Интервью: корейская точка зрения

Чем живет корейское сообщество? Что корейцы думают о закрытии Пролиги? Считают ли, что нужно разбанить Life'а? В чем плюсы и минусы Jin Air Starleague? Почему игрокам постоянно дарят подарки? Ответы на эти вопросы можно найти в интервью с Leimmia – известным представителем корейского сообщества и преданным болельщиком soO.

В рамках своего первого корейского интервью автор Team Liquid Mizenhauer провел беседу с Leimmia – девушкой, которая уже долгое время модерирует канал soO, а также является одним из самых преданных поклонников StarCraft 2 в Корее. Речь шла о сообществе корейских поклонников игры, о ее взглядах на стриминг, об SSL, о договорных матчах и о многих других темах.

– Привет. Прежде всего, как тебя зовут?

– Привет. Мое имя Дахые Кан, а на Twitch мой никнейм Leimmia.

– Как давно ты увлекаешься корейским StarCraft’ом?

– Смотреть StarCraft 2 начала в 2012 году, но потом в 2013 году взяла перерыв, который продлился и большую часть 2014 года. Вернулась к игре я уже в середине Heart of the Swarm. Поэтому правильнее будет сказать, что следить за StarCraft’ом я начала в середине 2014 года.

– Кто твои любимые игроки?

– Мои любимые игроки это бывшие участники T1, особенно soO, INnoVation и Classic.

– Ты являешься поклонником soO, но ты пропустила его первые финалы. Следить за игрой ты начала тогда, когда soO уже заработал статус очень хорошего игрока. Как его история повлияла на твое о нем мнение?

– Я знаю soO с момента его дебюта в Brood War, но тогда мне не казалось, что он представляет из себя какого-то особенного игрока. Я думала, что у него есть потенциал, но я не думала что он, а также многие другие игроки в Brood War, перейдет на SC2.

Потом, когда я начала следить за SC2, то обнаружила здесь больше знакомых лиц из BW, чем ожидала – в том числе и soO. Вообще я вернулась к игре как раз после его финалов против INnoVation’а, поэтому на мое мнение о нем никак не повлиял тот уровень игры, который он тогда показывал. Я просто была приятно удивлена тем фактом, что в игру еще играл кто-то, кого я знала. Не могу сказать, почему в конечном счете я стала поклонницей именно soO. Наверное, здесь сработали сразу несколько факторов. Думаю, больше всего сказалась осознание того, что в свое время подававший надежды в Brood War игрок, благодаря упорному труду, смог достичь таких высот в совершенно другой игре. Благодаря soO я поняла, что кто угодно может добиться успеха, если будет достаточно упорно работать – и уважаю его за это.

news_595f9a03644b2.png

– Ты много времени проводишь на канале soO и даже являешься модератором его канала. Иностранные зрители, как правило, очень поддерживают игроков во время стримов, предпочитая ругаться друг с другом и троллить друг друга, а не стримера. А как дело в этом плане обстоит у корейцев?

– Думаю, что корейские зрители ведут себя практически так же. Большинство из нас приходят на стрим для того, чтобы посмотреть за игрой профессиональных игроков, поэтому разговоры в основном идут о том, что происходит в игре, или же на связанные с балансом темы. Когда в чате появляется другой про-игрок, то иногда внимание обращают на него. Я бы сказала, что в целом атмосфера на корейской сцене достаточно дружелюбная.

Но иногда, как это бывает и у иностранных болельщиков, зрители поднимают темы, которые являются табу среди поклонников SC2 – например, договорные матчи. Вполне возможно, что это просто попытки потроллить, но зачастую другие зрители слишком увлекаются обсуждением таких тем. В этот момент начинается работа модератора.

– Как бы ты в целом описала взгляды на стриминг в Корее? Потому что теперь корейские болельщики, как и иностранные, могут наблюдать на стримах за игрой своих любимых игроков, ранее выступавших за команды KeSPA.

– Думаю, что теперь, когда у большинства игроков нет команд, главной целью стриминга является мотивация и обретение чувства цели.

