Амбиции Фабия Байла

Рафен ожидал увидеть еще одну кунсткамеру, наполненную биологическими ужасами, и, в некотором роде, так оно и было.

Подгоняемый безжалостным оружием головорезов Чейна, Кровавый Ангел следом за андрогином и его сервитором вошел в длинное помещение, которое больше напоминало галерею, чем зал. Здесь, на стойках вдоль стен или на цепях, тянущихся с низкого потолка, располагались сотни трофеев. Куски кермитовой брони, грудные пластины и наплечники, перчатки и шлемы, все эти разбитые части покоились в тишине, напоминая останки на поле боя. Выше, так, что невозможно было дотянуться, висел целый арсенал холодного и огнестрельного оружия.

Рафен онемел, когда обнаружил, что все находящееся здесь было стандартным вооружением Астартес. В этой комнате была собрана добыча Байла — трофеи, отнятые у пленников, которые оказывались в этом аду, скрытом от посторонних глаз.

Он заметил красную перчатку Багрового Кулака, ее пальцы были переломаны и разбиты; череп-шлем Космического Волка, наплечники, несущие на себе эмблемы Черных Драконов, Саламандр, Испивающих Души, и других.

— Отличное напоминание, — непринужденно промолвил Байл, шагая к булькающему резервуару в дальнем конце помещения, — мне нравится держать эти реликвии при себе, как напоминание о моих шагах по дороге к успеху.

Чейн посмотрел на Кровавого Ангела:

— Он думает о том, сколько времени их собирали. Они всегда первым задают именно этот вопрос.

Андрогин вызывающе вскинул голову:

— Как думаешь — скоро ты оправишься от потрясения, если узнаешь что прошли десятилетия с тех пор, как мой хозяин начал здесь свою работу? — Чейн насмешливо фыркнул. — А теперь напряги свои сверхчеловеческие мозги. Сколько боевых братьев объявлены пропавшими без вести и предположительно мертвыми за последние десять лет, двадцать, тридцать, а? Интересно было бы посчитать, сколько из них закончили свои дни здесь, как ты думаешь?

Он пробежался своими длинными пальцами по проломленной, покрытой засохшей кровью лобовой части шлема, принадлежавшего Ультрадесантнику.

Рафен пытался ответить — но не смог. Его взгляд был прикован к алой нагрудной пластине, которая, словно ненужный хлам, валялась под одной из стоек. На ней красовались золотые крылья, обрамляющие рубиновую каплю. Он приблизился, взял ее в руки. На секунду Рафен подумал, что это часть его доспеха — он предполагал, что сростки, сорвавшие с него священное одеяние, когда он попал на их корабль, каким-то образом переместили ее сюда — но его бросило в дрожь, когда он понял, что это не его броня. С благоговейной осторожностью он перевернул пластину и увидел список сражений, начертанный на внутренней стороне. Последняя запись о боях и имя воина, который носил эту броню, были покрыты сажей. Рафен стер ее большим пальцем.

— Брат Риар, — хрипло произнес он, читая имя вслух. Он не знал этого воина, но его гнев вспыхнул с новой силой при мысли о том, что собрат по Ордену умер в этом месте до него, одинокий и всеми покинутый.

— Еще один в списке павших в бою… — прошептал он, надеясь, что поблизости все еще витает и слышит его речь дух павшего товарища, — клянусь, я отомщу за тебя.

Он развернулся и встретил угрюмый взгляд Фабия, в его глазах полыхнуло пламя.

— Посмотри на него, — произнес Байл, обращаясь к своему помощнику, — он в бешенстве, ярость настолько охватила его, что он едва может сопротивляться ей.

— Кровавые Ангелы славятся своей сдержанностью, — пропел Чейн, словно они обсуждали тончайший букет вина, — или, может быть, он хочет подраться, но боится?

Рафен сделал медленный глубокий выдох, представляя, какие звуки будет издавать андрогин, когда он наконец возьмет его за горло и как следует сожмет; он до сих пор сопротивлялся острому желанию броситься на них с голыми руками. Но он знал характер этих отродий Хаоса: они были без ума от собственного высокомерия, от запутанных интриг, и присущего им непомерного чувства превосходства над всеми и вся. Они не могли действовать молча и позволять своим деяниям говорить самим за себя. Такие, как Фабий Байл, всегда любили злорадствовать, эффектно размахивать клинком, прежде чем нанести последний удар; и какое бы неприятие ни вызывало у него то, что он вынужден стоять здесь и выслушивать оскорбление за оскорблением, Рафен знал, что должен вынести это, чтобы узнать истину, сокрытую в глубинах этого отвратительного места. Он молча добавил это оскорбление к счету, по которому ему очень скоро заплатят.

