Эйнджел Муньез: «Апогей был достигнут в 2004»

 Недавнее перерождение CPL породило множество вопросов у комьюнити и, что еще более важно, напомнило о былых славных днях организации. Какое будущее уготовлено бренду первопроходцу, до сих пор не ясно, но кто же лучше сможет разобраться в этом, основываясь на предыдущих успехах и противоречиях, чем его бывший владелец Эйнджел Муньез?
Сам он прокомментировал возможность дать интервью Hltv.org следующим образом:
«Я согласился сделать это последнее интервью, как финальную главу моей истории в CPL, и надеюсь, что смогу прояснить некоторые моменты».

Введение

Представься, пожалуйста. Дело в том, что это интервью делается для телевидения, и аудитория по ту сторону голубого экрана не имеет даже малейшего представления о том, кто ты такой.

Во многом это будет зависеть от темы нашего интервью, но, резонно предположив, что мы будем говорить о видео играх, я просто скажу: «Привет, меня зовут Эйнджел Муньез, создатель и бывший президент Кибератлетической Профессиональной Лиги (Cyberathlete Professional League), также известной как CPL». 

Эйнджел получает лидерскую награду в прошлом году 

Надо отметить, что даже для тех, кто хорошо знаком с тобой и твоей деятельностью в сфере киберспорта, последние два года твоей жизни были покрыты завесой тайны. Чем и где ты занимался?

После подписания итогового соглашения по продаже активов CPL в августе 2008 года я решил провести некоторое время, полностью сосредоточившись на семье и близких друзьях, одновременно стараясь восстановиться от сильного истощения. Также я начал потихоньку изучать беспрецедентное изменение социального взаимодействия людей, проходящее в глобальном масштабе.

Мой анализ ситуации базировался на предчувствии (которое сейчас уже переросло в уверенность), что в ближайшем будущем наибольшие возможности получит тот, кто сможет правильно расшифровать текущие тенденции взаимодействия людей в интернете. Оглядываясь назад, могу сказать, что немного потрясен тем, что процесс восстановления сил занял у меня почти два года. Ах, да, я по-прежнему живу в Далласе, штат Техас. 

 Основатель и бывший президент CPL, Эйнджел Муньез 

Как получилось, что по завершении всей этой истории с CPL тебя не затянуло в запуск какого-нибудь нового проекта в такой индустрии, как командно-выстроенный бизнес?

Я мужественно сопротивлялся искушению сразу же принять участие в чем-нибудь новом. Думаю, дело в том, что после 11 лет управления CPL в моем баке попросту почти не осталось горючего. Честно говоря, я был слишком измотан, чтобы попробовать что-нибудь новое и мне просто требовалось вкусить простых радостей жизни.

Эйнджел vs. Демон

CPL, твой «киберспортивный ребенок», определенно имела для тебя большое личностное значение и при этом стала одной из тех вещей, которая во многом сформировала историю индустрии в целом. Учитывая все, что за это время с ней произошло, можешь ли ты охарактеризовать ее как провал или как достижение?

Если бы мне задали этот вопрос несколько лет назад, я бы, наверное, призадумался над ответом, но сейчас могу определенно сказать, что CPL стала огромным достижением на всех уровнях. Достижением, которое диктовало тренды своего времени. Сидя на диване, легко пренебрежительно отзываться о вещах, которые в полной мере можно ощутить, лишь пережив лично. Работа над запуском целого нового вида спорта была одновременно возбуждающей и выматывающей, но, как мне кажется, в результате оказала воздействие на киберспорт и даже игровую видео индустрию в целом.

Тебя и твоих коллег определенно можно считать антрепренерами-первопроходцами этой индустрии. Полное повторение вашего проекта сегодня очевидно не было бы столь ценно, как ваш путь первого появления на рынке. Поделись, откуда возникла сама концепция?