Команд больше нет, поэтому игрокам никто больше не говорит, что им нужно тренироваться. Они обо всем должны думать сами, будь то тренировки или же домашние заботы. Прогеймеры сейчас больше похожи на фрилансеров, которым нужно зарабатывать, выигрывая на турнирах. Все определяется усилиями, которые прикладывают игроки. Если нет результатов, то игрокам сложно оставаться активными.

В целом мне кажется, что стриминг сейчас очень важен, потому что благодаря стримам у игроков появляется мотивация для тренировок даже тогда, когда у них нет настроения. Думаю, у каждого игрока свой взгляд на эту ситуацию, но лично мое мнение вот такое.

– Ты заговорила про доходы и про мотивацию игроков. Многие поклонники игры часто забывают, что за возможность стримить игроки заплатили потерей фиксированной зарплаты и тимхаусов. Как думаешь, корейские фанаты лучше помнят об этом?

– Мы не можем не помнить, почему игроки начали стримить – пусть даже эти стримы и приносят нам радость. Когда игроки выступали за профессиональные команды, то они не стримили главным образом из-за опасений раскрыть свои билды или стратегии тренировок. В конце концов, для команд главным приоритетом были результаты на Пролиге. Корейским фанатам, впрочем, нравится смотреть стримы. Мы можем постоянно быть в курсе того, в какой форме находится игрок, и лучше познакомиться с его стилем. Но все равно есть горький привкус. Хотя если бы команды до сих пор существовали, то у про-игроков не было бы причин стримить. Получается такая вот смесь горечи и радости.

Что касается финансовой стороны вопроса, то лично мне не кажется, что стриминг значительно сказывается на доходах игроков. В конечном счете, они профессиональные игроки в StarCraft 2. Они не учились стримить, не исследовали эту сферу, поэтому понятно, что развлекать зрителей они не очень умеют. Стримы хороши тем, что позволяют игрокам тренироваться и общаться с болельщиками, но я не думаю, что игрокам стоит серьезно концентрироваться на стриминге, или же стримить профессионально. Если они планируют продолжать профессиональные карьеры, то и для них, и для болельщиков будет лучше, если они сфокусируются на достижении результатов на турнирах.

– Давай поговорим о "настоящей жизни" StarCraft’а. Как я уже говорил, после закрытия Пролиги корейская сцене претерпела серьезные изменения. Почему фанаты так сильно любили Пролигу, если сравнивать с индивидуальными турнирами?

– На Пролиге на первый план выходят не отдельные люди, а команды. Думаю, что это ощущение дружбы и принадлежности передавалось и поклонникам игры. Для нас было важно, чтобы наша команда показывала хорошие результаты, потому что мы знали, что для этого требуются успехи не отдельного игрока, но хорошая совместная работа.

На индивидуальных лигах в более поздние раунды проходят только те игроки, которые показывают хорошую игру. А на Пролиге можно увидеть всю команду – даже тех игроков, которые не выйдут на матч. Еще можно увидеть, как игроки общаются друг с другом, шутят, да и вообще со стороны выглядят, как семья. Фанаты тоже могут быть частью этого. Наша поддержка связывает нас с игроками. Индивидуальные лиги по-своему привлекательны, но вот вам причины, по которым корейские зрители так много лет любили Пролигу. Она давала шанс поболеть за всех игроков сразу. И лично у меня осталось больше воспоминаний, связанных с Пролигой, нежели с индивидуальными турнирами.



– Одна из причин, которой объясняют закрытие Пролиги, являются договорные матчи. Stork даже говорил, что проблема договорных матчей стала основным фактором, из-за которого от Пролиги отвернулись спонсоры. Корейские поклонники игры считают так же?

– Если бы не этот скандал, то Пролига, может быть, нашла бы другого спонсора, либо же последний спонсор решил продлить партнерские отношения на еще один сезон. Договорные матчи нанесли серьезный удар по имиджу спонсора. Думаю, все поклонники игры в Корее сходятся во мнении, что именно договорные матчи сыграли решающую роль в закрытии Пролиги.

– Безусловно, самым известным участником договорных матчей в истории StarCraft 2 является Life. Среди иностранных болельщиков есть очень много людей, которые его защищают. В Корее такие тоже находятся?

