Андрей Соболев (DEADMAN) УМЕР!
Заявление-жалоба (ссылка, нужно промотать ниже)
 
Прошу Вас провести расследование по факту сокрытия сотрудниками ОВД «Тропарево-Никулино» УВД ЗАО г. Москвы преступления – смерти моего сына – Соболева Андрея Николаевича, 07.08.1988 г.р., уроженца г. Москвы, проживающего со мной по одному адресу.
29 сентября 2009 года по адресу: г. Москва, Мичуринский пр-кт «Олимпийская деревня», д. 25, в 20 час. 15 мин., сотрудниками ОВД «Тропарево-Никулино» УВД ЗАО г. Москвы был зафиксирован труп молодого человека (причина смерти – падение с высоты) КУСП № 10528 от 29.09.2009 г.; информация получена мною в ходе устной беседы 03.11.2009 г. от Чугунова Алексея (возможно, Чугинова, записала неразборчиво), начальника УР данного ОВД. Молодой мужчина у них проходил как неизвестный. Со слов Чугунова, первичную проверку по данному факту проводил участковый инспектор Сотников, который 09 октября 2009 г. (со слов опять же Чугунова), направил материалы первичной проверки по данному факту в Следственный комитет Никулинской межрайонной прокуратуры г. Москвы за исх. № 1197 от 09.10.2009 г.
03.11.2009 г., дважды побывав в Никулинской межрайонной прокуратуре г. Москвы и один раз в ОВД «Тропарево-Никулино», я выяснила, что данный материал в указанную Прокуратуру или Следственный комитет до настоящего времени не поступал, в связи с чем Прокуратурой или СК материал не рассматривался, уголовное дело по факту гибели неизвестного (которым являлся мой сын) не возбуждалось, расследование не проводилось. Из Прокуратуры я ушла в 17 час. 30 мин., написав заявление на имя Прокурора по указанным фактам, и. о. начальника Следственного комитета – Андрей Николаевич Нестеров меня заверил, что как только Прокурор позвонит в ОВД, материал первичной проверки сразу найдется. В этот день, 03.11.2009 г., сотрудник Прокуратуры зав. канцелярией Невзянова Н.В. (513 каб.) дважды искала данный материал по регистрационным книгам Прокуратуры и Следственного Комитета (материал проверки по факту 29.09.2009 г. – труп молодого человека, упавшего с высоты), по регистрационным книгам данный материал не нашла, в Прокуратуру или СК он не поступал. Она сказала мне, что меня в ОВД мягко говоря «водят за нос», никакого материала в Прокуратуру и СК не приносили. Невзянова прониклась к нам с мужем сочувствием и сказала, что после моего первого визита в Прокуратуру, они стали искать фототаблицу с места происшествия, такой факт действительно имел место. Фототаблица обычно прикладывается к материалам первичной проверки, когда они поступают в Прокуратуру, но поскольку материал так и не поступил, фототаблица и лежит отдельно. Кроме того, она добавила, что посмотрела график дежурств на 29.09.2009г. и поинтересовалась у дежурного следователя Прокуратуры (который дежурил 29.09.2009 г.), выезжал ли он на труп. Дежурный следователь на труп не выезжал, ОВД дежурного следователя Прокуратуры не приглашал.
Потеряно драгоценное время, сколько можно было бы сделать за это время, по горячим следам! На тот момент прошло 35 дней, как обнаружили тело моего сына у д. 25! А результат – материал, который отработал ОВД «Тропарево-Никулино», куда-то бесследно исчез! Получалось, что материалы проверки, которая проводилась ОВД «Тропарево-Никулино» аж до 09.10.2009 г., на конец дня 03.11.2009 г. в Прокуратуре или СК отсутствуют! Я пришла в Прокуратуру заявить, что неизвестный - мой сын, это конкретная личность, по которой есть много информации: контакты, возможные места пребывания, которые надо срочно отрабатывать, а получается - информация никому не нужна. Никто работать не хочет: в Прокуратуре или СК материала нет, а из ОВД его 09.10.2009 г. в СК отправили.