Той самой искоркой, с которой началось все наше рисковое предприятие, стала настойчивая мысль в моей голове о том, что соревнующихся игроков можно назвать «кибератлетами». В то время я читал роман Вильяма Гибсона (William Gibson) «Neuromancer», в котором автор описывал мировую компьютерную сеть, связывающую всех людей и источники информации, интерфейс которой был представлен виртуальным ландшафтом. Этот ландшафт назывался «киберпространством». Для меня было очевидным, что игроки соревнуются в похожем виртуальном ландшафте, используя высоко прокаченные специализированные умения, аналогично тому, как это демонстрируют профессиональные атлеты.

Так возник термин «кибератлет», комбинация слов «киберпространство» и «атлет». Мне оно казалось очень подходящим и выразительным. Вскоре я связался со Стиви Кейз (Stevie Case), известной девушкой геймером, которая наделала много шума, победив Джона Ромеро (John Romero) в Quake, и попросил ее о помощи. Стиви Кейз переехала в Даллас и с энтузиазмом помогала мне, подбирая нужных людей для  запуска CPL. Весь первоначальный штат CPL был очень ориентирован на соревновательные турниры. Большинство из них были ведущими организаторами первых двух Quakecon'ов, которые прошли в 1996-1997 годах. Ну а потом было все остальное.

Несколько дней назад я был приятно удивлен, найдя слово «кибератлет» в словаре Вебстера (Webster’s Quotations, Facts and Phrases (page 156)). Ему было дано следующее определение: «термин, впервые введенный Эйнджелом Муньезом 26-го июня 1997, описывающий участника соревнований по компьютерным играм». 

Турнир серии CPL 7 лет назад 

В таком аспекте многие даже считают тебя отцом «киберспорта». Согласен с таким мнением?

Думаю, что такое мнение могло бы быть правильным по отношению к «отцу профессиональных компьютерных игровых соревнований». Сам по себе киберспорт включает в себя более широкий набор из соревнований, платформ, дисциплин, тренировок, о которых мы даже отдаленно не подозревали, когда стартовали свои первые CPL.

Многие люди считают эту часть более достойной критики, но если это было правдой, должен сказать, что лично я по-настоящему восхищаюсь таким почти невозможным на сегодняшний день достижением как ежегодная шестизначная зарплата  в киберспорте.

Ты меня немного запутал своим вопросом, но постараюсь ответить максимально ясно. Я не получал зарплаты, находясь на посту президента CPL. Свою зарплату я получал на основной работе, будучи генеральным директором NewWorld, фирмы, занимающейся управлением и инвестированием, которым остаюсь и по сей день. И, чтобы не создалось впечатления, что я пытаюсь что-то утаить от читателей, хочу расставить все по своим местам. В то время CPL была первичной статьей дохода фирмы NewWorld. Вот почему так и получалось, что в бытность управления CPL моя основная зарплата была шестизначной.

CPL сформировала или разрушила киберспорт?

Можешь ли ты выделить основные линии и моменты жизненного цикла CPL? Как возникла сама идея и как она материализовалась?

Хотя историей возникновения самой концепции CPL я уже поделился, надо сказать, что изначально CPL не задумывалась как лига. На самом деле, первично, наша организация носила название «CyberAthlete». Всеобще известное лого CPL было нарисовано Рексом Мендозой (Rex Mendoza) на скатерти в заведении Macaroni Grillpaper в 1997 году. На самом деле, это просто скрещенные буквы «C» и «A». Изначально даже не планировалось пытаться вписать буквы «P» или «L» в черновик лого. Но вышло так удачно, что несколько месяцев спустя мы официально стали CPL и решили оставить это название.

Возвращаясь к твоему вопросу, могу сказать, что ключевым моментом для нас стало превращение из маленькой геймерской организации в полновластную профессиональную спортивную лигу. Это был очень важный момент для нас, который позволил всей команде сфокусироваться на работе в ясном направлении, при этом оставляя простор для принятия решения по поводу плана наших действий.

В продолжение вопроса: когда CPL достигла апогея своей успешности, а когда все начало идти неправильно?