– Я таких не встречала. Корейские поклонники игры уже пережили серьезный скандал с договорными матчами в Brood War, и мы были полны решимости учесть этот опыт и не повторить ошибок. Когда это произошло снова, все были глубоко потрясены. Небольшая разница между случаем с Life’ом и договорными матчами в Brood War заключалась в том, что игроки в Brood War, некогда бывшие на высоте, в то время уже не показывали хороших результатов. Но Life ведь совсем недавно занял второе место на BlizzCon. У него не было проблем с результатами, он был в хорошей форме, и сам факт того, что он стал заниматься договорными матчами несмотря на то, что дела у него шли хорошо, глубоко потрясает. У него была многообещающая карьера, его любили болельщики.

Вот почему корейские болельщики очень однозначно высказываются на счет тех игроков, которых уличили в договорных матчах – не только о Life, но и о всех остальных. У нас нет никакой терпимости к договорным играм. Может быть, конечно, и есть люди, которые пытаются его защищать, но я таких не знаю. Если кто-то и попробовал бы, то другие фанаты отнеслись бы к этому очень критически.

–  Некоторые говорят, что Life еще очень молод; другие отмечают, что он всего лишь сжульничал в видеоигре, и не заслуживает пожизненного бана. Что бы ты сказала этим людям?

– Прежде всего, я не думаю, что молодостью можно оправдывать преступления. Он играл в StarCraft 2 и знал, какой вред договорные матчи нанесли Brood War’у, поэтому никогда не должен был даже пытаться жульничать ради личной выгоды. Я считаю, что это очень даже честно – то, что он несет ответственность за свои действия.

Многие представители корейской сцены называли 2015 год Возрождением. В этом году хорошо шли дела у Пролиги, процветали индивидуальные соревнования. Но действия Life’а, а также действия других людей, причастных к подставным матчам, бросили тень на будущее сцены. Поэтому я считаю, что нет причин, по которым стоит защищать кого бы то ни было, причастного к договорным играм. Пожизненный бан – очевидная мера. Я понимаю, что мнения в Корее и за рубежом могут разниться, но корейские болельщики, которые искренне любят StarCraft 2, не считают такое наказание слишком строгим.

– Хардкорные иностранные поклонники корейской сцены во многом разделяют такое мнение. Life’а оправдывают в большей степени казупальные фанаты, которые смотря игру только во время BlizzCon’а и самых крупных турниров. А что говорят казуальные корейские фанаты?

– Организация договорных матчей в Корее считается преступлением, поэтому редко кто защищает договорняки.

Скандал с договорными матчами в Brood War настолько широко освещался в прессе, что о нем знали даже те корейцы, которые не следят за киберспортом и не знают о нем. Здесь практически то же самое. Большинство людей, узнай они об очередном таком же инциденте, выражаются в духе "то, что это произошло снова, потрясает до глубины души", или же "я слышал, что это хороший игрок, почему он так поступил?". Не думаю, что даже среди казуалов найдется много тех, кто попытается найти оправдание договорнякам.

– В начале 2017 года казалось, что единственным корейским турниром останется GSL. А сейчас одновременно идут три лиги. Можно сравнить эту ситуацию с 2015 годом, когда в Корее одновременно проходили сезоны SSL, GSL и Пролиги?

– Если сравнивать с 2015 годом, то сейчас ощущения похожи на прогулку по тонкому льду. Честно говоря, я не думала, что на просмотр турниров в 2017 году будет уходить так много времени. Я очень благодарна организаторам за то, что проводится так много лиг, как в онлайне, так и оффлайн. Это свидетельствует о том, насколько много людей любят StarCraft 2 и насколько верны игре организаторы. Тем не менее, эти соревнования выглядят менее стабильными по сравнению с Пролигой, в качестве спонсоров которой выступали крупные компании.

Впрочем, у игроков есть возможность принимать участие во всех этих соревнованиях, а у преданных фанатов есть возможность постоянно следить за их выступлениями. Кроме этого, студия Afreeca Onpoong Studio (GSLTV) проводит турниры для любителей. Сцена SC2 не сможет выжить без притока новых игроков, и хоть я и не уверена в том, что турниры для любителей серьезно повлияют на обстановку, они могут подтолкнуть игроков-любителей к участию в соревнованиях. Если же все пойдет хорошо, то у нас может появиться хотя бы еще один новый профессиональный игрок в SC2. Надеюсь, что на корейской сцене, центром которой выступает GSL, лиги поменьше в 2018 году прибавят в популярности, и SC2 в Корее расширит свою аудиторию.