11 августа 2009 г. около 19 часов мой сын – Соболев Андрей вышел из дома, чтобы купить сигареты и домой не вернулся, в связи с чем 19.08.2009 г. я обратилась в ОВД «Тропарево-Никулино» с заявлением по поводу розыска сына. У меня приняли заявление – КУС 8768 и якобы начали заниматься его поисками. Я предоставила фотографию Андрея, описала одежду Андрея и его приметы, в том числе особые: выступающий зуб слева, расположенный над верхним рядом зубов, на десне (зуб очень хорошо виден при улыбке); и родинка по линии позвоночника чуть выше поясницы. Однако сотрудники милиции сына не нашли.
Нашли мы нашего сына сами, через Бюро регистрации несчастных случаев г. Москвы, все по тем же приметам и описанию одежды, которые я давала 19.08.2009 г., подавая заявление в ОВД; очень много схожего было с неизвестным молодым человеком от 29.09.2009 г. (не совпадал только рост и возраст: неизвестный -176 см; возраст - 30 лет; мой сын – минимум 194 см; 21 год), а когда муж увидел фотографии с места происшествия, он уже не сомневался, не узнать сына было невозможно, наше счастье, что лицо сына не пострадало, иначе мы бы никогда даже тело его не нашли!!!!!!!!!! Причина смерти - падение с высоты; труп обнаружен по адресу: Мичуринский пр-кт «Олимпийская деревня», д.25 (территория ОВД «Тропарево-Никулино»), смерть наступила за три часа до обнаружения трупа. Аналогичное описание одежды и примет я давала в ОВД сотруднику Красноперову Анатолию Вениаминовичу, когда подавала заявление по розыску сына, 19.08.2009 г. На неизвестном молодом человеке, которого не опознали сотрудники ОВД, была куртка-ветровка, которую я описала Красноперову и совпадали приметы; не совпадали только рост и возраст, хотя как позже узнала я, эти данные были сфальсифицированы. Другого вывода здесь просто не может быть, сотрудники ОВД были в сговоре с экспертом, который проводил экспертизу по неизвестному (все подробно распишу в объяснении).
Мы сами инициировали поездку на опознание; 02 ноября 2009 года мы с мужем съездили в трупохранилище, где опознали сына. Не узнать его невозможно, лицо его как на фотографии, что я предоставила Красноперову А.В. для розыска сына. И рост его ничуть не уменьшился, перед нами лежал человек двухметрового роста; мальчик, юноша, но никак не мужчина 30 лет!
Я на сто процентов уверена, что сотрудники ОВД «Тропарево-Никулино» пусть не сразу, не 29.09.2009 г., но все же установили личность неизвестного и хотели скрыть, что именно Соболев Андрей – мой сын, 29.09.2009 г. был найден у дома 25 по Мичуринскому пр-кту, т.к. если признавать, что это Андрей, надо будет объяснять, как могло получиться так, что 42 дня (с момента подачи мною заявления) он находился рядом с ними, на их территории, а может быть даже в 5 мин. ходьбы от ОВД (если он погиб у д. 25, Мичуринский пр-кт «Олимпийская деревня»), а они не могли его найти, пока не случился криминал. Получалось, что они его просто не искали, ориентировки участковым инспекторам не давали, жилой сектор не отрабатывали, не отрабатывали места, которые я просила проверить, т.к. располагала информацией, где сын бывал ранее. Они ничего не делали по его розыску. И сотрудники ОВД пошли еще дальше, они решили его не опознавать, личность его скрыть, описание трупа изменить, материал первичной проверки в Прокуратуру не передавать! Ведь по фактам получается именно так.
