Судьбу не изменишь от SK1FF. В честь выхода StarCraft: Remastered.

Написано неким пользователем GoodGame.ru SK1FF. Должен сказать, что меня крайне увлек рассказ. Впервые прочитал его после собственного участия на конкурсе на GoodGame.ru в далеком 2010 году. Приятного прочтения и ностальгических воспоминаний.

Публикуется в изначальном авторском виде, с сохранением орфографии и знаков препинаний. Выложу тут кусок, но остальное будет тут, потому что чтиво достаточно объемное. А стиль гудгейма по прежнему достаточно нечитабельный.

Честь и хвала талантливому автору, имени которого не знаю...

Судьбу не изменишь.

Авторское слово.

Познакомившись с вселенной Старкрафта в далеком 1998г., я и подумать не мог, что в ближайшие годы он станет одним из самых успешных проектов в истории компьютерных игр. Помню как сейчас, что последняя миссия кампании Brood War потрясла меня настолько, что я захотел воплотить её в литературном стиле. Это было давно. Я, как и многие из вас, едва узнав анонс второй части, жду её с огромным нетерпением.

Всего несколько недель назад, получив заветный ключ SC2 Beta, я понял, что пора написать новую историю. Ведь между событиями первой и второй части прошло целых четыре года. А это и есть то самое затишье перед бурей, где извечные противники накапливают силы перед решающим броском, замышляют диверсии, где перекраиваются судьбы миллионов людей, испытывая их на прочность. Пришло время для новых героев. Грядет вторая война. И победителей в ней не будет.

 

Глава 1: Обыкновенное Утро

То утро на Мар-Саре было самым обыкновенным. Колония поселенцев давно уже проснулась. То тут то там сновали разносчики почты. C площади неподалеку раздавались голоса бойких торговцев, старающихся продать до обеда как можно больше различной мелочи. В воздухе то и дело натужно гудели летящие куда-то транспорты, с забитыми до отказа отсеками.

Поль Валенти, как всегда перед работой, сидел на кухне за чашкой горячего кофе, и просматривал последние новости, периодически косясь на видеопанель, висяющую прямо на стене напротив. Там какой-то веснушчатый репортер с жаром и пафосом возбужденно вещал о том, как отважные солдаты Конфедерации во главе с полковником Эдмундом Дюком дали достойный отпор неизвестным пришельцам.

Хмыкнув, Поль усилил звук.

- А сейчас я передаю слово нашему герою, полковнику Эдмунду Дюку, - быстро проговорил репортер. Спустя мгновение, на экране появилось хмурое, покрытое глубокими морщинами лицо немолодого вояки.

- Скажите пожалуйста, полковник, как вам удалось столь малыми силами повергнуть в бегство превосходящего числом противника? Кто они? Чего они хотят? - спросил репортер.

Вояка вытянулся, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

- Видите ли, - пробасил он, - Все мы с вами считали, что терраны — единственная разумная раса во космосе. Недавно выяснилось, что это не так. Как вы знаете, неизвестные доныне существа недавно появились на орбите Чау-Сары, и без предупреждения уничтожили на планете всё живое. Мы были к этому не готовы. Проведя разведку, мы выяснили, что их корабли ушли в сторону соседней Мар-Сары. По приказу генералитета, немедленно были мобилизованы все имеющиеся в этом секторе военно-космические силы. В результате успешного превентивного удара, армия Конфедерации заставила их с собой считаться. Мы никому не позволим безнаказанно уничтожать наши колонии. И мы это доказали!

- Скажите, полковник, а правда, что эта неизвестная раса имеет более совершенные технологии? - уточнил репортер.

- Да, действительно, их корабли довольно мощные, и прекрасно защищены - с неохотой согласился Дюк. - Но мы захватили один из них, и над ним уже работают наши лучшие специалисты.

- Полковник, ходят слухи, будто вас собираются повысить до генерала!

На лице Дюка появилась кривая улыбка, словно улыбался горный хребет.

- Поверьте, это только слухи, и ничего более.

- Что ж, спасибо, что уделили нам минуту. С вами был репортер седьмого канала, Майкл Смит. Следите за новостями.

Фыркнув, Поль выключил видеопанель. Допив одним глотком кофе, он отложил газету, и с наслаждением потянулся. В этот миг в дверях показалась высокая, стройная женщина, на ходу причесывая огненно-рыжие волосы.

