компьютера. Они завершили групповой этап с показателем 3-0 и вели в полуфинале против Fnatic. Им улыбалась удача, и Vayne у Westrice притеснял европейцев, но тогда его компьютер сломался.

 


"Все это длилось минут пять, — говорит Westrice. — Тогда не было опции паузы. Наша команда играла 4v5 в течение пяти минут, пока мы вели, но когда я вернулся, то все поменялось. Это очень сильно отвлекло нас, и мы потеряли концентрацию".


Это была фатальная неудача для Epik Gamer, которые так и не отошли от произошедшего, в то время как их соперники, Fnatic и TSM, просто сосредоточились на игре против них. Также это позволило Fnatic задать курс на победу во всем турнире.
Это сценарий маловероятен в современной LCS, где случайности практически невозможны. После Season 1 сцена выросла и стала более профессиональной, как и сама игра.


"Я думаю, с каждым годом, Riot совершенствуют производительность и стабильность, — говорит Xpecial. — Это приходит с опытом. Хорошо было иметь такое начало, но когда ты вкладываешь больше денег, ты должен учиться на своих ошибках. Это хорошо, что все эти случаи не повторялись. Качество соревнований просто выросло наравне с самой игрой".