— Я должен поблагодарить тебя, Кровавый Ангел, — произнес Прародитель, — тебя и твоих дебильных родственичков. Вы помогли мне, я сделал огромный шаг в моей величайшей работе — и все благодаря самонадеянности одного из ваших боевых братьев.

— Цек… — имя сорвалось с губ прежде, чем он успел удержаться и не произносить его.

Байл кивнул:

— Он был в отчаянии. Его пугало будущее Ордена — но он был достаточно самонадеян, чтобы считать, что именно он сможет все исправить. Вместо этого он выболтал мне все ваши тайны, — он тонко улыбнулся, — он достоин твоей жалости.

— Он мертв, — бросил Рафен, — погиб от моей руки. Но в конце он осознал все ошибки, которые совершил. Он умер, приняв ответственность за содеянное.

— Как благородно, — хихикнул Чейн.

"Я буду навеки проклят за мою гордыню", сказал апотекарий Цек. Рафен вспомнил вес болтера в своих руках, когда он произносил смертный приговор своему брату — и эхо единственного выстрела. Кровавый Ангел хотел чувствовать ненависть к убитому, но не мог. Байл, пусть сгниет его душа, был прав, вместо этого он чувствовал к Цеку только жалость. Безуспешно пытаясь восстановить численность Кровавых Ангелов, ряды которых выкосила смута Аркио, старший Апотекарий отважился обратиться к тайному искусству клонирования. Его неудачи в конце концов привели к тому, что он заключил сделку с биологиком по имени Гаран Серпенс — и это стало его фатальной ошибкой: он не знал, что за этим именем скрывается Фабий Байл.

Голос Рафена звучал негромко и ровно, но в нем слышалась угроза:

— Ты обокрал нас, предатель. Ты забрал частичку наших сердец. Я здесь, чтобы вернуть ее и увидеть, как ты заплатишь за свои преступления.

Байл рассмеялся отвратительным скрипучим смехом:

— Мои преступления? Я совершил их столько, что ты загнулся бы от старости прежде, чем смог бы составить их полный список. И у тебя, скулящий щенок, сосущий высохшую сиську своего дохлого бога, хватает глупости думать, что ты сможешь наказать меня за них?

Лицо ученого стало жестким, глаза сверкнули, словно два темных драгоценных камня:

— Скажи мне, это то, что ты ищешь, воин?

Механическая рука появилась из тускло блестящей латунной рамы экзосооружения на спине Байла и опустилась в заполненный жидкостью резервуар. Когда она вернулась наружу, когти манипулятора за горлышко сжимали кристаллическую склянку.

У Рафена перехватило дыхание: святая кровь! Он почти различил алую жидкость внутри трубки, малую часть жизненной силы самого Лорда Примарха, сохраненную силами сангвинарных жрецов его Ордена. Прежде, чем он смог остановиться, его рука потянулась к сосуду.

Байл фыркнул и бросил фиал обратно в резервуар, словно нечто, не стоящее внимания.

— Какую ценность приписывают вещам, подобным этой… хотя, если подумать, это всего лишь комплекты белковых цепей, углеводов и базовых молекулярных соединений. Впрочем, в правильной комбинации, они действительно бесценны.

Он отшагнул в сторону, подметая пол своим плащом — теперь можно было увидеть все остальное содержимое резервуара. Маленькие узелки плоти висели в плотном растворе, едва заметно колыхаясь от слабого движения жидкости. Слабый туман крови окрашивал содержимое резервуара разводами, как на куске мрамора, и, с нарастающим ужасом, Рафен узнал очертания странных органов.

— Ты же знаешь, что это такое, а? — спросил Байл. Рафен прилетел на этот загубленный мир, считая, что предатель вынашивает какие-то грязные планы, связанные с генетическим наследием его Ордена, но теперь он начал понимать, что Кровавые Анкелы были не единственными, кто удостоился его внимания. Предметы в резервуаре оказались извлеченными прогеноидными гландами.