- Привет дорогой, - промурлыкала она. - Что нового говорят?

- Да ничего особенного, - буркнул Поль. - Эти идиоты радуются тому, что отогнали флот пришельцев, словно дети в рождественскую ночь. Кстати, о детях. Ты Жана будила? Он же в колледж опоздает.

- Два раза, - вздохнула женщина. - И оба раза он меня уверял, что уже встает.

- Ладно, я сейчас сам к нему поднимусь, - отмахнулся Поль.

- Не надо подниматься, я уже встал, - сонным голосом пробормотал скатившийся кубарем по лестнице мальчишка, лет двенадцати.

Беспрестанно зевая, и протирая глаза, он подошел к столу, и, налив стакан молока, ловко плюхнулся на табуретку. Склонив голову, он уставился на сковороду, стоящую на плите. Внезапно сковорода приподнялась, и поплыла в его сторону. Увидев это, Поль побагровел.

- Жан! Сколько раз тебе можно повторять! Нельзя использовать свои способности просто так, от скуки! Руки тебе на что?!

- А что такого? - насупился мальчишка. - Подумаешь, это же всего лишь сковорода.

Поль, прикрыв глаза, покачал головой.

Женщина, подойдя к мальчику, взъерошила ему волосы, и ласково произнесла:

- Пойми, сынок. То, что ты умеешь, дано далеко не каждому. Это твой дар, и пользоваться им надо аккуратно.

- Почему? - возмутился Жан. - Ведь я это могу? Могу. Тогда почему нельзя этого делать?

- Потому, что многие этого не могут. А чего не могут — того боятся, - терпеливо ответила она. - А если боятся, значит избегают. Ты же не хочешь, чтобы у тебя не было друзей, верно?

- Не хочу, - пробормотал Жан, лениво ковыряя вилкой в каше.

- Ну вот, другое дело, - кивнула женщина. - Давай, быстренько доедай, и собирайся, а то опоздаешь. Отец отвезет тебя в колледж.

Через несколько минут, Жан уже сидел в мягком кресле аэромобиля, и с любопытством рассматривал мелькающие за окном огни огромного мегаполиса.

- У тебя сегодня экзамен, верно? - спросил Поль, не поворачиваясь.

- Да, геология, - кивнув, ответил Жан.

- Надеюсь, ты хорошо помнишь то, что мы вчера с тобой учили?

Фыркнув, Жан скривился.

- А как же. У меня до сих пор перед глазами цифры с таблицами.

Усмехнувшись, Поль произнес:

- Поверь, сынок, лучше сейчас напрячь мозги, чем через десять лет напрягать руки.

Пожав плечами, Жан не ответил. Вскоре он сам не заметил, как уснул под тихий, убаюкивающий гул двигателей.

***

- Жан, просыпайся, мы уже почти на месте, - раздался голос отца.

Раскрыв глаза, мальчик зевнул, и заметил вдалеке быстро приближающееся здание колледжа. Это было большое, разбитое на четыре блока семиэтажное строение. Каждый блок венчала крыша в форме головы ворона, направленной на определенную часть света. Чтобы попасть из одного в другой, приходилось пользоваться хитросплетением подземных переходов со своим уровнем доступа. Это было обусловлено тем, что здание, помимо самого учебного заведения, вмещало в себя еще и военный научно-исследовательский институт, и крупную лабораторию по производству медикаментов.

Едва аэромобиль плавно остановился у входа, Жан, попрощавшись с отцом и прихватив свой лаптоп, выскочил на улицу. Прищурившись от яркого солнца, он стремглав помчался ко входу.

- Ни пуха тебе сегодня, сынок. Постарайся сделать так, чтобы я потом не краснел перед твоими преподавателями, - донесся позади удаляющийся голос отца.

- К черту, - пробормотал Жан, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице, ведущей ко входу.

Толкнув широченные, украшенные витражами створки дверей, он едва не врезался в стоящего истуканом морпеха, закованного в боевой скафандр.

- Эй парень, а поаккуратней никак? - недовольно произнес он.

Не слушая его, Жан в считанные секунды преодолел длиннющий, заставленный по обеим сторонам всевозможными скульптурами коридор, едва успев проскочить между закрывающимися дверьми в лифт. Они мягко захлопнулись. Тело вдруг приобрело необычайную лёгкость, в ушах зашумело. Спустя несколько мгновений створки бесшумно распахнулись, по глазам резко ударил яркий свет ламп еще одного, на этот раз совершенно безлюдного коридора.

