Один день в настоящем Азероте

В июне 2016 года на большой экран выйдет "Варкрафт". Сейчас картина находится в стадии пост-продакшна, а живые съемки завершились еще прошлым летом. Корреспондент сайта Eurogamer.net побывал на площадке и поделился впечатлениями в своей статье, а мы предлагаем вам ее перевод.

Первое, что ты слышишь, это крик. Сначала низкий, он постепенно становится все выше и выше, пока сами кричащие не выскакивают из дымовой завесы. Время будто замедлило ход: жители деревни с перекошенными от ужаса лицами бегут по грязным улицам, поскальзываются и падают в тусклом сумеречном свете. Их преследуют злобные тролли, несущиеся по Старому Городу Штормграда. С гоготанием они бросаются от жертвы к жертве, не щадя никого. Вон там — тролль хватает за шею несчастного кузнеца и швыряет его оземь. А здесь — портниха получает щитом по лицу и падает навзничь будто тряпичная кукла. Настоящая бойня.
 


Но вдруг пронзительным звуком надежды звенит горн, и сквозь дым в атаку бросается еще одна армия. Воины в блестящих доспехах с полутораметровыми мечами и гигантскими щитами. Командир в латах, на которых витиеватыми орнаментами выписан лев, поднимает клинок, и отряд бьет троллям в тыл. Командир сбивает с ног ближайшего врага, и с него слетает шлем. Жители деревни застывают в оцепенении — сам Король Ллейн вместе с рыцарем Лотаром пришли им на помощь. Застигнутые врасплох тролли решают контратаковать — один из них прыгает с крепостной стены прямо на Лотара, который успевает поднять над собой щит — приземлившись на него, тролль валится кубарем на землю, полный решимости повторить бросок, но ледяная сталь клинка Лотара вонзается меж его ребер.
 


Роль Лотара исполняет Трэвис Фиммел


Тролли пускаются врассыпную, армия Короля Ллейна спасает Штормград, а с высоты за всем этим наблюдает темный силуэт в плаще из вороньих перьев, сверкающих будто тысячи радуг. Он выглядит сосредоточенным, словно призывающим магию из самых недр земли у него под ногами. Силуэт вскидывает руки и затем...

"Снято!" — раздается на площадке, и мы переносимся в Канаду 2014 года, где группа замерзших и уставших от смены часовых поясов журналистов собралась в центре огромного стадиона в Ванкувере, внутри которого и возведен Старый Город. Тролли и люди помогают друг другу подняться, обнимаются и смеются. Конечно, тролли — никакие не тролли, а каскадеры в серых костюмах с датчиками для захвата движений, похожих на пижаму. Но если взглянуть на монитор, то можно увидеть актеров глазами камеры — на экране видны персонажи, сгенерированные компьютером, а их движения считываются с датчиков в реальном времени. Хотя, в данный момент тролли дымят сигаретами и листают газеты, что слегка разрушает красивую иллюзию. Возле колодца маг Медив обновляет ленту Фейсбука на своем смартфоне. Обслуживающий персонал спешно убирает территорию и готовит площадку к следующему дублю. Из дыма показывается знакомое лицо, расплывшееся в блаженной улыбке.

"Привет", — говорит он. "Я — Дункан Джонс". Его речь прерывает помощник режиссера, кричащий через систему громкой связи: "Трупы никуда не расходятся!". Джонс ухмыляется: "Добро пожаловать в Азерот!".
 


Режиссер фильма — Дункан Джонс


Мир Варкрафта переносили на большой экран с трудом. Когда летом 2016 года состоится премьера фильма, совместному проекту Blizzard и Legendary Pictures стукнет 10 лет. За это время кто только не пытался поставить картину — даже великий и ужасный мастер игровых адаптаций Уве Болл в какой-то момент проявлял желание, но был вежливо отшит продюсерами: "Мы не продадим права на фильм. Тем более вам".
 


В июле 2009-го к проекту приписали создателя "Зловещих мертвецов" Сэма Рэйми. Как любой помешанный на играх, начинающий режиссер Дункан Джонс внимательно следил за картиной вместе со своим партнером Стюартом Фенеганом. Находясь в приподнятом настроении после успеха их первой научно-фантастической ленты "Луна 2112", Стюарт позвонил Legendary: "Я набрал их номер и сказал: "Привет, Legendary, до меня дошли новости, что вы купили права на Варкрафт. Я в курсе, что фильмом занимается Сэм Рэйми. Но если вдруг что-то не срастется, держите нас в курсе". Они ответили: "Да, конечно! Нам понравилась "Луна 2112", но давайте не будем бежать впереди паровоза". Фенеган и Джонс были настойчивы и каждые полгода звонили Legendary, чтобы узнать, что да как, одновременно работая над своим вторым фильмом "Исходный код". После выхода Сэма Рэйми из проекта в 2012 году Фенеган снова набрал номер студии: "На этот раз, вместо привычного "спасибо за интерес к нашему фильму" мне ответили «перезвони через три недели".
 