Заявление по розыску сына принимал у меня сотрудник ОВД Красноперов Алексей Вениаминович, на протяжении всех поисков сына мы с ним и поддерживали контакт. Занимался розыском он, если это можно назвать розыском. Он же отбирал у меня первичное объяснение по факту исчезновения сына. Объяснение написал так, как нужно было ему. В объяснении никаких контактов Андрея, которые мне известны. Никаких номеров телефонов, кроме мобильного, который был у сына при себе на момент ухода его из дома, 11.08.2009 г. Красноперов не записал места его возможного нахождения, которые я просила его проверить, как можно скорее. По сути, пустое объяснение, там точти ничего не было записано из того, что сказала я. Информацию по контактам записывал на отдельной бумажке, для себя (позже, в объяснении, я распишу все подробно). Сейчас я понимаю, это делалось специально, чтобы можно было себя защитить, если с Андреем что-то произойдет, можно будет сказать, а что: с кем общается, мать не знает, где искать не понятно. Но в то время мы так волновались за судьбу сына, голова у меня ничего не соображала, я очень просила помочь, заняться поисками сына срочно и надеялась, что Красноперов будет этим заниматься.
К заявлению я приложила бумагу из ПНД №1, где лечащий врач Андрея просил принять меры к немедленному задержанию сына, т.к. он состоит на учете в ПНД №1, не явился к врачу и исчез. Чтобы поисками сына занялись быстрее и отнеслись серьезно, врач в этой бумаге написал, что просит срочно задержать Андрея, т.к. существует угроза его жизни. Заявление от моего имени и текст моего опроса Красноперов распечатывал у себя на компьютере; когда я прочитала его, то попросила, чтобы Красноперов отметил в письменной форме, что к заявлению я прилагаю данную бумагу, т.к. считаю ее очень важной. Однако он сказал, что в этом нет никакой необходимости, он приобщит ее к материалам дела; перепечатывать заявление не стал, а я была так убита горем, что не догадалась дописать это от руки. Я спросила Красноперова, почему в опросе не отражены все те моменты, о которых говорила я: места возможного пребывания, контакты, он сказал, я же все для себя записал, не волнуйтесь, всю информацию отработаю. Я подписала все бумаги, которые составил Красноперов.
Не знаю, был ли документ из ПНД № 1 вообще приобщен к материалам дела, в связи с чем прошу проверить наличие данного документа в материалах, имеющихся в ОВД «Тропарево-Никулино». Когда мы пришли 19.08.2009 г. в ОВД, мы просили дежурного принять эту бумагу на задержание, т.к. врач просил нас сдать ее в дежурную часть. Но оперативный дежурный ОВД отказался ее принять, сказал, раз вы хотите параллельно подать заявление о розыске сына, то ждите Красноперова, он у нас данными вопросами занимается, ему и отдадите бумагу из ПНД №1. Фамилию данного оперативного дежурного я не записала, но позже, после нашей беседы с Красноперовым, этот дежурный выдавал мне корешок талона-уведомления № 0129617 от 19.08.2009, КУС № 8768 (фамилия в талоне указана, но неразборчиво).
Сын заболел у нас во взрослом возрасте, после очередного сотрясения головного мозга, его избили, на тот момент ему было почти 20 лет. Это был такой удар для нас, такая боль. Я с 01.02.2008 года уволилась из органов внутренних дел, оформила пенсию, 10 месяцев не работала, выхаживала сына. Я почти два года боролась за его здоровье, а сотрудники ОВД ничего не делали 42 дня по розыску моего сына (с момента подачи мною заявления 19.08.2009 г.), и 35 дней после обнаружения трупа материал даже не был передан в Никулинскую межрайонную прокуратуру г. Москвы или СК. Результат работы ОВД по факту даже с минусом за 77 дней – материал пропал!!!!!???????????? Я никогда в это не поверю, вся эта ситуация создавалась целенаправленно. Они опознали моего сына и ждали, когда его захоронят как неопознанного, и концы в воду. Андрей в розыске, никто, если его захоронят как неопознанного, его никогда не найдет. Личность неизвестного не уставлена, кто был обнаружен у дома 25, никогда не станет известно. Все шито, крыто. Зачем какие-то проблемы. Поэтому и материал в Прокуратуру не несли, чтобы никто, кроме ОВД не копался. А на нас сотрудникам ОВД было наплевать! Скоро же День Милиции, зачем себе показатели портить, проблемы создавать. Нет человека - нет проблем.