Добежав до двери с табличкой «317», Жан пару раз глубоко вдохнул, пытаясь унять дрожь. Кое-как пригладив волосы он постучал, и вошел. В аудитории, забитой до отказа склонившимися над лаптопами студентами, стояла мертвая тишина.

- Опаздываете, Валенти, - произнес немолодой преподаватель, строго посмотрев на него из-под очков.

- Прошу прощения, мистер Фортис, - вполголоса сказал Жан, внимательно изучая при этом свою обувь.

- Берите билет, и садитесь.

Кивнув, Жан подошел к столу, оборудованному встроенной видеопанелью, и наугад ткнул. На экране высветился тринадцатый номер. Нервно сглотнув, он уселся на первое попавшееся свободное место, и раскрыл лаптоп. Перед глазами побежали строчки первого вопроса...

С легкостью расправившись с первым вопросом — надо было всего лишь указать кем и в каком году был открыт газ Веспен, Жан приступил ко второму. С ним пришлось повозиться подольше, описывая как именно этот газ повлиял на развитие экономики в последующие пятнадцать лет. Справившись с третьим, практическим заданием, требующим рассчитать необходимое количество полезных минералов, и газа Веспен для производства одной станции жизнеобеспечения, Жан позволил себе расслабиться. Быстро просмотрев свои ответы, и не найдя ошибок, он отправил их на сервер проверяющей комиссии, и, прикрыв лаптоп, с облегчением откинулся на спинку кресла.

Время, отведенное на экзамен подходило к концу, когда тишину вдруг разорвал донесшийся с улицы грохот. Под ногами дрогнуло, сверху посыпалась штукатурка. Студенты, озираясь с опаской, повскакивали со своих мест.

- Сохраняйте спокойствие, - медленно произнес преподаватель. - Наверняка это всего лишь подземный толчок. Но, на всякий случай, я проверю, в чем дело. Вернусь через пять минут, и если увижу кого-то, ведущего себя неподобающим образом, то он без разговоров отправится на переаттестацию!

Замолчав, преподаватель обвел аудиторию пристальным взглядом, и, не произнеся больше ни слова, покинул её.

Стоило ему выйти, как студенты, не сговариваясь, начали перешептываться, бурно обсуждая произошедшее. Жан, напротив, сидел молча. Лоб покрылся испариной, пальцы дрожали, а сердце билось так, словно хотело выпрыгнуть из груди. Он чувствовал, что снаружи что-то творится. Что-то очень нехорошее. Краем глаза он заметил, как кто-то тычет в него пальцем, но ему было не до этого. Минуты ожидания тянулись как часы. Наконец дверь распахнулась, и в аудиторию ворвался побледневший мистер Фортис. На лице явно читалась тревога.

- Экзаменация окончена, - запыхавшись, выдохнул он. - Всем немедленно проследовать за мной.

Построившаяся за несколько секунд колонна двинулась. Жан шел в конце, и, не обращая внимания на тесноту, сосредоточился на маячившей впереди фигуре мистера Фортиса, уводящего детей узкими коридорами куда-то в самую глубину комплекса. Про себя он успел отметить, что никогда прежде здесь не бывал. Устланный коврами мраморный пол остался далеко позади, сменившись железными решетками. Из-под них неприятно веяло холодом. Вместо стеклянных дверей всё чаще попадались металлические, которые и дверьми то назвать было сложно. Скорее бронированные заслонки. Перед ними неизменно висела, тихо жужжа, камера наблюдения, всякий раз останавливаясь, и нацеливаясь на мистера Фортиса, стоило ему приблизиться. Яркий свет исчез, теперь коридор тонул в полумраке. Вскоре колонна втянулась в огромное помещение, заполненное высокими, уставленными ящиками стеллажами.

Преподаватель, быстро пересчитал детей, и, удовлетворенно кивнув, произнес:

- Значит, так. Слушайте меня очень внимательно. Сейчас я вынужден покинуть вас. Я запрещаю всякому покидать это место, слышите? Всякому! Каждый, кто ослушается, пусть пеняет на себя.