По словам Фенегана, Джонс прочитал сценарий и сразу заметил его главный недостаток — историю наполняли клише в духе традиционного фэнтези, в котором люди представлялись героями, а орки — злодеями. Друзей попросили написать свою версию и показать ее Blizzard. Стюарт вспоминает: "Дункан пришел на встречу и заявил: "Играть ведь можно и за орков, и за людей. Это не история о добре и зле. Это две стороны одной медали". Главный сценарист Blizzard Крис Метцен ударил кулаком по столу и воскликнул: "Наконец-то хоть кто-то понял суть Орды!". Джонс предложил перенести действие к началу времен, когда орки под предводительством своего героя Дуротана впервые попадают в Азерот и сталкиваются с людьми, которых возглавляет Король Ллейн — лидер схожего калибра.
 


Сценарий одобрили, фильму дали зеленый свет, и в январе 2014-го начались съемки. И вот мы здесь — посреди безымянного промышленного комплекса в Ванкувере, стоим и смотрим, как декораторы пытаются запихнуть в микроавтобус щит размером с обеденный стол.

"Если думать о всем масштабе проекта — голова кругом пойдет", — говорит режиссер. Сейчас май 2014 года, идет последняя неделя съемок. Нам показывают площадки и декорации. Художник-постановщик Гэвин Боке окидывает их взглядом и оценивает объем проделанной работы: "Я тружусь над этим фильмом в районе 10 месяцев. Мы построили около 110 локаций — и это, скажу я вам, совсем немало". Нас приводят в комнату с миниатюрами — эдакую пещеру Аладдина, заполненную моделями съемочных площадок и увешанную концепт-артами. Рай для задротов Варкрафта — вон там высится Каражанская Башня, слева от нее потрясающая картина Великой Кузни, что расположена в самом сердце столицы дворфов. В углу комнаты ютится 3D-принтер, штампующий любой реквизит — от крохотных подвесок до комплектов лошадиной брони. По словам Боке, именно здесь Джонсу показывают все концепты для фильма. "Сначала мы делаем наброски и несколько моделей, Дункан на все это смотрит и выбирает лучшее. "Вот это отлично, а здесь поработайте еще" и все такое. Дункан очень хорош в подобной работе — ему достаточно взглянуть на примитивный рисунок, чтобы уловить идею".
 


Это тот самый Варкрафт, который знают и любят геймеры, хотя, как отмечает Боке, были и нестыковки. "Игра очень красочная и причудливая, но мы решили, что в фильме мир должен быть более реалистичным и суровым. Порой сценарий требовал от нас изменить масштаб и планировку локаций, чтобы их получилось перенести на большой экран". Некоторые детали предназначены специально для прожженных фанатов — на одной из улиц Штормграда я заметил точную копию почтового ящика из World of Warcraft, а рядом с ним — плакаты с призывами опасаться кобольдов и рекламой Рыбомании Тернистой Долины. По словам Гэвина, фильм тоже повлиял на игру: "Когда мы проектировали декорации для таверны "Гордость льва", Дункан посчитал, что она получается слишком тесной, и поэтому мы добавили второй этаж и балкон. Результат так понравился Нику и Робу из Blizzard, что они всерьез задумались переделать здание в самой игре".
 


Попав на съемочную площадку, я замечаю постеры с требованием не шуметь во время съемок "Затерянных в Гастауне" — кодовое название фильма (прим. пер. Гастаун — исторический центр Ванкувера, где проходили съемки). Пройдя через лабиринты декораций, я оказываюсь на гигантской съемочной площадке. Круглое трехэтажное помещение огромных размеров, "каменные" (на самом деле — пенополистирольные) стены, достающие до потолка павильона, и зеленые экраны в окнах. Оказывается, что это — вершина Каражанской Башни, в которой Медив (его играет Бен Фостер) призывает темные силы вместе со своим учеником Кадгаром (Бен Шнетцер). От комнаты мало что осталось — из стен вырваны гигантские куски, мраморные колонны потрескались, а в центре помещения лежит груда булыжников — все, что осталось от голема, битву с которым здесь снимали днем ранее.
 


Бен Фостер идеально подходит на роль Медива, Стража Тирисфаля. Даже за кадром актер так напряжен, что нам страшновато поинтересоваться, откуда взялся ужасный ожог на его руке — гримеры постарались или съемки батальных сцен пошли не по плану?

"Дункан объяснил, что он снимает фильм на манер вестернов или картин про самураев", — говорит Фостер, осторожно подбирая слова. "Если оперировать такими понятиями, то Медив — это такой старый стрелок, которого друзья уговаривают сразиться с врагами в последний раз". Фостер рассказывает, как его познания в медитации пригодились для создания арсенала движений при чтении заклинаний. У его персонажа натянутые отношения с друзьями — Королем Ллейном (Доминик Купер) и Лотаром (Трэвис Фиммел) — и поэтому Фостер часто чувствовал себя одиноко на съемочной площадке. "Я как будто снова оказался в школе и стал тем самым парнем, который стоит в уголке отдельно ото всех", — со смехом вспоминает Фостер. — "Только теперь меня еще и снимали".