Прошу объяснить мне как матери, как бывшему сотруднику органов внутренних дел, офицеру, как такое может быть, как работают наши доблестные правоохранительные органы? Ведь чтобы усидеть на своих стульях и не иметь неприятностей, офицеры известного им человека за неустановленную личность выдают (в объяснении я приведу факты, которые подтверждают это); вместе с экспертом Чернолиховой И.А. изменяют описание неизвестного: 30 лет, рост - 176 см и т.д. На какую судьбу они мать обрекли: до гробовой доски не знать, где сын и что с ним? Сколько слез уже пролито, сколько бессонных ночей, и полная неизвестность впереди. Про своё здоровье я вообще не говорю, вынести такие удары судьбы!
До чего мы докатились, кто в наших рядах работает! Надо брать их всех сразу, вязать и в кутузку, хотя бы поначалу Красноперова и эксперта, а затем и всех остальных, кто причастен к данному делу. Почему не выезжал на труп дежурный следователь Прокуратуры, а приглашался следователь только из УВД ЗАО? Решение, что, принималось на уровне ОВД или совместно с УВД ЗАО? Беспредел, работают отморозки, если занимаются такими делами.
4.11.2009 г. я сама проводила поквартирный обход в доме 25, чтобы хоть что-то узнать о смерти сына. Сейчас я точно знаю, что тело сына подбросили на это место, к дому 25. Люди, которые сделали это, уже преступники, а кто тогда сотрудники ОВД, которые сделали еще хуже: не стали опознавать личность, совместно с экспертом изменили описание трупа и утаивали материал первичной проверки, чтобы СК и Прокуратура не работали по данному факту.
Одни привезли тело и подбросили (сейчас я даже предполагаю, где мог погибнуть мой сын), а сотрудники ОВД скрывали личность известного им человека, выдавая за неизвестного и прятали материал, и в результате 35 дней ничего по горячим следам не делалось. Ведь по фактам получается, что они установили, что неизвестная личность – это Андрей. Они не нашли его живым, и даже после смерти сына не захотели мне сообщить о его гибели. Ведь кругом один криминал, и это не просто слова, я располагаю определенными фактами.
Мы никогда бы не нашли своего сына, если бы не было фотографии с места происшествия, т.к. даже описание трупа изменено и не соответствует действительности. Одни подбрасывают трупы, а другие (сотрудники ОВД) – скрывают, изменяют описание трупа и чем последние лучше, чем первые. Может, сотрудники милиции докопались до истины, смогли установить, откуда привезли труп моего сына, получили денег и поэтому скрывали материал, пусть по данному факту поработает ОСБ, проверит. Ведь нарушения уж больно серьезные.
03.11.2009 г., узнав, что материала первичной проверки нет ни Прокуратуре, ни в СК, я поехала в МВД, на Житную и из проходной звонила по данному факту в Департамент собственной безопасности МВД, я сказала, что хочу подъехать, написать заявление, пусть проверят информацию, в свете борьбы с коррупцией в рядах МВД РФ. Меня спросили, где произошло, в Москве? Езжайте в город – на Баррикадную. Я поехала туда, со мной побеседовали, узнав, что данный факт имел место в ЗАО г. Москвы, мне посоветовали поехать в их структуру в ЗАО – на Бережковскую наб., д. 14. Там Вам точно помогут, сказал сотрудник, который со мной беседовал. Я вышла, подумала, может прямо в ОВД «Тропарево-Никулино» пойти, заявление Халилову написать, ведь именно там все произошло. Напишу им еще одно заявление, они его в стол спрячут и будут ручки потирать, дальше ничего не делать и больше в данные структуры обращаться не стала. Вот как мы с коррупцией боремся, даже проверять никто ничего не хочет!!!!!!!