Заметив, что дети смотрят на него с неприкрытым страхом, он смягчился:

- Не волнуйтесь, здесь вы в полной безопасности.

- Мистер Фортис, случилось что-то ужасное, правда? - внезапно спросил Жан.

Помедлив, раздумывая над словами, преподаватель ответил:

- Кое-что действительно произошло. Но, поверьте, бояться нечего. А теперь, прошу меня простить, мне надо идти.

Стоило ему выйти, как сверху с металлическим лязгом опустилась широкая плита, наглухо закупоривая выход.

В помещении было холодно. Побродив немного между стеллажами, Жан уселся в углу, сунув ладони в подмышки. Спустя некоторое время снаружи послышался неприятный шорох, усиливающийся с каждой секундой. По потолку дробно застучало. Дети, сгрудившиеся в центре, боялись пошевелиться.

- Там что-то есть, - прошептал Жан, смотря наверх. - Я чувствую его. Это что-то очень хочет попасть сюда.

В такой атмосфере минуты тянулись мучительно долго. Студенты озябли. Их трясло, наполовину от холода, наполовину от ужаса. Жан уже потерял счёт времени. Прошло, наверное, не меньше трех часов, так как в животе давно урчало от голода. Вдруг и шорох и стук прекратились, в помещении повисла гробовая тишина. Через мгновение её нарушил сухой треск. Потом что-то грохнуло прямо у двери, раздалось жуткое шипение, прерванное яростным криком. Затем опять треск, и тишина. Дети, давно уже забившиеся от страха под стеллажи, смотрели, как металлическая пластина, служившая надежной защитой, со скрежетом медленно поднимается.

За ней во мраке показался крупный, бесформенный силуэт. Едва он, шатаясь, шагнул внутрь, как Жан узнал того самого морпеха, на которого налетел сегодня утром. Только теперь его бронекостюм был весь измят. Местами зияли дыры. Забрало шлема, сделанное из прозрачного, сверхпрочного сплава, оказалось разбито. По лицу морпеха стекала струйка крови.

- Есть кто живой? - зычно проревел он, выдергивая из плеча застрявший там здоровенный шип, и отбрасывая его в сторону.

Услышав его голос, дети стали потихоньку выползать из укрытий.

- А-а-а, ученики, - протянул он. - Ну что ж, повезло вам, ребята. Пошли, я выведу вас отсюда.

- Мистер Фортис приказал ждать его здесь, и мы никуда не пойдем! - Набравшись смелости, выпалил Жан.

Медленно переведя на него взгляд, морпех хмыкнул.

- Парень, если хочешь жить, поверь, лучше тебе пойти со мной.

- Что это значит? - недоверчиво спросил мальчик.

Морпех только кивнул в сторону прохода.

Жан, осторожно выглянув, хотел закричать, но рот тут же накрыло ладонью. Пол снаружи оказался залит кровью, вперемешку с какой-то зеленой, булькающей гадостью. Стены пестрели рваными дырами, словно кошка размером со слона пробовала точить о них когти. Рядом валялось напополам разорванное тело мистера Фортиса, а возле него лежал окровавленный труп неизвестной твари. Задние лапы ей заменял змеиный хвост, а вместо передних торчали жуткие тройные шипы в метр длиной. Пасть, усеянная сотней клыков, раскрылась в смертельной агонии. Зеленые, горящие неистовой злобой глаза, немигающе уставились в потолок.

- Она сдохла, не волнуйся, - прогудел морпех. - Но чёрт знает, что еще может скрываться в этих проклятых коридорах. Так что уходим. И чем быстрее, тем лучше.

Жан, боясь пошевелиться, стоял и смотрел на мёртвую тварь. Ничего страшнее и отвратительнее он в своей жизни никогда не видел. Ноги словно приросли к полу, отказываясь повиноваться.

Остальные дети, желая понять, что происходит, тихонько подошли к двери. Морпех, резко обернувшись, не терпящим возражений голосом произнес:

- Слушайте меня очень внимательно. Времени у нас мало. Сейчас мы двинемся на выход. Вы идёте вслед за мной. Шаг в шаг. Смотрите только мне в спину! Не под ноги, не по сторонам, не на потолок, а прямо в спину! Вам всё ясно?

Дети медленно закивали. В глазах читалось непонимание, и страх.

- Ну, раз всё ясно, тогда пошли, - буркнул морпех, забрасывая гауссовую винтовку за спину.

