Корея, цифры и старкрафт...

 Предлагаем вашему вниманию самую противоречивую статью о киберспорте в Корее. Ее автор, англичанин, представил ее на суд общественности на портале mymym.com, а мы, в свою очередь, перевели ее для вас. В статье поднимаются глобальные вопросы корейского общества, приводятся цифры и факты, ну и, конечно, затрагивается тема старкрафта в целом и старкрафтеров в частности. Наслаждайтесь и расширяйте кругозор.
— Отдельное спасибо Нефанде и Лонличу за помощь в переводе. Мнение портала mymym.com и goodgame.ru может не совпадать с мнением автора статьи.
 
«Миф о стране утреннего спокойствия»

Южная Корея — это утопия киберспорта, священное и неприкосновенное место, а также, по мнению многих, наглядный пример ближайшего нашего с вами будущего. Было много попыток объяснить, как и почему появилось общество старкрафта. Одно из последних предположений говорит о том, что, мол, экономический спад стал катализатором к формированию такого общества. Предположение было тщательно разработано, но, в итоге, не подтвердилось. Идея того, что Южная Корея это будущее, а Запад, тем временем, безнадежно отстал, в корне неверна.

Каковы же реалии общества старкрафта? Они сильно не афишируются и не упоминаются. Почти стандартный набор: блеск, гламур, скилл, телевизионные каналы и, о мой Бог, вы видели их зарплаты? Они огромны, говорю вам, огромны!

Есть три основных причины, почему киберспорт в Южной Корее попал в мейнстрим, хотя ни одна из них не имеет ничего общего с блеском, гламуром или деньгами. Корейцы сами по себе - этнически однородная нация. Добавьте к этому почти глобальную урбанизацию, плюс одну компанию, производящую электронику, и вы получите ответ.

Сеул в ночи — это многоцветный калейдоскоп. Город, построенный, чтобы стимулировать ваш мозг 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, со скоростью 100мбитс. По общему мнению, примерно к 2015 году 90% населения страны будут жить в городах. Согласно заявлению United Nations Population Fund, 2008 год стал «невидимым, но очень запоминающимся этапом». Первый раз в человеческой истории более половины населения мира, а это не много не мало - 3.3 миллиарда человек, уже живут в урбанизированных местностях.

 

Три четверти населения Кореи живут в городах, в то же время половина населения страны обитает в 6ти самых крупных городах. В Южной Корее один из самых высоких в мире показателей по плотности населения. Корабли работорговцев 17ого века кажутся просторными по сравнению с корейскими городами.

Как вы могли уже догадаться, потребление электричества Кореей просто абсурдно велико. За последний год оно выросло на 14.83% до 368 миллионов киловатт в час. Корея находится на 9 месте в мире по количеству потребляемой электроэнергии, в то время как по количеству населения только на 24. За прошедшие 5 лет потребление энергии выросло на 100 миллиардов киловатт в час. Сжигание угля, покрытого сверху слоем нефти и упакованного в деревянный ящик, будет менее безрассудным и расточительным, чем Корея.

У городской жизни есть и положительные стороны: согласно Organisation for Economic Co-operation and Development, 34 миллиона людей в Корее используют интернет. Страна находится на седьмом месте в мире по количеству интернет пользователей. Но разве это удивительно, когда вся инфрастуктура и большая часть населения страны завязаны вокруг одного лишь города.

Тут нужно оговориться: многие западные страны имеют схожие показатели по пользованию интернетом, несмотря на в разы худшие скорости и сервис. Например, в Англии даже больше компьютеров, чем в южной Корее, в целом, она отстает только на какой-то миллион интернет пользователей.

В отличие от запада, в корейском обществе нет большого различия между людьми. Большинство из них этнически однородны за исключением 20 000 китайцев. Все-таки кому-то нужно мыть посуду. Когда вся твоя популяция выходит из одного «генетического бассейна» (почему-то сразу вспомнились зерлинги... — прим. пер.), то вера, культура и, самое главное, способ мышления в основном одинаков у всех. Когда такие люди начинают жить вместе, проблемы дают о себе знать.

Если вы фанат варкрафта, то может вы уже видели такую ситуацию, когда корейцы приезжают в Европу, они инстинктивно начинают искать корейские рестораны. Это выглядит странно для нас, но у них нет, как таковой, концепции выбора, свободы воли и многообразия разнообразия. Личность, достижения и собственная значимость обретается через работу и карьеру. Вся культура построена на позоре и стадном повиновении.

Корея являет собой яркий пример общества потребления, где даже разработчики игр делают ставку только на красивую графику; DD синдром — большие сиськи и отсутствие мозга, следует по пятам за Кореей так же, как и за любой другой азиатской страной. Нет большой разницы в том, что выбираются хорошие игры, потому что за ними стоят плохие принципы.

Это заставляет задуматься: если старкрафт смог прорваться, то почему остальные игры не смогли? Почему, по сравнению с тем же европейским или американским рынком, в Корее «существует» всего одна киберспортивная игра? Почему нет выбора? Уже сейчас вы сможете увидеть эти разломы в корейском обществе и культуре. В той же Европе у вас всегда есть выбор: если вам не нравится контра, мы можете спокойно играть и зарабатывать деньги в сурс или код4. В Корее же все, что не является стракрафтом, неизбежно страдает. Однако, только потому, что они «положили все яйца в одну корзину», они добились того, что имеют сейчас.

Доступность старкрафта работает одновременно, как на киберспорт, так и против него. С 2002 года уровень безработицы людей с возрастом 15-24 лет увеличился до 10.2%. Уровень для мужчин еще выше, согласно United Nations Statistics Division, он составляет 12.3% безработных, а это один из восьми. Это не входит в сравнение с другими современными странами, такими как Англия с процентами 7.8% и 9.3% соответственно.

Сами же геймеры в Корее - это настоящие трудяги. Они работают, как рабы, перед своими горячими компьютерами по 13-14 часов в день ради карьеры с такими ожиданиями от жизни, как у африканского младенца. Чтобы частично оправдать это безумие, было сформировано определенное общественное мнение, которое повлекло корейцев вниз, в пропасть, сделав их интровертами с близорукими душами.

Ничего удивительного, что у корейцев один из самых низких в мире уровней «жизненных ожиданий», даже Босния и Герцеговина опережает ее на 10 позиций. Одна из характерных особенностей азиатского бизнеса - нанимать чрезмерно много людей, чтобы покрыть уровень безработицы. Отсюда появляются низкие зарплаты и рабская, а порой и неподходящая работа, становится стандартом. В погоне за коллективным достижением чего-то абстрактного, корейцы прячут отсутствие индивидуальности каждого вклада в труд. Бизнес взрывается.

Самсунг — самая богатая компания в Южной Корее, она находится, согласно Форбс, на 59 месте в мире по уровню прибыльности. Если вы не в курсе, Самсунг производит различную электронику, а также является основным спонсором WCG. Такая ее позиция, как основной потребительской компании с огромной финансовой поддержкой, ставит киберспорт в очень выгодное положение в Корее.

Богатейшая компания в мире, это HSBC — британский банк. Пока банки, нефтяные и газовые гиганты не включатся в поддержку киберспорта, мы никогда не увидим в Европе такое же благополучие е-спорта, как в Корее.

В итоге, имеем, что Южная Корея — это самая перерабатывающая (много работают) и социально отстающая страна, с которой разве что Япония может посоревноваться. Идея того, что мы на все это смотрим не более чем с ухмылкой, мягко говоря пугает.

Richard 'evan_' Armstrong