Каждый Космодесантник, независимо от того, из какого Ордена он происходит, носил в своем теле эти импланты, которые получал при инициации, становясь равным своим боевым братьям. Со временем, прогеноиды вбирали генетический материал и созревали. Новое генное семя, возросшее среди других органов, может быть извлечено и помещено в генетические хранилища Ордена, чтобы использовать его в новых циклах. Прогеноиды всегда были истинной сутью, живой кровью Адептус Астартес, сырьем для создания новых поколений воинов. Некоторые утверждали, что они — ценнейшее из сокровищ, более драгоценные, чем святые реликвии или сокровенные знания, потому что несут в себе будущее.

А здесь Фабий Байл самодовольно демонстрировал коллекцию этих бесценных органов, которые он вырезал из тел убитых им воинов.

— Я собирал их многие годы, — произнес он, улыбаясь звуку собственного голоса, — поначалу я крал их или выменивал у воинов, чьи легионы порвали с Императором и избрали путь восьми стрел… Но я мало преуспел. Мощь наших новых богов столь велика, что она изменила саму природу Детей Императора, Гвардии Смерти, Повелителей Ночи, Несущих слово, и всех остальных…

— Они исказили вас! — прошипел Рафен. — Отравили!

— Как скажешь, — продолжил ученый, — впрочем, если говорить о том, чем я занялся, ты совершенно прав. Мне нужен был более… стабильный источник генетического материала. Что-то более близкое к истоку.

— Мы собирали их так долго, — вздохнул Чейн.

Байл продолжал, словно ментор, обращающийся к ученику:

— Это нелегкое исследование.

Он подошел к Рафену, глядя с мрачным укором:

— Сложно оценить усилия, которые я вложил в эту работу.

Кровавый Ангел почувствовал, как им овладевает тошнотворный страх. Одна часть его души стремилась остаться в неведении, ничего не желая знать о целях Байла и о планах, которые он строит для их достижения; но именно для этого он здесь, ему необходимо узнать правду. Ренегат наслаждался моментом, зная, что Рафен все равно спросит, несмотря на то, что ответ страшит его.

— Какую… работу?

— Я сотворил множество великолепных вещей, — произнес Байл, слегка кивнув в сторону Чейна и остальных Новых Людей. В ответ Чейн изобразил преувеличенно женственную невинную гримаску.

— Ты был на Ваале. Ты видел моих Кровавых демонов.

Рафен содрогнулся от воспоминаний о чудовищных зверях-вампирах, созданных из генетического материала Астартес. Сражение с этими тварями было ожесточенным и кровавым.

— Видел. Мы уничтожили этих поганых выкидышей. Сожгли всех до единого.

Ноздри Байла раздулись от раздражения:

— Нечасто встречаются те, у кого хватает ума, чтобы оценить высокое искусство. Иногда меня переполняет горе при мысли о том, что в этом проклятом тысячелетии нет никого, чей разум смог бы охватить масштаб моей гениальности.

Он подошел к Кровавому Ангелу:

— Я — Повелитель Жизни, Астартес. Прародитель и владыка плоти. Не то, что ваш глухонемой Император, который, ни жив, ни мертв, прячется за армиями измельчавших людишек, которые тем временем распиливают на части трухлявый остов галактики.

— Да ты — пустое место по сравнению с Ним! — прорычал Рафен. — Ты был бы прахом и пылью, если бы Он не коснулся тебя! Император сотворил твой Орден предателей вместе со всеми остальными, из Своей собственной плоти!

— Я сделал то же самое, — ответил Байл, его настроение снова изменилось, — из обломков воссоздал живое, дышащее великолепие. Я вернул к жизни величайшего воина всех времен, после тысяч лет смерти…

Чейн хрипло выдохнул:

— Великого Гора…

Байл кивнул:

— Я воссоздал его.

Рафен слышал темные слухи о возрожденном Горе еще в бытность свою скаутом, но он всегда считал это не более чем пропагандистскими историями, распространяемыми архиврагом. Похоже, он ошибался.

— Ты создал мерзость! Чудовище настолько отвратительное, что даже твои союзники не вынесли его присутствия среди живых!

— К сожалению, это так, — согласился ренегат, — этот неблагодарный душегуб Абаддон должен был приветствовать мое творение с распростертыми объятиями…

— Но вместо этого он послал своих шавок из Черного Легиона убить его и сравнять с землей мою лабораторию. Он назвал это "святотатством", словно такая вещь существует, — фыркнул Байл, — кодекс, мораль, принципы, этика, да называй как хочешь. Это умозрительные конструкции, построенные слабаками, у которых не хватает смелости идти своим путем!