Дети старались не отставать от быстро шагающего морпеха, но ноги то и дело скользили по чему-то липкому. Под ботинками противно хлюпало. В полумраке коридоров Жану постоянно мерещились жуткие чудовища, готовые в любую секунду прыгнуть, и разорвать его. Однако минуты шли, но никто не появлялся. Наконец, впереди забрезжил свет. Одновременно с этим неподалеку послышался шорох, будто неведомые жуки хотели прогрызть металлическую стену. Морпех, мгновенно развернувшись, одним движением сбросил винтовку в руки. Дети, не сговариваясь замерли. Шорох усилился, на этот раз ближе. Не поворачиваясь, морпех вполголоса проговорил:

- Все. К выходу. Быстро.

Донесся треск, затем застучало.

- Кому сказал?! К выходу, быстрее! Бегом!!! - проорал морпех, уже не таясь, и прыгнул во мрак.

Жану больно наступили на ногу. Кто-то ударил в спину так, что перехватило дыхание. Повинуясь инстинкту, он, следом за остальными, побежал вперед. Позади раздались выстрелы, ругань. Не обращая на это внимания, Жан бежал, видя перед собой только мелькающую искорку спасительного света. Выскочив наружу, он увидел в паре десятков метров впереди садящийся транспорт. Не успев приземлиться, транспорт распахнул люки. Оттуда, как горох, посыпались морпехи. Спустя секунду, они рванулись к нему, уже с оружием в руках. Не отдавая себе отчета, Жан помчался навстречу.

- Быстрее в корабль! - прокричал кто-то из них, беря на прицел вход.

Жан и остальные, не споря, поспешно забирались в транспорт.

На мгновение обернувшись, он увидел, как из темноты проёма вынырнул тот самый морпех, который и нашел их. Его шатало. Стреляя с одной руки, он сорвал с пояса гранату, зубами сорвал чеку, и швырнул. Изнутри здания грохнуло, раздался пронзительный визг. Не переставая стрелять, он медленно отступал. Внезапно оттуда выплеснулась волна ужасных тварей. Размером с крупную собаку, они походили на ящериц. Две из них прыгнули, вонзив когти ему прямо в грудь. Бешено работая всеми четырьмя лапами, они разрывали бронекостюм, словно лист бумаги. Еще одна, взвившись в прыжке, вцепилась в шею. Брызнула алая кровь. Пальцы морпеха разжались, винтовка упала на землю. Покачнувшись, он рухнул. Другие на бегу открыли огонь, оттесняя тварей обратно ко входу. В этот момент чьи-то сильные руки затащили Жана в транспорт. Подняв голову, он встретился взглядом с женщиной в светло-коричневом костюме пилота. Ей было около тридцати. Из-под шлема выбивались густые, черные волосы. Крылья носа хищно раздувались, над верхней губой выступили бисеринки пота. Она тяжело дышала. Когда последний студент оказался на борту, она сорванным голосом прокричала:

- Эрик, уходим!

Один из морпехов, не переставая стрелять, прокричал в ответ:

- Нет! Мы не успеваем! Улетайте без нас!

Что правда, то правда. Жан своими собственными глазами видел, как из недр комплекса появляется всё больше и больше тварей. Если бы не ураганный огонь десятка винтовок, они в два счета добрались бы до транспорта. Перед морпехам уже выросла настоящая гора изрешеченных трупов, вынуждая тварей карабкаться по ним.

Покачав головой, пилот одним прыжком оказалась в кресле. Пальцы запорхали над мигающими тумблерами. Двигатели взревели. Синее пламя, вырывавшееся из сопел, плавило землю. Наконец, дрогнув, транспорт взмыл в воздух. Жана вжало в пол. Кое-как поднявшись, он, с трудом переставляя ноги, подошел к окну. И тут же зажмурился. Некогда сияющий буйством красок город, теперь охватило огнем. Половина небоскребов пылала. Другая превратилась в нагромождение камней. Небо заволокло клубами чёрного дыма. Повсюду, куда хватало взгляда, витали черные хлопья пепла. В висках заломило от боли. Пелена опустилась на глаза, и Жан упал, потеряв сознание. Через час на орбиту Мар Сары вышли корабли протоссов, и сожгли её дотла.

 

Продолжение читать здесь.