Я думаю, апогей был в 2004, который стал великим годом для лиги. Некоторые из лучших матчей и событий проходили именно тогда; лига была прибыльным предприятием, и все нас любили. Потом был 2005-й. Год, в который мы запустили Мировой Тур с общими призовыми в 1,000,000 долларов и десятью остановками по всему свету. И именно этот тур привел всю команду CPL к полному истощению, которое дестабилизирующе сказывалось на наших действиях, и я понял, что мы достигли максимума того, что могло быть сделано CPL в профессиональном гейминге. Также, из-за механизмов рыночных ассоциаций и сравнения, Мировой Тур породил огромное количество соревновательных лиг, каждая из которых обещала спонсорам стать много лучше, чем мы.

Нет никакого секрета в том, что я был не в восторге от нашего главного спонсора. В основном из-за их попыток силового контроля лиги. Когда я официально отверг их ультиматум поставить одного из их служащих во главу CPL, они предсказуемо перешли на более зеленые пастбища. Именно в тот момент я и начал терять контроль над CPL. Крайне измотанный, с маленьким перегруженным штатом работников и растущим количеством проблем, я начал подумывать о том, что, возможно, для меня пришло время покинуть индустрию, которую я помогал создавать.

Я даже потерял интерес в защите от шквала ложных обвинений, которые по-тихому провоцировались одним из наших конкурентов. Я все более дистанцировался от геймеров. Появление на моих турнирах стало для меня агонией, и, наконец, я решил продать CPL и позволить кому-то со свежим взглядом продолжить развивать изначальную концепцию. 

Психоделический Эйнджел 

Как ты считаешь, что именно позволило CPL выделиться в прошлом?

Возможно, это спорное утверждение, но наши турниры были одними из лучших среди проходивших в киберспорте. В CPL работали талантливые люди, которые могли реализовать установку: всегда проводить турниры под эгидой CPL по высшему разряду. Но, после того как мы выстрелили в 2005, это стало почти невозможно.

Считаешь ли ты справедливым, что тебе фактически в одиночку пришлось принять на себя удар со стороны медиа за «провал CPL»? Ведь под конец ты был не единственным человеком, контролирующим ситуацию, ну, или, по крайней мере, пытающимся ее контролировать.

Это часть моей работы: лидеры получают доверие, и, если они хороши, они также берут на себя и вину. Единственно, что, я не думаю, что было справедливо, что, анализируя всю эту ситуацию, люди скатились до стандартов комиксов: Добро против Зла = геймеры против Зла = ЦПЛ или я.

Если бы все было так просто…

Я не пытаюсь полностью оправдать себя, знаю, что совершал ошибки. Но, полная поляризация моей фигуры и ее роли в ЦПЛ, увековеченная заинтересованным меньшинством, в лучшем случае абсурдна. С другой стороны, тот факт, что некоторые люди тратят столько времени, пытаясь определиться со мной, уже спустя два года после моего ухода со сцены, как минимум достаточно занимателен.

Не хочу фокусироваться на негативе, но не могу избежать темы противоречий и столкновений за кулисами CPL. Призовые это, очевидно, большая часть данного вопроса, и, хотя ты уже отвечал в своем блоге, для меня ситуация остается непонятной. Если коротко, кому заплатили, а кому не заплатили за турнирные достижения?

Блога у меня нет, но периодически я отвечаю на общие вопросы на Formspring. Вопрос о призовых CPL в очередной раз всплыл достаточно недавно, и я дал полный ответ. Ваши читатели могут ознакомиться с ним тут: мой ответ.

Пожалуйста, учтите при чтении, что я допускаю возможность ошибок, которые случаются с любыми людьми, но главная идея заключается в том, что то, что CPL (или в конечном итоге я) преднамеренно не выплатила призовые деньги, это абсолютная неправда.

Оглядываясь назад, не кажется ли тебе, что те взрывающие мозг призовые фонды попросту были слишком хороши, чтобы оказаться правдой? 

Нет, это совсем не правда. Проблемы были гораздо более сложными и разносторонними. Некоторые оказались абсолютно неожиданными, как например, то что процесс приведения на профессиональный уровень рынка онлайн энтузиастов, состоящих в основном из анонимных тинэйджеров, оказался гораздо более трудным, чем кто либо в CPL мог предположить.

