Хроники Шокеджбурга - Один день из жизни студента

 Я, как это ни странно, начинаю новую серию рассказов, которую и надеюсь в будущем успешно продолжать.

Итак, геймерская утопия, затерянный град Шокеджбург, культурный центр города - Академия ГудГейма. Справедливые модераторы, строгие и требовательные учителя и, куда ж без них, ленивые студенты.

Эй, Байрон, или как там тебя, — окрикнул бегущего со всех ног студента повелительный голос сзади. — А ну стой!

Дьявол, — ругнулся тот, но приказ выполнил.

Человек, силой простой фразы остановивший существо, которое, в отличии от неостановимого носорога, спокойно пробивает неуничтожимую стену, медленно и чинно приближался из темноты.

Когда на свет, который давала в узком и тёмном коридоре нижних этажей Академии лишь слабая масляная лампа, показались носки его длинных фиолетовых туфель, Байрон шумно сглотнул.

Т-т-товарищ модератор, — тихо проговорил он. Простите, не со зла ведь…

Со зла или нет, решать будет учитель, — строго ответствовал вышедший из тени Кенг-Цу-Ай, последнее, но явно не слабейшее пополнение модераторского состава. Какой у тебя сейчас урок?

Практический антифлуд… — понурив голову, ответил Байрон. Товарищ модератор, а можно я сам дойду? Я просто не успел…

Это, интересно, почему? неожиданно Кенг-Цу-Ай наклонился к самому лицу провинившегося студента, буравя его пронзающим взглядом своих глубоких искрящихся фиолетовых глаз. Он явно готовился выхватить варномёт при малейшем признаке сопротивления.

Байрон потупился ещё больше, однако умудрённый опытом китайский модератор уже и сам всё понял.

Ты что, мелочь такая, на ВоВ подсел?! рыкнул он.

Порыв ветра, напоминающий о нехилых магических силах модератора, легонько ударил в лицо Байрону. Тот задрожал, как осиновый кол. Слухи, конечно, слухами, а вот только Парнишу, странного паренька из их группы, после встречи с Кенг-Цу-Айем не видел никто. Молва, само собой, тут же окрестила последнего жестоким и несправедливым монстром, а Парнишу было канонизировали. Так бы, скорее всего, и случилось, если бы не вмешательство замдиректора, поставившее всех на место парой очередей из шестиствольного варномёта. Пригрозив при рецидиве применить новейшую разработку Академии варн-ракету, Диан тогда усмехнулся, потрогал дымящимся стволом тела забаненных и ушёл.

Тот урок запомнили все и навсегда спорить с модератором дело гиблое. В прямом и переносном смысле этого слова.

Я… нет, я только чуть-чуть… я только триал попробовать… запинаясь и стараясь не смотреть грозе задротов в глаза, пробормотал Байрон, уже готовясь к самым ужасным последствиям. Надо же было так засидеться в рейде… За такое дело и отчислить из Академии могут!

Ах, триал, значит! А дварф 73 левела теперь в триальный период можно получить?! Колись, падла, покупал ключ?! вскричал разъярённый Кенг-Цу-Ай.

Байрона пробрало до мозга костей. Он ведь может и не разбираться, просто стрельнёт сейчас пару раз варномётом, и всё… И две недели ни слова не сказать, ни в рейд не сходить, ни урока не выучить… А потом ещё учителя накинутся, по какому это такому поводу в бан угодил, ах ты ВоВер проклятый…

Дядя Кенг, прости задрота! взмолился Байрон, понимая, что взять на жалость его последняя надежда. Не хотел я, друзья затащили, Мун попутал, честное слово! Ещё мразь какая-то вчера со мной в рейде сидела, узкоглазый козёл, дох всё время, а рессуректить-то мне! последняя фраза была уже не блефом, а, скорее, криком души.

Ах узкоглазый козёл! Я бы на тебя посмотрел, если бы ты с зеленью в БТ пробежался с «мега-госу»! Да я тебя и твою нубскую гильдию знаешь где видал?! неожиданно тихо прошипел Кенг.

Тут Байрон понял, что влип по-крупному. И всё же, всё же…

Кенг-Цу-Ай, осознав, что спалился по-чёрному, неожиданно замолчал. Так они и стояли Байрон, смотрящий поражёнными глазами в лицо тяжело дышащему от гнева модератору.