Кровавый Ангел медленно, едва заметно повернулся. Сейчас ренегат стоял совсем близко от него. Он ощутил легкую дрожь и покалывание в пальцах, когда стало ясно, что именно сейчас он может осуществить задуманное. "Я могу напасть. Еще шаг ближе, и в этот раз Чейн не сможет меня остановить". Рафен облизнул губы, дотронулся языком до кончиков клыков. Он задумался, какова на вкус кровь такой твари?

— Я знавал множество слабаков, — продолжал Байл, — многих, считавших себя способными прозреть будущее, но ограничивавших себя путами, которые они накладывали сами на себя, путами так называемого "достоинства"… Твой Император был как раз из таких.

— Ты не имеешь права говорить о Нем! — Рафен не смог сдержаться; ни один Астартес не в силах молчать, слыша, как возводят хулу на его бога.

— Нет? — Байл пристально вгляделся в него. — В отличие от тебя, сопляк, я когда-то ходил по той же земле, что и твой идол. И дышал с ним одним воздухом. И я рассказываю тебе об этом без всякого вранья и уловок. Он никогда не хотел стать тем, что вы из него сотворили! Он не хотел стать вашим божеством. Сама мысль об этом была ему отвратительна! Да если б сейчас он своими глазами увидел рабскую покорность вашего слепого, искалеченного Империума — его бы вывернуло наизнанку.

Он скрестил руки на своей бочкообразной груди:

— Ты можешь называть меня предателем, и, возможно, будешь прав — но я никогда не предавал то, что для меня было правдой. Я никогда не предавал себя. Это ты, Астартес, и вся твоя порода предаете вашего Императора каждым мгновением ваших никчемных жизней!

— Мне плевать, что ты думаешь, — ответил Кровавый Ангел. Байл продолжал, словно не слышал его слов.

— И все же… Он преподал мне урок, который я не мог понять многие годы. По-своему, Абаддон напомнил его мне.

Ренегат, казалось, размышляет вслух, словно в комнате находился он один и обращался к пустоте.

— Этот урок таков: единственное настоящее преступление для того, чей интеллект и искусство не знают равных — заковать себя в кандалы посредственности. Преступление в том, чтобы достичь меньшего, чем можешь достичь.

Он кивнул своим мыслям.

— Поставить себе слишком низкую планку.

Что-то в тоне Байла заставило Рафена насторожиться:

— Во имя Терры, о чем ты бормочешь?

— О, я был очень терпелив. Моя работа была долгой и тяжелой, я знал, что самое трудное впереди — но я готов к этому. Я знаю, что все это стоит затраченных усилий. Когда я творил моих Новых людей, я лишь делал ту же работу, что магистры Орденов Космодесанта и Примархи.

Он снова взглянул на Чейна:

— Но этого было недостаточно, — и я рискнул пойти дальше: клонировал Гора Луперкаля. Я повторил работу вашего Императора и создал Примарха, — Байл усмехнулся, — но даже тогда я ошибался. Потому что понял, что мне суждено не просто сравняться в моем искусстве с Императором и воссоздать его творение, о нет.

Он сделал еще шаг к Рафену, теперь Астартес мог чувствовать запах ржавчины и вонь старой, гниющей плоти.

— Мне суждено затмить его.

Высочайшее самомнение, прозвучавшее в словах ученого, заставило Рафена насмешливо осклабиться.

— Твоя гордыня может затмить небеса! Но она — мелочь по сравнению с твоим безумием.

— Ты не понимаешь. Конечно, не понимаешь. Ты ограничен и не смотришь вперед!

Он прикоснулся к своему лбу:

— Подумай, Космодесантник, подумай! Если мне удалось заполучить образцы ДНК целого Ордена и научиться лепить из них, как из глины все, что мне угодно, кого я могу создать? Примарха? А теперь представь, что я смогу сделать, когда у меня в руках генетическое наследие не одного, а сотен Орденов!

— Нет… — понимание возникло где-то на задворках разума Рафена, и у него перехватило дыхание: догадка была так чудовищна, так неописуемо-ужасна, что разум отказывался принять ее.

— Нет!

— О, да! — рявкнул Байл, ухмыляясь во всю свою волчью пасть, — Я собрал различные генетические образцы каждого из Адептус Астартес, извлек из них нити, которые связывают их с Примархами, а Примархов — с их создателем! Величайшая головоломка, Кровавый Ангел! Извлечь ту часть генетического кода, которая приведет к первоисточнику всего Космодесанта! К прародителю вашего вида, к отцу, создавшему всех нас!

