Почему?
Пусть никого не пугает обращение к читателям как к группе моих единомышленников - я действительно искренне верю, что среди флудильщиков гудгейма такие могут найтись. Заранее приношу извинения за недостаточную структурированность текста - я постараюсь в ближайшее время исправить этот недостаток.
 
Огромная просьба: если видите возможность более точно сформулировать мысли, которые вы заметите в нижеприведенном тексте - непременно расскажите! Точно так же - расскажите, если видите сомнительные моменты.
___________________________
 
1. В замечательном художественном фильме "Терминатор-2" малыш Джон Коннор задвигал роботу из будущего, что, дескать, людей убивать нельзя. Терминатор под конец каким-то образом этой мыслью проникся - по крайней мере, в финале то ли Сара, то ли Джон (я не помню, чей там был голос) выражали уверенность в этом, а также надежду на то, что когда-нибудь то же самое поймут и люди.
 
Тем не менее, тема осталась нераскрытой, и не раскрыта она до сих пор. Убогие умом верующие отдают решение таких важных вопросов на аутсорсинг своим религиозным вождям, и потому лишены не только нравственной самостоятельности, но и возможности что-то убедительно доказывать людям, не испытывающим сочувствия к положениям их религии - причем никогда, вообще никогда, ибо предельные основания у них принципиально иные. Так что я искренне уверен, что подобные вопросы если и могут быть окончательно решены, то только в рамках атеистического, то есть извините за выражение экзорелигиозного, извините за выражение дискурса.
 
Здесь могли бы пригодиться так называемые гуманитарные науки, однако их деятели заняты чем угодно, кроме поиска областей практического применения своих знаний. Все придется делать нам самим, а иначе ничего сделано не будет ни в каком виде. Мой убогий почин и мое поражение ни в коем случае не могут служить однозначным доказательством бесполезности, безнадежности и бессмысленности всей затеи. Итак - почему же?
 
Несмотря на кажущееся богатство и кажущуюся ресурсную состоятельность современного мира, на выращивание одного отдельного экземпляра человека человечество тратит очень много сил. Здесь тебе и профподготовка кадров, и техоснащение, и непосредственные трудозатраты на фактическое производство маленьких детей [1], и такие же затраты на их дошкольное воспитание [2], затраты на обучение этих особей базовым интеллектуальным навыкам и основам наук, профессиональную подготовку (этот период начинается с послешкольным обучением и длится до нескольких лет после начала работы) и так далее, и все это время человека нужно лечить, перевозить его тушу на транспорте, обеспечивать ему санитарные условия, еду, и сверх того, что совсем уж кажется издевательством, возможность досуга, а не то он начнет творить невообразимую херню.
 
Можно было бы отвлечься на описание исторических примеров обществ, пытавшихся оптимизировать затраты, и, вполне возможно, где-то в этой стороне есть информация, полезная для желающих обустроить общество. Однако я сейчас не об этом. Я просто констатирую факт: общество на самом деле тратит много сил на то, чтобы вырастить один отдельный экземпляр человека. И этот человек может быть этому обществу полезен. Теоретически. Практически, конечно, полезными оказываются далеко не все, однако это, как хотелось бы верить - перегибы, организационный изъян, который с переформатированием общества может быть окончательно заборот. И даже то, каким образом будет произведено это переформатирование, когда оно случится, как будет выглядеть такое переформатированное общество - это вопрос десятый или даже двадцать пятый. Речь исключительно о том, что трата жизни любого человека - расточительство, то есть даже в отрыве от рассуждений о сочувствии людям, в отрыве от постановки себя на место убитого убийство обществу в минус. Просто потому, что убитый лишается возможности приносить этому обществу пользу.
 
Стоит сказать, что и сопереживательные аргументы, и аргумент об общественных затратах ни черта не стоят и никого не убедят, и отвечая коротко и принципиально на вопрос "можно ли убивать людей" многие ответят "однозначно, да" - имея ввиду, что ситуации бывают разные и люди бывают разные, и если на тебя, мол, нападают, ты вынужден защищаться. Переформулирование вопроса и приведение его к виду "можно ли убивать людей, выходя за рамки необходимой самообороны?" также ни к чему не приведет, ибо сразу же появятся желающие расширить пределы необходимой самообороны и заявляющие, что торговцы наркотиками убивают общество, а значит их необходимо - того, что убийцы начали первые, значит их тоже того, что от чиновников берущих многомиллионные взятки и распиливающих миллиарды, огромный вред, несопоставимый с ценой их жизни, а значит и их того, и эдак понятие "самооборона", особенно в виде "самооборона общества" можно в каждом отдельном случае натягивать на конкретные обстоятельства, в общем, суть будет одна - бессмысленный и бесконечный диалог о терминах, а значит окончательного решения вопроса не состоится.
 