Так. Замяли, — неожиданно спокойно сказал тот, — Иди на урок, и чтоб не слова об этом. Потому что хочешь не хочешь, а первым из Академии вылетишь ты. Понял? Кенг договорил фразу, даже не повышая тон. Однако всю серьёзность его намерений молодой студент понял прекрасно.

Так точно, товарищ модератор! – козырнул Байрон, и резко сорвался с места, благодаря Всевидящего Муна и Дедмана-спасителя за такой неожиданный выход из ситуации. Кто бы мог подумать…

А вот и заветная дверь. Чёрный дуб, росший когда-то на берегу Моря Флейма, а теперь надёжно экранирующий комнату от внешнего и, что куда более опасно, внутреннего воздействия. Трижды стукнув в дверь железным кольцом и не дожидаясь ответа, Байрон, тяжело дыша, ворвался в класс.

Увиденное застало его врасплох.

Трое его одногруппников Директ, Спирит и Маузфан, ведя стрельбу короткими очередями из учебных варномётов, медленно приближались к укрытию, находящемуся прямо перед дверью. За ним, то есть прямо перед носом у запыхавшегося Байрона, сидел Ромарио, напряжённо смотря за угол. На руке у него была…

Три тысячи башен! ругнулся Байрон, но поздно. Увидев своё спасение, Ромарио радостно бросился к нему и со всего размаху ударил перчаткой, которая тут же исчезла с его руки и появилась на руке вбежавшего. Именно на него теперь были направлены стволы всех варномётов.

По лбу Байрона скатилась капелька пота. Боковым зрением он заметил силуэты невысокого плюшевого Пельмешки и рыцаря в золотых доспехах, которого выдавал слабо светящийся меч Донта, подкрадывающихся слева.

Более на раздумывая, студент бросился вправо и вовремя, так как сияющий «оффтопик» тут же раскрошил стену в том месте, где он только что находился.

Стандартные варномёты оффтопиками не стреляют… Тут ещё где-то и снайпер сидит, — промелькнуло в голове у Байрона. Грабби бы побрал эти флудогонки!

Позицию, однако, надо было как можно быстрее покидать. Благо пространства в гигантском зале, выстроенным специально для практических занятий и забитым всяческим мусором с более высоких этажей Академии, хватало с лихвой. Кувыркнувшись через баррикаду и махнув рукой, заставляя отступить охотников за баллами, Байрон метнулся дальше, глубже в зал, к краю которого команда модераторов смогла прижать свою несчастную жертву. Конечно, то, что теперь этой несчастной жертвой становился Байрон, его совсем даже не радовало, однако в его случае делать было нечего.

Флудогонки, также называемые «Догони флудера» или «Counter Flood 2.0», были любимой забавой учителя по практике антифлуда Лоунли. Старый эльф, всё своё свободное время посвятивший учебной деятельности в Академии, он всегда презрительно отзывался о теоретической части антифлуда, всегда говоря при этом, что меткость стрельбы из всех видов варномётов ничто не заменит. Во время самих занятий, Лоунли не сидел на месте, а и сам перемещался по импровизированному полю боя, помогая то одной команде, то другой.

Ещё один «оффтопик» свистнул над головой у бегущего, а вот второй задел его, попав по ноге. Байрон вскрикнул не от боли, нет, от осознания того, что одна пятая дела загонщиков сделана. И снайпер сейчас, скорее всего, уже подсчитывает, сколько очков получит, ища голову флудера через оптический прицел…

Неожиданно для самого себя, Байрон понял, к кому он будет пробиваться. Неизвестный снайпер взбесил его до глубины души, а такое не прощалось никому.

Урод Ромарио… найду прирежу! прошептал студент, тем не менее не сбавляя скорости. Он уже вычислил позицию снайпера на груде мониторов в самом углу зала. На сленге это место называлось «монитория», однако снайперы там сидеть не любили. Да, обзор открывался отличный и подойти незамеченным к этой груде металла было невозможно, но…

Но уж если флудер подойдёт, притом имея достаточно хелсов, чтобы прорваться через огонь снайперской оффтоп-винтовки, бежать будет некуда.

Именно этим и собирался воспользоваться хитрый и изворотливый студент, не зря носящий фамилию известного английского писателя и поэта.