– В этом сезоне к корейским лигам в последний момент добавилась SSL, чему все были только рады. Первый сезон уже закончился, и как ты думаешь, он понравился поклонникам игры? Они с большим или меньшим интересом ждут второй сезон? И было ли какое-то разочарование в связи с тем, что Blizzard не поддержали эту лигу так же, как они поддерживают GSL?

– Не думаю, что кто-то был разочарован недостатком поддержки со стороны Blizzard. Мы вообще думали что сезона SSL не будет, потому что эта лига не упоминалась в формате WCS. И мы все очень благодарны организаторам за то, что эта лига вернулась. Впрочем, определенную критику вызвал формат SSL, а также тот факт, что попавшие в премьер-дивизион игроки получили слишком много привилегий. На второй сезон в квалификациях разыгрывалось только 6 слотов в челленджер-дивизион, и никто не знает, будет ли у SSL сезон на следующий год, поэтому нет уверенности даже в том, что будет премьер-дивизион.

Также есть мнение, что игрокам челленджера приходится несладко – особенно тем, кто прошел во второй сезон через квалификации. Игры челленджер-турнира начинаются в 10 часов вечера в воскресенье, а в студию даже не пускают зрителей, и поэтому некоторые задаются вопросом о том, есть ли вообще смысл проводить эти игры оффлайн. Я тоже об этом думала, потому как есть ведь игроки, которые живут достаточно далеко. Если учитывать расходы на переезд или на аренду жилья, а также тот факт, что из-за этого турнира игрокам приходится каждую неделю мотаться туда-сюда, то мы можем прийти к выводу о том, что такой турнир было бы лучше проводить онлайн.

Впрочем, благодаря круговому формату игр в турнире появляется своеобразная интрига. В прошлом сезоне до самого момента нельзя быть точно уверенным в том, кто именно пройдет в плей-офф. Но с другой стороны, на ранних стадиях турнира игроки выступали не с таким энтузиазмом, как ближе к финальным этапам. На первых кругах было стойкое ощущение того, что неважно, кто победил и кто проиграл. Но по мере того, как турнир набирал ход, игроки, кажется, начали лучше готовиться. Лично я думаю, что круговой формат вовсе не плох.

news_595f9aba2968b.png

– В Корее можно посещать игры трех лиг – VSL, SSL, GSL. Ты была на всех трех турнирах. Там собираются одни и те же люди, или же есть и новые лица?

– Очень много знакомых лиц. Я вижу определенных людей на каждом турнире.

– А что на счет новых лиц? На лигах появляются новые зрители?

На игры приходит довольно много зрителей, поэтому наверняка там есть и новые лица, но я не очень внимательно за этим слежу. Если говорить о GSL, то ее приходит посмотреть много людей, и большую часть аудитории я не знаю. У SSL относительно небольшая аудитория, а у VSL аудитория еще меньше, потому что здесь в студию пускают по предварительной записи. Плюс, у студии VSL не самое удобное месторасположение даже для жителей Сеула. Поэтому на играх этой лиги в основном собираются знакомые люди, которых я вижу постоянно.

– Многие иностранные поклонники, включая и меня самого, мечтают приехать в Корею и увидеть GSL вживую. Вы же пользуетесь этой возможностью уже несколько лет. Вы чувствуете, что вам как-то особенно повезло с тем, насколько много StarCraft’а находится рядом?

– SC2 сейчас действительно является не самой популярной игрой, но за этой дисциплиной по-прежнему следит множество фанатов. Корейские игроки лучшие в мире, и я думаю, что мне очень повезло, что я могу посещать их игры лично и разделять это удовольствие с другими болельщиками.

При всем при этом, поехать на BlizzCon – это совсем другая история. Я бы очень хотела побывать на BlizzCon’е!

– Знаете, очень мало кому удается добыть билет на BlizzCon. Их разбирают мгновенно.