Беседуя с экспертом Чернолиховой И.А. 05.11.2009 г., я установила, что на экспертизу выносились только те вопросы, которые ставились перед ней сотрудниками ОВД. Время смерти она не определяла и не устанавливала; имелись ли у Андрея синяки, ссадины, телесные повреждения, полученные до смерти – не устанавливала. Зато проводилось исследование, нет ли в организме следов употребления наркотиков, алкоголя, снотворного, лекарств. Результат – не обнаружено. Почему сотрудники милиции не вынесли на экспертизу такой серьезный вопрос как время, когда наступила смерть. Почему не устанавливалось, был ли он избит до наступления смерти, а уже потом было падение с высоты и смерть? Это никого не интересовало, т.к. никто не собирался этим делом заниматься дальше?! Ведь именно в период проведения первичной проверки данные вопросы на экспертизу не выносились. Почему?
06.11.2009 г. я звонила по телефону «02» дважды, рассказала о том безобразии, которое на сегодняшний день имеется по данному факту, и сообщила, что в настоящее время опасаюсь за жизнь и здоровье своё и своих близких – мужа и старшего сына, и что если с нами что-то случится, то винить прошу сотрудников ОВД «Тропарево-Никулино». Не знаю, прошла ли данная информация и занимается ли ей кто-либо.
06.11.2009 г. я подала заявление по всем изложенным фактам в Генеральную Прокуратуру РФ (№ 69-15), где просила также сообщить мне, целесообразно ли захоронение сына, ведь налицо криминал, нужна повторная экспертиза, даже возраст и рост, описанные у сына, не соответствуют действительности. После этого я ездила в Следственный комитет РФ, где хотели с учетом обстоятельств возбудить уголовное дело, однако, дозвонившись в Никулинскую межрайонную прокуратуру г. Москвы, дежурный следователь СК установил, что наконец-то материалы первичной проверки поступили в СК Никулинской Прокуратуры. Когда поступили, 05.11.2009 г.? И где они пролежали до этого времени, в почте?! Это беспредел! Прошу сообщить, кто виноват, что материал первичной проверки так поздно поступил в Прокуратуру или СК и какие меры приняты в отношении виновных лиц, т.к. по их вине расследование по данному факту Прокуратурой и СК не проводилось, и работа началась только сейчас, спустя минимум 35 дней!!!!!!!!!!!
Прошу провести расследование по всем нарушениям, указанным выше, виновных лиц привлечь к ответственности и сообщить мне о принятых мерах.
Надеюсь, что в отношении всех лиц, которые сокрыли такое серьезное преступление, в соответствии с законодательством будут приняты соответствующие меры и виновные понесут наказание. Если нашего сына уже не вернуть, может другой человек останется жив, если в ОВД, на их месте будут работать честные, достойные офицерских погон люди.
Кроме того, прошу помочь мне решить вопрос о повторной экспертизе тела моего сына, где поставить следующие вопросы:
1. Возраст сына.
2. Рост сына.
3. Точное время смерти моего сына.
4. Имелись ли у Андрея какие-либо телесные повреждения: следы ударов, побоев, синяки, которые были нанесены ему до смерти, т.е. был ли он сначала избит, а уже затем наступила смерть, в результате падения с высоты. Может перед смертью его избили или изнасиловали, а потом сбросили с высоты. Почему эти вопросы не выносились на экспертизу. При опознании тела сына, его лицо все было в синяках, а эксперт описывает только один синяк на правом глазу.
5. В момент смерти, когда падал мой сын с высоты, его голова ушла назад? Если да, то это лишний раз подтверждает тот факт, что тело сына к д. 25 было подброшено. Т.к. теперь мне это достоверно известно (есть улики и есть свидетели.
Кроме того, прошу помочь мне решить вопрос о повторной экспертизе в другом морге, и другим экспертом, т.к. результатам экспертизы в данном морге не доверяю, в этом морге уже поработали так, что я сына в жизни не нашла бы, если бы не фотография с места происшествия. Моего сына уже не вернуть и ради установления истины по данному делу и наказания виновных, мы готовы подождать и пока отложили захоронении сына.