Интервью с Ан "Balls" Ли

Известный американский журналист Винс Наирн поговорил с топлейнером C9 и одним из старейших игроков команды — Аном "Balls" Ли об истоках Cloud9, эффекте Hai и успехе League of Legends.

На этих выходных Cloud9, закончившие регулярный сплит на 3 месте со счетом 12-6, примут участие в плей-оффах NA LCS. Для команды, все еще пытающейся стать менее зависимой от своего звездного игрока Hai “Hai” Du Lam. В предсезоне они подписали двух новых игроков, Lee “Rush” Yoon-jae и Michael “Bunny FuFuu” Kurylo, но, как оказалось позднее, Hai все еще жизненно необходим C9. 

Топлейнер An "Balls" Le - один из игроков, которые были в Cloud9 с самого начала. В своем интервью с Slingshot он рассказал о том, как начинал играть в League of Legends, как изменилась игра за эти годы и как работают Hai и BunnyFuFu.


Ты был одним из первых игроков Cloud9. Каково это — быть в организации с самого начала и наблюдать за ее ростом и развитием?
На самом деле, это очень круто, что я был с С9 с самого начала. Я даже и не осознавал, как долго я нахожусь в команде. Уже почти четыре года. Было здорово наблюдать за тем, как растет количество наших фанатов и видеть, как далеко мы смогли зайти.
Думаю, что в рамках League of Legends три года - это все равно что десять лет в реальной жизни. Говоря не только о С9, как развивалась киберспортивная сцена с твоей точки зрения?
Я никогда даже и не думал, что киберспорт вырастет настолько. Я просто играл в свое удовольствие. Просто хобби в свободное от школы время. Но постепенно масштабы росли, я начал принимать участие в LANах, и все завертелось.
Как ты начал играть? Что привело тебя к League of Legends?
По-моему, все началось с моего двоюродного брата, он начал играть в бету, и как-то раз я пришел к нему в гости и спросил, во что он играет. Он сказал, что это MOBA, League of Legends. Я понятия не имел, что происходит на экране. Пять игроков против других пяти игроков. Мой брат сказал, что мне стоит попробовать. 

Сначала это было довольно странно. Я играл на Твистед Фейте. В начале игры я понятия не имел, что покупать, поэтому начинал с 9 хп-потов и 10 мана-потов. Я играл так плохо, что мой двоюродный брат не хотел играть вместе со мной. Но я продолжал играть.

Насколько я помню, до LoL я не играл ни в одну MOBA. Я даже не подозревал о существовании DotA. Я не играл в HoN. Лига Легенд была моей первой игрой этого жанра. 

25622478632_d0ceb5e0d1_b.jpg

В какой момент ты понял, что можешь извлечь из своего хобби какую-то пользу?
Ну, прежде всего, пожалуй, стоит упомянуть систему ранкедов в солоку. Мне нужно было стать одним из лучших. По-моему, в то время не было дивизиона челленджеров, был просто даймонд, и твой рейтинг изменялся от 2 000 до 2 400. Это было во время 1 и 2 сезона. Я просто забрался в топ игроков, а когда ты там, тебя начинают замечать другие. Ты заводишь друзей, создаешь вместе с ними команду и начинаешь участвовать в LAN-турнирах. Ты встречаешь другие команды, и они тоже начинают тебя замечать, у тебя складывается хорошая репутация. Так и случилось со мной, люди стали думать, что я хороший топлейнер. А потом я встретил Jason “WildTurtle” Tran и Hai “Hai” Du Lam, и они взяли меня к себе. 
Совсем не похоже на то, как дела обстоят сейчас с челленджерами. Ты просто встречал людей и создавал с ними команды.
Ага. Было много разных Go4LoL. Недельный приз был, кажется, около 50$? Или 20$? Не помню точно, но они были очень маленькими. А за месяц, по-моему, было 500$. Да, точно, за неделю давали 100$, а за месяц 500$. Были дни, когда мы с моей командой APictureOfAGoose не выигрывали даже это. 
А потом однажды мы встретились с CLG, где Kobe играл на Амуму. И это было страшно.
Что ты думаешь о нынешнем положении дел, со всей появившейся инфраструктурой, которой не было, когда ты начинал играть?
Было здорово наблюдать, как маленькие турниры постепенно росли и становились более профессиональными. Сначала это были просто мероприятия от MLG, на которых было очень мало места. Наши противники сидели прямо напротив нас, и когда кто-то громко кричал, можно было легко услышать их даже через наушники, так близко мы были. Просто невероятно, как от таких мероприятий киберспорт перешел к стадионам. Сложно даже поверить в то, как все изменилось.
Какие самые большие отличия того, что было раньше, от того, что есть сейчас?
Думаю, что самое большое отличие заключается в формате турниров, так как тогда не существовало LCS. Мы играли в турнирной сетке, и если результаты были достаточно хорошими, мы ехали на LAN. После этого была жеребьевка, и мы узнавали, против кого играем. Формат почти как в теннисе. Ну и в то время мы не играли на большой сцене. Мы играли в непримечательных местах, и только самые успешные команды играли на главной сцене решающие игры. Круто то, что LCS позволяет видеть, как фанаты смотрят за твоей игрой. Тогда нам казалось, что за нами не смотрит никто.
А какими были зрители на первых турнирах?
Обычно была какая-то публика у главной сцены. Может быть, у TSM или других, более популярных команд, были свои фанаты. На этом все.

25287256604_5905382e27_b.jpg

Вернемся к твоей нынешней команде. В этом году вы подписали Rush, и это было довольно крупным трансфером. Как вы сработались за этот сплит?
Думаю, этот сплит был больше проверкой, сможет ли Bunny заменить Hai, но это не сработало, так как с Bunny у нас ничего не получалось. Мне кажется, что развитие нашей уверенности в себе и всего такого без Hai помогает нам становиться лучше и играть лучше в скримах. Так что если мы в будущем решим играть с Bunny, мы сможем собраться и хорошо выступить. 
С другой стороны, мы заметили, что когда во время игры мы разговариваем больше, и при этом если с нами есть Hai, наши результаты еще лучше. Так что посмотрим, как все будет в будущем.
Не то чтобы он вас бустил, но все-таки: какой эффект оказывает на команду его присутствие во время игры?
Ну, мы играли вместе с ним с самого начала, так что мы просто привыкли к тому, что он есть в игре, и с ним мы много говорим. Когда Hai спрашивает, мы отвечаем. И просто много говорим. Без Hai все совсем не так, и мы этого не замечали, пока он не ушел. Также мы заметили, что без него мы говорим меньше, так что мы постараемся это исправить.