– Как-то раз я пыталась забронировать билет, но не смогла. Спрос на них очень высок, потому что на BlizzCon съезжаются любители всех игр от Blizzard.

– Быть фанатом игры в Корее и быть фанатов игры за рубежом – очень разные вещи. "Плотность" и размеры сцены, а также частота проводимых турниров позволяют вам постоянно общаться с игроками, ну либо постоянно держать их на виду – возможность, которой у иностранных болельщиков может не быть. Каково быть частью корейской сцены, где можно постоянно следить за выступлениями любимых игроков?

– Я живу в Корее, но не в Сеуле, поэтому я не могу посещать турниры так часто, как хотела бы, ведь мне еще нужно работать. Просмотр турниров вживую это и вправду уникальный опыт, связанный с определенными атмосферой и эмоциональным напряжением. У корейских болельщиков есть возможность прямо пообщаться с игроками и задать им связанные с игрой вопросы, либо же попросить автограф. Да, все турниры проходят в Сеуле, но у нас не как в других странах, где города расположены настолько далеко друг от друга, что поездка на турнир требует серьезных действий и решений. В этом плане фанатам в Корее очень повезло – посещать все турниры можно при минимуме планирования.

– Если говорить об общении с игроками, то нужно отметить, что в корейской культуре, кажется, процветает культура дарения подарков. Например, поклонник soO дарит ему диск Twice, или же участник Twice получает коробку мяса – фанаты, судя по всему, дарят своим кумирам много подарков. Как это влияет на общение между игроками и их поклонниками, и как фанаты воспринимают игроков в профессиональном и личном плане?

– Я бы не сказала, что подарки серьезно сказываются. Дарить подарки – это просто способ поддержать игроков. Более доступными в личном плане они от этого не становятся.

В Корее в порядке вещей доносить какие-то сообщения в виде подарков. Подарки ведь дарят не только в Корее, хотя я и понимаю, что в других странах это не так распространено. Некоторые поклонники League of Legends, с которыми мне доводилось общаться, удивлялись тому, что мы дарим подарки. Но подарки – это выражение поддержки, они не воспринимаются как что-то личное. Болельщики стараются поддерживать игроков, а игроки, в свою очередь, выражают свою благодарность.

При этом мне кажется, что иностранные болельщики точно так же хотят поддерживать своих любимых игроков, как и корейские. Мы просто по-разному передаем наши сообщения. Я думаю, за рубежом также сказывается тот факт, что уже само по себе посещение турниров стоит немалых денег и занимает немало времени.

– Тебя можно было увидеть в промо-ролике к финалу первого сезона Afreeca GSL. Это, должно быть, за пределами всего, о чем может только мечтать болельщик. Как тебе возможность поддержать одного из любимых игроков таким образом?

– Это видео сняли после полуфинальных матчей. Я пыталась отказаться, но мне не позволили. Думаю, это просто совпадение, что в кадре оказалась я. Может быть, это промо и не показали по телевидению, но для меня это был совершенно новый опыт – обратиться с сообщение к столько большому числу людей. Я до сих пор чувствую себя неловко, поэтому так ни разу и не пересмотрела этот фрагмент. Но я, все же, смогла сказать слова поддержки в адрес игрока, за которого болела в гранд-финале. Думаю, что в свою речь я сумела вложить все, что хотела сказать soO, поэтому это интервью всегда будет много для меня значить.

– Такой тесной связи с корейскими игроками – например, возможности напрямую задавать игрокам вопросы – давно уже не хватает иностранным болельщикам. Многие этим же фактором объясняют потерю своего интереса к корейской сцене. У нас существует такой термин, как "безликие корейцы". Maru, например, показывал очень интересные игры, но из-за его еле живых интервью от него отвернулись многие болельщики. А корейские поклонники игры знают о существовании такого выражения?

– Да, мы знаем, что есть что-то подобное, но я не думала, что зайдет настолько далеко, что нас будут называть "безликими". Но я думаю, что это естественно, потому что существует не так уж много способов познакомиться с игроками, и все эти способы весьма "односторонние". Все, что мы можем делать – это смотреть за игрой, слушать интервью, а также иногда пообщаться на ток-шоу. Поэтому, наверное, это справедливая критика, раз уж у иностранцев нет возможности посмотреть на игроков с другой стороны. В качестве примера вы привели Maru, но он сейчас гораздо лучше на интервью, нежели раньше. Вообще многие игроки слишком зажаты во время интервью, они сложно им даются.