— Император… — чудовищность преступного плана Байла переходила все границы. — Ты хочешь создать… Его копию?

— Можешь себе представить? — поинтересовался Чейн. — Самый могущественный псайкер в истории человечества, воссозданный служителем Разрушительных Сил!

На глазах андрогина блеснули слезы радости.

— А ты помог мне все подготовить, Кровавый Ангел, — произнес Байл, — в карте Имперского генома было много крупных пробелов, но чистая кровь… так сказать, родного сына Императора… например, Примарха Сангвиния… продвинет меня далеко вперед, поможет исправить ошибки.

Он ухмыльнулся своим мыслям:

— И уже очень скоро, когда я соберу достаточно прогеноидов и замучаю до смерти достаточно твоих бракованных родственничков, мое дитя выйдет из генетического инкубатора, сделает свои первые шаги и назовет меня отцом! Дитя, которое перекроит всю Галактику! Император-Наследник, чья власть будет свободной, не знающей запретов и границ…

Ужас ослепил Рафена, и, казалось, унес из этого времени и места, он почувствовал, что его разум погружается в мрачную глубину этого чудовищного, отвратительного замысла. Шок от этого был слишком сильным, чтобы преодолеть его — это было словно попытка представить себе размеры вселенной. Возможно ли такое? На службе Золотому Трону он повидал многое — эти ужасы почти не поддавались описанию. Холод разлился по его венам, когда он понял, что из всех умов галактики, способных на подобное кощунство, Фабий Байл был наиболее вероятным кандидатом.

Какая-то дальняя часть его мятущегося разума поняла это; некие темные, звериные инстинкты в нем отреагировали так, как велела им природа.

Двигаясь без участия рассудка, Рафен прыгнул на ренегата и врезался в него такой силой, что они обрушили одну из стоек с трофеями; реликвии раскатились по металлическому полу. Охваченный первобытной яростью Астартес пытался разодрать врага в клочья, отрывая куски от его кожаного плаща.

Байл вскинул руки, из странного сооружения у него на спине появились пристегнутые к кистям металлические когти, но Рафен уже раскрыл рот, целясь в его незащищенное горло. Ангел вонзил зубы в покрытую обвисшей кожей плоть на шее ренегата и укусил, разрывая кожу, пронзая вены, перекусывая хрящи гортани.

Поток густой, словно масло, жидкости ударил фонтаном, отчаянный крик Байла превратился в полузадушенное влажное бульканье.

Плоть и железо нанесли удар, лезвия впились в торс Рафена, но он не ощутил боли; сейчас он желал только убивать; кровь — ее омерзительный, гнилой вкус и ощущение грязи были именно такими, как он себе представлял — залила ему подбородок и грудь. Байл снова пытался закричать, но его горло уже превратилось в сплошную рваную рану.

Новые Люди уже стояли вокруг, их электрические алебарды роняли синие молнии, от которых каждое нервное окончание в его теле корчилось от боли, но он не отрывался от врага, чувствуя каждый клочок, который он зубами выдирал из горла Байла. Безумный ученый потерял опору и рухнул на пол, но Рафен не обратил на это внимания, продолжая кусать и рвать его зубами. Безумная атака Кровавого Ангела прекратилась только когда Чейн вновь затянул мантру боли.

Паразит поворачивался снова и снова, разливая кипящую, раскаленную муку по груди Рафена. Покрытый кровью, заходясь от крика, он оторвался от своей жертвы, скрючившись от боли.

Другие ранения взяли свое и затопили его, сломав плотину, выстроенную его волей. Рафен дрожал и задыхался, балансируя на грани забытья.

— Уберите его! — Чейн кричал пронзительным, звенящим голосом. — Не позволяйте щенку сдохнуть! Он заплатит за все! Уберите его отсюда!

Тьма окружила Рафена со всех сторон, выбравшись из темных углов залы, цвета вокруг потеряли яркость, его раны пели жуткую песнь страдания. Последняя картина, которую он унес в кромешную черноту, был Фабий Байл, корчащийся в предсмертной агонии; кровь выхлестывала из него красно-коричневой струей, а его разодранное горло зияло распахнутой раной.

Последним усилием он собрал дрянь, наполнявшую его рот, и плюнул, стараясь попасть в лица стоявших рядом Новых Людей. Это забрало последние силы, он почувствовал, что теряет сознание, свет разлетелся осколками, которые растаяли, как дым.