Было ли ошибкой с твоей стороны оставить выплату большого количества призовых денег на совесть спонсоров? Может быть, был другой, лучший способ? 

Нет, этот формат был лучшим для нас, и он работал, пока некоторые спонсоры не перестали выполнять свои обязательства. Я вообще не уверен, какой формат выплат оптимален для киберспорта.  

Эйнджел и Майк Вардвел (Mike Wardwell) 10 лет назад  

Не думаешь ли ты, что вы прыгнули выше головы, в том смысле, что попытались развить индустрию быстрее тех темпов, при которых она могла оставаться устойчивой?

Может быть, но я совершенно точно ничего бы не сделал по-другому. Этому спорту требовался мощный стартовый прыжок, и рост, на самом деле, мог быть устойчивым. Крупнейшим фактором, который действительно повлиял на CPL финансово, стал надвигающийся мировой экономический кризис, который я, кстати, прогнозировал друзьям за несколько лет до того, как о нем стали говорить в медиа.

Мировой кризис это губительное событие для любого бизнеса, и хотя по началу он не казался таким катастрофическим, активность многих спонсоров в сферах маркетинга и брендинга в нашей нише рынка вскоре было серьезно снижена. Ситуация с уменьшающейся спонсорской поддержкой при растущем количестве соревнующихся, команд и лиг, оставшихся самими по себе, казалась мне верным рецептом катастрофы. Когда покупатели CPL впервые вышли на меня, я поделился с ними своими опасениями о последствиях мирового кризиса для индустрии. Они объяснили мне, что планируют подождать два года перед запуском CPL, чтобы дать мировым рынкам шанс восстановиться. Думаю, это было очень мудрое решение. 

Как бы то ни было, какие-то ошибки были сделаны. Если ты мог, что бы ты изменил в своих действиях? 

Если человек проживет такую же долгую жизнь как я, то думаю он захочет изменить множество вещей, имея такую возможность – при чем не только в профессиональном плане, но и в личностном. Конечно, прикольно фантазировать об идеальном мире, в котором никто никогда не ошибается, но человечество обречено на несовершенство. Я считаю, что попытка вспомнить прошлые события, которые я бы хотел изменить, бессмысленна и носит пораженческий характер. Честно скажу, никогда таким мысленными упражнениями не занимался и принимаю свое прошлое со всеми его недостатками.

Давай перейдем к более недавним событиям. Уверен, ты знаком с недавними заявлениями Тони (Tonya), опубликованными в серии блогов. Как ты можешь это прокомментировать?

Поначалу ее заявления казались мне подлыми и более походили на нападки на партнеров, но все же они были достаточно откровенными. Похоже, что некоторые из ее заявлений основывались на событиях, неизвестных мне, которые могли происходить за кулисами во время обсуждений продажи CPL. Но в любом случае, ее мнения были публично озвучены, когда переговоры уже велись в Сингапуре, поэтому они в действительности не применимы к событиям того периода времени.

Одной из тех вещей, которые она упоминала, была история с инвестиционной компанией из Абу-Даби. Какова была в ней твоя роль?

Я знаю только то, что мне сказали: инвесторы хотят остаться анонимными и что приобретающая компания базируется на Сейшелах, налоговом рае. Ничто не вызывало у меня беспокойств или затруднений, так как я и раньше был вовлечен в международные сделки и знаю, что может существовать много разных корпоративных уровней, а также, что это нормальная практика, когда некоторые международные инвесторы предпочитают оставаться неизвестными. В любом случае, вне зависимости от публичных заявлений 3-х лиц, после того как процесс покупки был взят под контроль WoLong Ventures, передача была быстро осуществлена при полной прозрачности, максимально эффективно и профессионально.


Тоня Уелч (Tonya Welch) (крайняя слева из деувшек), Скотт Валенсия (Scott Valencia) и Эйнджел (справа) в более счастливые годы (2004) 
 

Транзакция 2010 года 

Учитывая, что бренды CPL и CAL были проданы лишь недавно, я могу предположить, что все это время они были под твоим управлением?