 



Следом мы попадаем в декорации Фиолетовой Цитадели — тюрьмы Даларана. Здесь кипит жизнь, строители в спешке красят ступени, ведущие на плодащку, в густой, неоново-зеленый цвет. Воздух полон опилок и дыма, звуки механизмов и музыка в стиле регги сливаются в единую какофонию. Съемочная площадка состоит из двух внушительных колец, подвешенных над землей. Пожилым актерам, играющим магов, придется расположиться на узких дорожках наверху. Людей обматывают страховочными тросами на случай, если кто-то упадет. После экскурсии по отделу реквизита и костюмов поражаешься, сколько труда вложено в детали, которые могут лишь на мгновение промелькнуть на экране. На одной из полок лежат покрытые рунами книги в кожаном переплете, и каждая страница прошита вручную. "Мне эти книги до сих пор в кошмарах снятся", — восклицает отвечающий за них сотрудник. Он выглядит очень уставшим.
 


Костюмы также усеяны бесчисленным количеством деталей. Две комнаты потребовалось для хранения перьев, из которых состоит плащ Медива. Каждое перо вручную нашивали на ткань. Стилистику первоисточника постарались отразить и здесь — например, на солдатской броне отсутствуют ножны и мечи крепятся прямо на пояс, точь-в-точь как в игре. Конечно, костюмеры пошли и на определенные компромиссы: "Пришлось отказаться от двух огромных наплечников, иначе актеры физически не смогли бы достать меч", — рассказывает художница по костюмам Майес С. Рубео, работавшая над Аватаром. По ее словам, Варкрафт — это совсем другой размах: "Weta прислали нам более 650 костюмов и 110 комплектов брони. Качество их работ потрясает". (прим. перев. Weta Workshop — новозеландская компания по производству реквизита. Они работали над "Властелином Колец", "Хоббитом", "Безумным Максом", "Районом №9". А еще мастерам из Weta принадлежит дизайн Aegis of Immortal — главного приза турнира The International по DotA 2).
 

Наступает ночь, и мы приходим в Штормград, построенный внутри освещенного неоновыми прожекторами стадиона, чтобы посмотреть на атаку троллей. Это одна из первых сцен в фильме (или, возможно, флэшбек), в которой во всей красе предстают Король Ллейн и Сэр Лотар. Мы не раз читали истории о том, как режиссеры чуть ли с ума не сходят к концу работы над фильмом, и поэтому спокойствие Дункана Джонса во время последней недели съемок нас удивляет. "У меня есть специальные люди, которые берут все беспокойство на себя", — улыбается он. Для Джонса эти съемки явно стали завершением очень длинной истории. "После "Исходного кода" у нас был большой перерыв, и все новые предложения сводились либо к сиквелу, либо к сюжету о парне на космическом станции, который встречает своего двойника. Короче говоря, все хотели, чтобы я раз за разом снимал одно и то же кино. Все, кроме меня. Кто-то из вас, наверное, в курсе, что я — геймер со стажем, и поэтому я ухватился за эту возможность создать огромный мир с нуля. Не клепать какое-то продолжение, а встать у истоков чего-то нового".
 


Страсть Джонса к игре очевидна — когда я спрашиваю его, как он отреагировал на новость о получении проекта в свои руки, режиссер вскидывает вверх кулаки и издает такой зловещий рык, что обедающая неподалеку массовка чуть было не роняет тарелки с супом. Джонс — не единственный фанат Варкрафта на площадке. Роб Казински, исполняющий роль Оргрима, наиграл более 400 дней в World of Warcraft, а у художника по визуальным эффектам Билла Вестенхофера три персонажа 90-го уровня. "Билл получил два Оскара, а еще он играет в Варкрафт", — говорит Джонс. "Он полностью отдается процессу. Ребята из Industrial Light and Magic делают нам спецэффекты. Каждые пару лет выходит фильм, задающий новую технологическую планку. На сегодняшний день, Варкрафт — именно такое кино. Конечно, cо временем и оно устареет, но сейчас мы выступаем лидерами". (Прим. перев. Industrial Light and Magic — компания по производству спецэффектов, основанная Джорджем Лукасом. ILM работала над "Звездными Войнами", "Бездной", "Терминатором 2", "Парком Юрского Периода", "Пиратами Карибского Моря".)
 


На вопрос о пасхалках в фильме Джонс отвечает с улыбкой: "Не буду раскрывать все карты. Скажу лишь, что давным давно я состоял в гильдии Ultima Online, которая потом перешла в WoW. Ребята до сих пор играют вместе, и в кино будет кое-что для них". Пошутив напоследок и как будто не веря, что он зарабатывает всем этим на жизнь, Джонс разворачивается и уходит на площадку, где трупам наконец-то разрешают подняться. Судя по увиденному, этот фильм может стать лучшим из всех дополнений для World of Warcraft.