Опуская детали и неаппетитные подробности, Байрон смог-таки добраться до противоположного угла зала, потеряв ещё два хита. Теперь, с оставшимися двумя, он сидел за грудой нелицензионных дисков, машинально читая названия и выжидая, пока снайпер, потеряв цель, начнёт перезаряжать винтовку. Он, конечно, мог бы и так попытаться прорваться, но тут уж шансы 50 на 50. Или попадёт или нет.

Наконец, Байрон услышал громкий звук ударившегося об пол магазина, лёгкое шуршание, какое бывает, когда из кобуры достаётся другой…

С диким воплем студент стартовал из-за кучи мусора, в один прыжок оказавшись на условной прямой, ведущей прямо к незадачливому снайперу. До него оставалось всего каких-то пятьдесят метров, которые и обычный человек преодолеет очень быстро.

Человек же, временно наделённый силой Флуда, это расстояние преодолел за пять секунд.

Момент триумфа, момент торжества интеллекта. Байрон взвился в прыжке, чтобы красиво пригвоздить снайпера перчаткой к стене и передать бремя флудера жалкому ламеру… и получил сильнейший удар в спину.

Ужасная боль и последовавшее за этим осознание снайпером просто напросто воспользовались, чтобы привлечь его. А потом взяли и шарахнули самым большим калибром гранатомётом ОРН-14.

- Цель достигнута, флудер уничтожен, потери минимальны, проговорил кто-то сзади низким голосом, в котором условно погибший Байрон узнал своего оппонента Ромарио.

Стану модером первым, кого забаню, будешь ты, клятвенно пообещал развороченным ртом Байрон.

Ты лежи, не дёргайся, — посоветовал Ромарио. Пока ты в ВоВ резался, я скилл в тире набивал. Так что, как говорится, кто-то мозг теряет, а кто-то находит.

Покерист, вот ты кто, — смачно сплюнул только что появившийся Спирит. – И в тире я тебя только один раз видел, так что не гони тут.

Ромарио картинно поднял глаза к небу и покачал головой.

Через полчаса и инструктажа от Лоунли, вся группа дружной толпой валила на S&D, или СИД, как называли этот предмет большинство студентов. Полное его название звучало как Search & Destroy, и состояло, по сути, из отработки навыков общения во внешне нормальном обществе, вычислению флудеров и маскировке под обычного юзера. Предмет вели сразу два преподавателя Кроу и Нэро. Оба, как и Лоунли, в предмете своём шарили, как девушка в сумочке, то есть на все сто, однако после бешеных флудогонок переход был слишком резок, поэтому большинство студентов слушали рассеянно и невнимательно, припоминая друг другу ошибки и делясь впечатлениями о предыдущих уроках.

Ладно, тунеядцы, — наконец, проговорил Кроу. Сделаем так… Это у вас последний урок на сегодня?

Нестройный хор голосов пробормотал что-то утвердительное.

Ещё бы, суббота ведь, — усмехнулся Нэро. Ну, что, отпустим?

Давай так… Народ, слушайте сюда. Сейчас сыграем в «Найди флудера» и по домам. Идея?

В этот раз вышеупомянутый хор не был столь оптимистичен. Выиграть в «найди флудера» у этой безумной пары учителей было практически невозможно, не зря же они вели свой предмет. Попотев час и не получив ровно никаких результатов, студиозисы совершенно выдохлись. Посмеиваясь, Кроу и Нэро отпустили их.

Ладно, народ, неделя кончилась! Это надо отметить! Кто куда?! хлопнул Байрона по плечу Ромарио.

Не, народ, я домой, у меня дела, — пробормотал тот и поспешно ретировался.

Куда это он? удивлённо спросил Маузфан.

Да он ВоВом балуется, — небрежно ответил Ромарио. Как знаете, а я тогда, пожалуй, в кафе.

Столько столов брать будешь? – уточнил Амброзио, до этого тихо державшийся среди своих согруппников и не подававший признаков существования.

Три для разминки, — тут же ответил покерист. Ладно, ребят, удачи вам.

GL HF BB! дружно ответили все остальные.

Стояла прекрасная солнечная погода. Жара, тридцать пять градусов.

Однако бравому Байрону всё было нипочём.

Он штурмовал заснеженные долины Нортренда, а на лице его играла счастливая улыбка.