И да, и нет. Бренды были зарегистрированы на покупателей и отданы в их эксклюзивное пользование, но сами торговые марки не были переданы и оставались на депонировании адвокатской конторы Storm LLC в Далласе до тех пор, пока транзакция не была завершена 23 Августа 2010 года.

Почему ты заключил сделку именно с Рьяном (Ryan) и WoLong?

Я никогда не разговаривал с Рьяном Шумахером (Ryan Schumacher). Переговоры я вел исключительно с Советом Директоров (через корпоративного посредника) и Председателем Совета мистером Франком Йонгом (Mr. Frank Yong), которого знал и уважал многие годы. Также с WoLong мы обсуждали возможности будущего взаимодействия и сотрудничества в сферах лежащих вне киберспорта.

Эта сделка была обусловлена исключительно финансовой составляющей? Некоторые говорят, что вы так и не нашли общий язык с Рьяном за все это время; как же получилось, что в результате вы подписали договор?

Не помню, чтобы мне не нравился Рьян, но вполне допускаю такую возможность. Недавно мы общались по телефону, он был очень доброжелателен и, казалось, имел серьезные планы по продвижению CPL в новом направлении. Я сказал ему, что он может звонить мне в любое время, если у него возникнут вопросы. Но, пожалуй, это было единственное, что мы когда-либо обсуждали.

Приведу цитату из твоего недавнего пресс-релиза: «Ни у NewWorld, ни у его акционеров не осталось интересов или управления в какой-либо собственности». Чем же будет NewWorld заниматься теперь? Будете инвестировать в другие проекты в сфере киберспорта или искать себя в других областях?

NewWorld более не связан с киберспортом и теперь перешел к своей базовой деятельности: создание контента. Область, оказавшаяся проблематичной для многих, но имеющая некий потенциал в лицензировании и кросс-платформенном развитии. Лично я на пороге запуска нового проекта. И хотя не могу раскрывать какие-либо детали сейчас, буду рад поделиться с вашими читателями новым лого нашего бренда, которое, кстати, публикуется впервые. 

  

Кто еще входит в NewWorld и в какие еще проекты компания в данный момент активно инвестирует?

Сейчас мы работаем над растущей сетью подкастов:

Avault Podcast
Stevie FTW
Evil Ed Podcast
Game with Heart Podcast
Walking Dead Podcast
GTFO.tv 

И также несколько месяцев назад мы представили Джо Гарагьола младшего (Joe Garagiola, Jr) на посту Председателя Совета Директоров. Также Джо является старшим вице-президентом бейсбольных операций в MLB (Major League Baseball).

Заключение

В том виде, в котором он существует сегодня, киберспорт находится в стадии стагнации. Считаешь ли ты, что это все? Достиг ли он максимума своего потенциала?

С моей стороны было бы нечестно комментировать текущий потенциал киберспорта, но даже беглого взгляда хватает, чтобы понять, что он фактически стоит на месте. Кто-то припарковал машину и выбросил ключи? Это вызывает некоторое беспокойство, так как пионеры вроде меня, принимали на себя стрелы индейцев. Пора бы поселенцам начать обживать земли.

Думаю, бессмысленно спрашивать тебя, вернешься ли ты когда-нибудь в киберспорт, не так ли?

Интересно то, что я получаю предложения от разных организаций возглавить их или помочь им войти в индустрию. Но, все эти милые предложения были мной вежливо отклонены. Если я решу вернуться, я сделаю это со своей компанией, сделаю это так как я захочу и так как буду это видеть.

Скажи или добавь, что хочешь.

Хотел бы только сердечно поблагодарить внутренний круг своей семьи и друзей, которые всегда оставались верными мне и помогли мне пройти двухгодичный период восстановления. Спасибо моим друзьям из Facebook за то, что заставляли меня смеяться и присылали столько подбадривающих сообщений. И последними, но не по значению, хочу поблагодарить всех своих ненавистников, так как они помогали поддерживать легенду живой и мотивировали меня становиться лучше день ото дня.

Фотографии