2. Для того, чтобы приблизить окончательное решение, определимся с важным, хотя это и не вполне относится к первоначальной теме, а относится к формату обсуждения этой темы. То есть надо отделить важное от мусора. Мусор - это любые возможные обсуждения суровой практики этого грубого и злого мира. То есть - да, продажные полицейские выпускают преступников на свободу, да, бандиты ходят по улицам, а укравшие сырок в супермаркете старушки если не умирают от стыда, то садятся на тридцать лет и три года в тюрьму, где плесень на облезлых стенах, а с потолка капает вода. Наш мир ужасен и жесток, это так, но речь не должна идти об этом. Речь не должна идти о том, что все наши аргументы - это рассуждения о сферических конях в вакууме, а реальность заставляет быть жестче.
 
Просто потому, что наши рассуждения - они о наших принципах. Не о том, как забороть преступность или победить лень и разложение в нашей сегодняшней стране. А о том, каким образом мы должны действовать вообще, в принципе, безотносительно к конкретной ситуации. Мы говорим о том, что станет частью нашей личности, а не возможном взаимодействии нашей личности со средой. Я понимаю сейчас, что читатель может запутаться в рассуждениях, но постарайтесь понять: несмотря на окружающие условия или специфику решаемых нами задач, наши внутренние убеждения могут и должны оставаться неизменными, хотя в обратном нас многие будут пытаться заставить поверить. Участие в таких попытках путем обсуждения выдвигаемых аргументов сильно задержит нас, поэтому каждый включающийся в такие обсуждения, должен осознавать степень погружения в эти обсуждения, необходимую для достижения положительного результата.
 
3. Еще пара слов о морали и нравственности. Исторически сложилось так (хотя более знающие товарищи могут меня поправить), что сначала человек что-то чувствует, а уж потом пытается это чувствуемое описать словами, то есть он увлеченно рефлексирует и выдает какой-то кусок речи, который с большей или меньшей точностью выражает чувствуемое им. При этом основания для того, чтобы это чувствовать, им не осознаются, однако субъективно воспринимаются как не то, что достаточные - как абсолютно достаточные. Упрощенный пример: кому-то в детстве родители дали директиву "слабых обижать нельзя, а надо защищать", и он этой директиве следует. Или ему дали директиву "девочек бить нельзя, надо защищать". И он этой директиве следует. Все, что ему покажется отступлением от оной он будет считать нарушением морально-нравственных принципов. Разумеется, реально даваемые директивы сложнее, плюс вместо непосредственных директив могут быть втемяшены основания для того, чтобы вести себя так или иначе. Суть в том, что вбитые в голову с детства неосознаваемые директивы человек будет воспринимать как вполне обязательные для всех нормы. И любых сомневающихся наш человек сходу причислит к моральным уродам, невоспитанным дегенератам и проч. Стоит отметить, что уместность или полезность исповедуемых моральных норм не только не подвергается сомнению - она вообще не имеет никакого отношения к субъективной уверенности в своей правоте и неправоте всех остальных. И никакие сознательные рассуждения этой уверенности поколебать не могут - поскольку исходит уверенность вовсе не из сознательных рассуждений.
 
Связь с сознательными рассуждениями, однако, имеется. В том смысле, что изначальная директива может подвергнуться трансформации, усложниться, и осуществить такую трансформацию чужих мозгов многим вполне по силам. Как это работает: заставляя человека решать сложные для него нравственные задачи, в которых равноценные нравственные директивы будут сталкиваться, мы заставим его совершить некий духовный труд и уточнить свою позицию. Подталкивая его в определенную сторону, мы имеем возможность получить нужный нам результат. Точно так же можно поместить в сознание человека новую директиву, в случае, когда есть для нее свободное место. Здесь, однако, рукопись обрывается, автор устал и продолжит как-нибудь в другой раз.
 
______________________
 
[1] - стоит отметить, что затраты здесь во многом избыточны, то есть даже без приложения общественных усилий хоть как-нибудь воспроизводство вида продолжалось бы, и с определенного момента рост затрат на медицинское обеспечение репродукции непропорциональны росту рождаемости, но это ладно, черт бы с ним.
[2] - которое может задавать всю динамику развития и предел роста, хотя это и интуитивные прикидки - мне просто неоткуда брать достоверную информацию, в капиталистическом мире генерируется не та информация, которая способствует прогрессу науки, а та, которую можно более эффективно монетизировать.