Надеюсь, люди понимают, что во время интервью игроки не показывают всех себя. Так-то они все очень разные и временами даже веселые. Думаю, что стриминг как раз может помочь познакомиться с другой стороной наших игроков. Например, до того, как INnoVation начал стримить, я считала его очень тихим, немногословным и скучным человеком, но в итоге была приятно удивлена тем фактом, что он, на самом деле, довольно-таки веселый. Поэтому я считаю, что в дальнейшем восприятие может измениться еще больше. Надеюсь, что стриминг положительно скажется в этом плане.

news_595f9b446ed82.png

– В первом и втором сезона GSL принимали участие иностранные игроки – Scarlett и MajOr. На третий сезон в Корею приедет Neeb. Этих игроков воспринимают, как серьезных соперников? И пользуется ли кто-то из них популярностью среди корейских поклонников игры?

– Я думаю, что если иностранцы будут много тренироваться и им повезет с группой, то они могут пройти в Ro16. Например, я понимаю, что Scarlett и Neeb очень сильны в своих зеркальных матч-апах, поэтому если им повезет получить "зеркалки", то у обоих есть шансы на выход в следующую стадию. MajOr также смотрится очень сильно во время игр на турнирах и стримов. У него сложился довольно забавный образ, потому что он просто-таки одержим TY, но я слышала, что он помогает многим прогеймерам с тренировками, и это очень хорошо. Если у него в группе будет много зергов, то он тоже может пройти дальше. Может быть, потребуется определенная доля везения, но мне кажется, что у всех иностранных игроков есть хорошие шансы на выход в следующую стадию – при условии, что они будут много тренироваться.

Что касается популярных в Корее иностранцев… Ну, мемом пока что никто не стал. Думаю, здесь известен (или, скорее, печально известен) Nerchio – благодаря его комментариям в твиттере.

– Ты уже давно наблюдаешь за корейскими игроками, поэтому сейчас мы отдадим дань уважения Lichter’у, который в прошлый раз выдал целую гневную тираду из-за того, что мы не задали знаменитый пиратский вопрос… Так вот, если бы дорогих тебе людей или твою семью захватили бы пираты, и на операцию по их спасению ты могла бы взять только трех прогеймеров, то кого бы ты выбрала, и почему?

– Личные предпочтения не учитываются? Ну, если выбирать исключительно по игровым талантам, то я бы взяла INnoVation’а, Classic’а и, для расового баланса, soO.

Хм, а почему именно этих трех? Если прогеймеры будут играть с пиратами в SC2, то INnoVation это топовый игрок, о терранах без него и речи быть не может. Classic также является одним из лучших представителей своей расы. А в случае с soO – да, я выбрала его для того, чтобы в компании были представители всех трех рас, но мой опыт подсказывает, что не стоит игнорировать многообразие рас, как это сделали команда No Toss на VSL. Плюс, они все являются хорошими друзьями, поэтому смогут вместе решить проблему.

– Было очень приятно побеседовать с тобой, Leim. Если в заключение интервью ты хотела бы что-нибудь сказать своим любимым игрокам или иностранным болельщикам, то не стесняйся!

– Игрокам, за которых я болею, я хочу сказать, что знаю, что вы всегда много работали и до сих пор продолжаете это делать. Я уверена, что если вы будете так же трудиться и дальше, то достигнете тех результатов, на которые рассчитываете. Я и другие болельщики будем вас поддерживать.

Иностранным болельщикам я хотела бы сказать, что наши игроки очень много работают, и спасибо вам за ваш интерес к корейской сцене. Надеюсь, что вы будете и дальше следить за корейским StarCraft’ом!

Спасибо за то, что прочитали это интервью, и спасибо Mizenhauer’у за предоставленную возможность.


  • Автор оригинального интервью: Mizenhauer @ TeamLiquid.net.
  • У Leimmia также есть твиттер, в котором можно найти фотографии с различных турниров.
  • Перевод интервью: Verecunda.